Мой преданный враг

Размер шрифта: - +

***

Проснулась я на следующее утро ни свет ни заря, когда только-только начинало розоветь небо, а в комнате стоял свежий морозец. Наверное, мистер Горан открывал окошко. К слову, его самого рядом не оказалось. Меня же мучил один-единственный вопрос – рассказывать ли ему о своих снах? Хоть темный бог ко мне с того раза больше и не являлся, я слишком хорошо помнила наши ночные встречи. Мне бы радоваться, что это прекратилось, но почему-то наоборот расстраивало. Впрочем, стоило мне потянуться, как боль смыла все мысли. Даже на несильное движение шрам отзывался неприятной тягучей пульсацией. Я лишь тихонько выругалась и решительно скинула с себя одеяло, чтобы встать и хотя бы немного размяться. Даже не сразу обратила внимания на свой внешний вид, неожиданно замечая на правой руке свой браслет.

— Какая же я все-таки дура… — досадливо прошептала, нервно теребя голубую нить.

Вот почему мое проклятие так странно сработало! Сила нитей наложилась одна на другую, отчего вышел столь неожиданный результат. Но меня даже не это удивляло, нет, а сам факт того, что Далион все это время хранил мой браслет. Может, не все из его слов было враньем? В любом случае, я решительно была настроена снять с него проклятие. Вот только, когда с ним снова увижусь, не имела ни малейшего представления, а по-другому, увы, снять его не выйдет, да и откровенно говоря, я не была уверена, что мне вообще это удастся. По крайней мере, подумывала хотя бы убрать второе плетение, а этот браслет он и так отдал мне.

Я медленно села и смело опустила ноги на чистый пол, пытаясь отыскать что-то похожее на обувь. Ничего не было. Впрочем, как и на мне, разве что бинты, туго обматывающие грудь.

Подождав некоторое время, пока в голове уляжется неприятный звон, я упрямо встала босиком, чтобы в следующее мгновение тут же ослабленно осесть обратно. Кажется, подниматься мне еще рано – в глазах так неожиданно потемнело, что на миг показалось, будто потеряю сознание. И все-таки по натуре я очень напориста, да и просто хотелось хоть немного ощутить себя не столь беспомощной. Надоело испытывать это чувство! И умыться было бы неплохо — представляю, что ждет меня в отражении зеркала. Хотя пока мой путь лежал лишь к окну… путь этот привиделся вечностью. Я передвигалась очень медленно, маленькими шажками, останавливаясь через каждую секунду, чтобы перевести дыхание. Все ожидала, что вновь накатит резкий приступ слабости. Когда же дошла до окна, приложилась вспотевшим разгоряченным лбом к холодной слюде. Мне все еще было не очень хорошо, а от окна дуло, отчего стало легче.

— Хорошо-то как!

Солнце только показалось из-за высоких деревьев и низеньких домов. Судя по всему, мы были в какой-то небольшой деревне. Вокруг лежал пушистый белый снег, его было настолько много, что он почти достигал окон. Зиму, как и осень, я никогда не любила, но сейчас не могла не признать, что это время года по-своему прекрасно.

— Кори, ты почему встала? – с упреком прервал мои думы Нэрдок Горан. – Марш в кровать!

Я тут же напряглась и замерла на месте, понимая, что ни за что не обернусь в таком виде! И ведь до одеяла не дотянуться, чтобы закутаться.

— Я сейчас вернусь, а ты, пожалуйста, ляг обратно в постель, — словно ощутив мои метания, неожиданно сказал учитель и действительно вышел. Я же, пользуясь его отсутствием, быстро прошмыгнула (насколько это было возможно в моем состоянии) в постель, натягивая одеяло по самый подбородок.

Вернулся мистер Горан быстро, неся в руках ворох одежды. Просторная шерстяная рубашка, длинная юбка и белье.

— Тебе б еще лежать, но ты ведь все равно не станешь, — он ласково улыбнулся, а я тут же согласно закивала головой, с радостью прижимая к себе одежду.

— Только давай сразу договоримся: почувствуешь себя неважно, хоть малейшее недомогание, слабость или шрам заноет – не храбришься, а честно говоришь.

— Обещаю!

Он уже хотел помочь мне одеться, но я упрямо отказалась. Спорить учитель не стал и великодушно отвернулся, чутко прислушиваясь к моим вздохам, пока я с трудом натягивала на себя одежду. Когда же закончила, обратно упала на подушку, чувствуя себя измотанной, слабость давала о себе знать.

— Все-таки вставать тебе рано…

 

 



Мария Кургат

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться