Мой преданный враг

Размер шрифта: - +

1.5

В следующее мгновение мистер Горан одним движением маленького ножичка аккуратно разрезал повязку, лишая меня последнего, что хоть как-то прикрывало мою наготу. Скорее инстинктивно, нежели осознанно, я тут же прикрылась руками, ощутив, как неприятно стрельнуло в груди. И как-то вдруг резко захотелось упасть в обморок, ведь тогда мне не придется испытывать эти невероятные смущение и стыд! Вот только когда этот обморок был так необходим, приходить он не спешил.

— Раздевать меня зачем надо было?! – нервно прошептала я, чувствуя, как кожа покрывается мурашками. Может быть, от холода, но, скорее всего, от всей этой дико смущающей ситуации.

— Затем, что вся твоя одежда испорчена, — как само собой разумеющееся ответил учитель, — времени обзавестись новой еще не было. Помимо прочего, к ране необходим постоянный открытый доступ, не говоря уже о том, что восстановление организма при помощи магии требует больших затрат энергии. Если бы ты не поступила так опрометчиво, то знала бы, почему лучше магические потоки проводить непосредственно через кожу. Вы бы изучали это на занятиях по курсу целительства…

Учитель взял с прикроватного столика большую банку и щедро зачерпнул вонючей зеленоватой кашицы.

— Хорошо, что Далион полезными снадобьями, отварами и мазями снабдил, — вдруг похвалил мистер Горан, демонстративно стараясь не смотреть в мою сторону, но легче от этого не было. — Даже дал с собой некоторые редкие лекарства и восстанавливающие пастилы из собственных запасов.

А я вдруг поняла, что он просто отвлекает меня! Зубы заговаривает, чтобы немного успокоить. Вот только все равно мне было неуютно и некомфортно лежать в таком виде. Чтобы хоть как-то спастись от чувства полнейшего бессилия, крепко зажмурилась. По-другому выразить неприятие всего происходящего просто не могла. Тело предательски не слушалось, оно казалось мне сейчас невероятно отяжелевшим, даже просто руки держать вот так на груди было сложно.

— Кори, хватит терзаться моральными принципами, — серьезно сказал мистер Горан, — поверь, за свою жизнь я повидал многое, так что убирай руки и займемся твоим ранением.

Я открыла глаза и с неохотой отвела руки, пытаясь уверить себя, что передо мной просто целитель…

— Умничка, сейчас немного поболит, — неожиданно предупредили меня, — но в сравнении с тем, что ты испытала во время турнира, это сущие пустяки. Знаешь, я когда-то участвовал в войне при эльфийских границах, там повстречал одну эльфийку, храбрую и смелую, чем-то на тебя похожую… — Он легонько провел пальцами по бугристому, еще не до конца зажившему, красному неровному шраму, а мне показалось, будто меня наотмашь ударили соленым кнутом. Из глаз брызнули слезы, а из прокушенной губы –кровь. Пожалуй, так больно мне не было даже на самом турнире!

— Тихо-тихо, — мягко уговаривал меня учитель, — знаю, больно, но надо потерпеть, ты ведь не хочешь, чтобы тебе на память о турнире остался шрам.

— Одним шрамом больше – одним меньше, — сипло прошептала я, с трудом переводя дыхание. – Мне не привыкать.

Мистер Горан ничего на это не ответил, только ласково погладил другой рукой по волосам и принялся накладывать чистые бинты.

— Так что за война? – напомнила я, пытаясь вспомнить из истории, о чем речь, но почему-то в голову ничего не приходило. – И что с эльфийкой стало?

— Об этой войне историки умалчивают, она прошла на самой границе Светлой Империи возле Цветограда несколько лет назад, а эльфийка, о которой идет речь, носила под сердцем ребенка, но не знала этого, принимая участие в боевых действиях. У меня была цель разыскать её… — тут учитель на мгновение вдруг запнулся, стряхнул с лица прядку черных волос и продолжил: — Я тогда был на другой стороне баррикад, так вышло, что мы с ней встретились лицом к лицу с ней, она была ранена и умирала, мне нужно было лишь нанести удар и забрать то, зачем пришел.

— И что вы сделали? – изумленно прошептала я, даже не замечая, как мистер Горан закончил бинтовать грудь.

— Она была гордой и отважной, до последнего не хотела отдавать свою… вещь, — с восхищением проговорил учитель, бережно укрывая меня одеялом. – Лишь когда узнала о своем положении, пошла на сделку – я спас ей жизнь, но в обмен забрал через время то, за чем приходил.

— Что же?

— Самое драгоценное, что может быть, — туманно ответил он, — но такова была моя цель. У каждого из нас есть свое предназначение, от которого никуда не деться, но можно хотя бы попытаться что-то изменить. Впрочем, хватит на сегодня историй, тебе пора отдыхать.

Я хотела возразить, что прекрасно себя чувствую, но неожиданно осознала, что мистер Горан прав. Этот недолгий разговор и перевязка утомили меня, вновь стало клонить ко сну.

И уже укутываясь в теплое одеяло, вдруг заметила, что на руке нет браслета. Внутри моментально все похолодело. Где он?



Мария Кургат

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться