Мой преданный враг

Размер шрифта: - +

1.9.

От неожиданно вспыхнувшей боли я позорно заскулила. Показалось, будто меня наотмашь ударили прямо по самому шраму, по-моему, даже вчера было менее больно!

— Боги, Кори, что же ты делаешь? – недовольно пробурчал мужчина, разворачиваясь ко мне лицом. – Давай помогу.

— Не надо! — Я тут же попыталась натянуть на себя одеяло, но мистер Горан только скептично фыркнул и отобрал у меня мазь.

— Я не буду смотреть, но ты сама нормально не обработаешь шрам, — заявили мне и даже отвернулись. Вслепую зачерпнули мазь и на удивление точно провели пальцами по розоватой полосе.

До боли закусила нижнюю губу, кажется, даже прокусила, чувствуя солоноватый привкус.

— Кори, повязку на ощупь, при всем своем желании, я не наложу.

— А и не надо! – уверенно заявила в ответ, беря мистера Горана за руку. – Вы поможете, вот просто придерживайте здесь, а обмотаю я себя самостоятельно.

В итоге с горем пополам, но перевязка удалась. Меня несказанно радовало, что управилась я сама, ладно, почти сама. Когда же натянула на себя обратно рубашку, мы вернулись к столу. Есть хотелось дико! Я вообще заметила, что в последние дни меня постоянно мучает голод. Возможно, из-за того, что две недели провалялась в бессознательном состоянии? Все-таки держаться на одной магической подпитке изматывает. Я и так всегда была худой, а теперь и вовсе кожа да кости. Когда же впервые за долгое время заглянула в зеркало, висевшее над лоханью, чуть не помянула всех трех богов вместе с Безымянным! Осунувшееся бледное лицо, на котором даже веснушки теперь выглядели бледнее обычного, а зеленые глаза казались слишком большими. Синие, будто у мертвеца губы, ладно, может и не прямо синие, но с фиолетовым оттенком, как когда долго в воде перекупаешься и начинаешь подмерзать. Медно-рыжие волосы висят спутанной паклей: как ни пыталась я их расчесать, ничего не выходило. Мистер Горан тоже пробовал мне помочь, но в итоге мы пришли к выводу, что проще их вовсе будет обрезать, что и собирались сделать в ближайшее время. Так еще и эта белая прядь справа у виска…

В общем, весь мой внешний вид был устрашающим – в гроб и то краше кладут. Хотя мистер Горан уверял, что я все-таки посимпатичнее трупа буду, но мне кажется, он просто поддержать меня хотел, к слову, не очень уж и удачно.

Первое время завтрак проходил в тишине. Хотя назвать это завтраком было сложно –по сытости он скорее напоминал хороший обед: наваристый бульон, свежеиспеченный хлеб, соленья и рисовая каша. Когда же я узнала, что все приготовил сам учитель, стало стыдно. Особо готовить никогда не умела, а с того времени, как начала обучаться магии, даже позабыла, как правильно ощипывать птицу. В школе и академии были столовые, когда же приезжала домой, мама баловала меня своей едой и моим любимым яблочным пирогом, так что необходимости готовить не было.

— И что, — я зачерпнула большую ложку рисовой каши, — хозяева вот так все бросили? Даже свои соленья?

Кинула взгляд в сторону подпола, где стояли законсервированные бочки.

— Кори, иногда мне кажется, что все занятия по этикету ты просто прогуливала, — с теплой улыбкой неожиданно заметил мистер Горан, напрочь игнорируя все мои вопросы. Он просто взял и протянул ко мне руку, чтобы тут же снять с моего подбородка прилипший рис.

— Спасибо, — насуплено буркнула в ответ, нисколько не смущаясь и не опровергая его слов. Давно заметила, что мистер Горан уделяет слишком большое внимание моему зачастую неподобающему этикету. И это при том, что рядом с ним я всегда старалась быть лучше.

— Не обижайся, – он продолжал весело улыбаться. – Сейчас можно себе позволить не думать об этом, но в будущем… — Мистер Горан улыбаться перестал. – Если ты действительно планируешь подняться высоко, то должна научиться держать лицо в любых ситуациях.

И вот уже непонятно: шутит он или серьезно? Глаза-то улыбаются. Только вот теперь все равно стала внимательно за собой следить.

— У людей была цель скорее отсюда уйти, — все-таки ответил учитель. – Их гонит страх, а он обычно лишает разума. Даже маги стараются не входить в Темный лес, что тогда говорить об обычных людях, которые не имеют способностей и возможности защититься. Тем, кто здесь остался, просто некуда было идти. Лес убивает все живое. Я расширил границы и поставил щит, но и мы тут надолго не задержимся. Как только деревья пустят корни за ограду, надо будет в скором времени покидать дом.

Я выглянула в окно, чтобы рассмотреть ту самую ограду, но за толстым слоем снега ничего не было видно.

— Не бойся, до весны ничего не произойдет, — догадался о моем волнении мистер Горан, — темному лесу нужна сила, зимой он слабее.



Мария Кургат

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться