Мои приключения с психом, или Мне просто слишком повезло

Размер шрифта: - +

Глава 5. Говорят, нельзя обижать женщину.Она ночь поплачет, день подумает, а дальше плакать будете уже вы.

Не знаю чьи слова, в контакте прочитала, но, если вдруг автор этих слов прочтет их в моем изложении вам, то…то думаю он меня поддержит!

Родители мои, между прочим, приехали поздно, тихо –тихо прокрались на кухню, разгрузили бабушкины гостинцы и проверив ребенка  (мЕня), спокойно ушли спать.

Я же всю ночь нормально не спала, все думала и думала, какую пакость придумать для Андрейки. Должно быть и повреднее, но и не очень по-детски, а то, вдруг, я смешно буду выглядеть.

Проворочившись до трех ночи, все-таки кое-как уснула.

По-моему я только закрыла глаза, как в мой сон ворвалось привычное за столько-то времени Бум –бум, железом по батарее.  Рыча, прячу голову под пдушку, мученически переношу очередные несколько бум –бумов и все, тишина.

С мыслью «Пойду убью Андрюшку», откидываю с головы подушку. Вот гад, довел. Я уже стихами заговорила!  Села на кроватке и сижу, а на столе запищал смской сотовый. Кому интересно я понадобилась в шесть часов утра? Открываю, а там послание сверху. Я бы сама его с удовольствием сейчас послала.  Но, читаю: «Катя, так, как твой дневник скорее всего уничтожен и ты больше не считаешь нужным помочь однокласснику проснуться рано утром, я твердо решил оплатить тебе свой долг, за все те дни, в которые я, благодаря твоей дружеской поддержке, ни разу не проспал в школу.»

Это как понимать? Теперь меня каждое утро в шесть часов ударами по батарее будить будут? Тихо, еще послание «Глазки больше не закрывай, вдруг проспишь, как вчера?»

А-а-а-а-а-а-а, ненавижу, ненавижу, ненавижу!

Стыдно признаваться, но зловещего плана я так и не придумала.

Все мои идеи казались простыми и банальными. Начиная с кнопки на стуле и заканчивая расклеенными объявлениями «Сдается комната, не дорого. Звонить в любое время.», а ниже номер его телефона.

Ладно, как только я кулачками протерла глазки, позавтракала и умылась, распахиваю настежь дверцы шкафа и выбираю на сегодня одежду.

 Сегодня мою голову посетили тысячи идей, как избавиться от Суворова, и как отомстить за все мои мучения. Надо только хорошенько подумать и вспомнить, что он любит больше всего и, что терпеть не может.
 
Н-да.

Нелегко выбирать из юбки, юбки, платья, платья, брюк и пары пиджаков.

И все это ШКОЛЬНАЯ ФОРМА.   А в другом, в наше учебное заведение, просто не пустят.

Почесав ладошкой кончик носа, снимаю с вешалки белую блузку, с рукавом в три четверти, откапываю клетчатую плиссировку (в народе шотландка обыкновенная), короткий красный пиджак (помню, когда папа увидел меня в нем первый раз, шепнул маме про лихие девяностые), вытаскиваю новые колготки и иду одеваться.

Юбочку надо бы чуть подвернуть. Вот так, то, что мне нужно. Ух ты, а юбочка-то коротковата получилась!

Чш-ш. Маме мы не скажем?  Все, я готова. Теперь прическа.  Приподнимаю волосы перед зеркалом и начинаю вертеть головой из стороны в сторону.

Затем делаю два хвостика. Не то.  Так, а если высокий хвост? Ладно, я просто спросила.

О, вспомнила! Как-то я у мамы выклянчила утюжек для волос. Помню долго так за ней ходила, обещаний на обещала вагон и пару тележек, что «все мамочка, дочка с утроенным старанием будет помогать тебе в уборке по дому, только купи, купи, купи!», а сейчас эта штука где-то на дне комода валяется.

А про уборку помните? И так почти всегда. Но у меня оправдание, я очень много думаю и это отвлекает.

Расчесываю тщательно волосы, утюг уже нагрет, приступаю.  Ай, жжется.

Ну все, оцениваю результат. Чего-то не хватает. Чего?

Где там папа дарил косметику? Я вообще не любитель этого, но сегодня взгрустнулось и хочется поднять настроение. Подбадривая себя этой мыслью, наношу тушь, немного серых теней на уголки век, вместо блеска или помады использую светло-коричневый карандаш для губ.  Хорошо, что румяна у меня свои.

Подмигиваю себе и дарю воздушный поцелуй.

-Детка, ты сегодня просто красотка.

Под "Pretty woman" в коридоре одергиваю юбку, что бы мама не ругалась, и, гарцующей походкой, иду одеваться. Пальто, шарф и каблуки. Рюкзак на плечо, все, вперед и с песней, Катя.

-Мам? Я ушла.

-Всего хорошего, милая.

Нет, всего мне самого лучшего.

Осторожно открываю и закрываю дверь. Тишина в подъезде. И пока тролля не видно, нажимаю кнопку лифта, двери открываются и я захожу. Нет у меня сегодня желания бежать по лестницам, я должна выглядеть великолепно. А бегая по этажам могу вспотеть, прическу испортить, ногу подвернуть. Нажимаю на кнопку и двери лифта закрываются.

Почти.

В почти не заметную щель протискиваются щупальца чудовища, раздвигают двери и вот, передо мной стоит м-м… да каракатица он черная и больше никто! Не буду я расписывать его внешность, там нет ничего нового. Наберите в Яндексе картинки «Парень в кожаной куртке», там таких много и этот придурок, один из них. Заходит,  значит, и встает у меня за спиной. Двери закрываются и мы едем вниз. Честно пыталась не обзывать себя, но к пятому этажу проиграла сама себе.

-Как прошел вчерашний девичник?

Все, видимо пришло времечко. Разворачиваюсь и, нахмурив брови, строго спрашиваю:

-Суворов, ты зачем мою фотографию испаганил? Если я правильно поняла, то Наташе Смирнов нравится, а теперь она меня ненавидит. Еще и Ленка все видела, да сейчас вся школа в курсе последних событий.

 А он улыбается, ему по фиг, на страданья человеческие. Достает из кармана куртки мятный Орбит и протягивает мне.

-Хочешь?

Хоть бы намек на раскаяние, так ведь нет. Ничего нет. Ни намека. Ни раскаяния.

-Себе оставь. Мне от тебя ничего не нужно.



Аида Остин (Снежинка)

Отредактировано: 12.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться