Мои приключения с психом, или Мне просто слишком повезло

Размер шрифта: - +

Глава 12 ...я крадусь, дикой кошкой притворюсь, ничего я не боюсь…

Всегда завидовала тем, кто умеет играть на гитаре. В самом плохом настроении можно взять и неспешно перебирать струны, размышляя о жизни и ее несправедливости. О том, как иногда мало нужно человеку для счастья, о том, как ,не задумываясь, мы обижаем наших близких или, как слепы и глухи мы бываем по отношению к самому себе. А еще мы прячемся за общественные нормы, руководствуясь дурацкими принципами, которые сами же и придумываем. Не можем разобраться в собственных чувствах по отношению к человеку, который был рядом почти всю твою жизнь, а когда обстоятельства открывают нам наши глаза, становится уже слишком поздно. А самое страшное, когда уже поздно что-то изменить.

Но ,думаю, это не мой случай и ,возможно, если я постараюсь, то смогу повернуть ситуацию в свою сторону, во всяком случае попробую.

Начну с того, что пойду завтра и пройдусь по музыкальным магазинам, выберу установку и озадачу родителей. В конце концов я их единственный ребенок и хочу играть на барабанах. Если это не понравится соседям это их проблемы, до двадцати трех мое время.

А сейчас на часах шесть утра, наверху со вчерашнего вечера не раздалось ни звука. Я ни разу не выходила из комнаты, а родителям сказала, что буду отсыпаться после веселого праздника. Сама же глаз сомкнуть не смогла. Просто лежала на кровати, свернувшись в клубок, и старалась ни о чем не думать. Гнала все мысли прочь, чтобы не плакать. Мама заходила перед сном спросить как дела и пожелать спокойной ночи, поцеловала и как в детстве укрыла одеялом. Жаль, что нельзя как раньше сесть к ней на колени и пожаловаться на плохого соседа, который постоянно обижает и задорит, а еще и обзывается.

Часам к восьми, усталость все же взяла свое, и я уснула, прижимая к себе зайчика подаренного Андреем. Около одиннадцати пришла мама и разбудила.
                                                              

                                                                  ***

-Мам? А с чем можно чай попить?

Холодильник наш под завязку набивался продуктами и пирожными всю последнюю неделю, мама у нас сегодня уезжала с группой студентов на очередные раскопки, а мы с папой, как совершенно не приспособленные к готовке люди, оставались с прикрепленной к холодильнику инструкцией по применению и употреблению предоставленного пищевого товара.

-Кать, ты издеваешься? Там все лежит в шкафах и в холодильнике. – Это мне мама кричит уже из прихожей, а папа тащит ее чемодан.

-Дочь, ты на сладкое только не сильно налегай, мне оставь.

-Хорошо, папочка.

Закрываю дверцу шкафчика и выхожу попрощаться с мамой. Так как на вокзал я не еду, просто не хочу в такую жару выходить из дома, да и родителям поговорить есть о чем по дороге, блуждаю по дому, как зомби. Мама только на две недели уезжает, а сборы и прощание будто улетает за границу  и неизвестно сколько лет не появится.

-Да, Кать. Там на столике в гостиной лежит пакет, - Мама показывает в сторону зала. - его Андрей утром принес, я совсем забыла тебе сказать.

-Какой Андрей? – А у самой по спине мурашки забегали.

-Суворов ,Кать, твой одноклассник. Ну все пока ,дочь, мы побежали.

Мамочка обнимает меня и целует, гладит по голове и, дав команду папе, идет к выходу. А я бегу в зал, хватаю не большой пакетик и вытряхиваю содержимое на стол.

Моя футболка. На вид- поглажена, по запаху- постирана. Подцепляю ее указательным пальцем и поднимаю над столом. Не думаю, что скоро смогу ее одеть. Ох! Кидаю футболку обратно на стол и ухожу. Но, не сделав и пары шагов оборачиваюсь. Почти не слышный глухой звук удара привлек мое внимание, оборачиваюсь и вижу, что на нашем пестром ковре, лежит маленький плеер, тот самый, который я вернула Андрею, после выписки из больницы.

Тяну руку, чтобы поднять и скорее прослушать запись. Держу палец на кнопке и не могу решиться нажать на нее. Доплелась я до дивана и села в уголок, поджала коленки к груди, вздохнула и включила запись.

В начале стояла тишина, за ней я услышала рваное дыхание, будто перед прыжком с большой высоты, и тихий голос Андрея.

« Привет, Котенок. Знаю, ты запретила мне называть тебя так, но не обижайся, пожалуйста. Прости, что тебе пришлось столько от меня натерпеться и я превращал твою жизнь в кошмар. Я понимаю, такое нельзя просто забыть, но обещаю, больше никогда тебя не обижу, не потревожу и даже не заговорю первым. А ты обещай, если вдруг захочешь со мной увидеться или поговорить, то просто сообщишь об этом. Напишешь, наберешь мой номер или просто кивнешь, проходя мимо. А я буду ждать, мне очень важно твое прощение. Кать, ты мне очень дорога, правда. Вчерашний день должен был быть совсем не таким, я хотел подняться с тобой на воздушном шаре, но все сорвалось, уговорил сходить в парк, но и этого у нас не получилось. Жаль, что все так вышло. Жаль, что я не смог загладить свою вину перед тобой. И, если вчера я еще мог на что-то надеяться, то сейчас знаю, все зря. Ты никогда не ответишь на мои чувства, а у меня больше не получается притворяться равнодушным. Прости.»

ЧТО. ЭТО. ЗНАЧИТ?!
 
Я в панике ношусь от дивана к двери и обратно. Что я должна делать, как поступить? Что, черт возьми, он хотел добиться своими извинениями и признаниями?



Аида Остин (Снежинка)

Отредактировано: 12.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться