Мой Роман или Отвали моя черешня

Размер шрифта: - +

Глава 5

Глава 5
Утро четверга не принесло ничего нового.

Посетителей было немного, и я порадовалась, что хоть какие-то дела смогу завершить в тишине. И правда, целый день было затишье. И даже Генка, ни своими звонками, ни подарками, меня ни разу не побеспокоил, что очень радовало. Не радовало только одно: я слишком хорошо знала, что если целый день затишье, то вечером жди бурю.
Так и вышло.

После спокойного рабочего дня, выйдя на улицу и не обнаружив в радиусе одного километра никаких тайных воздыхателей, (Генки тоже), я села на метро и отправилась домой.

Скинув в прихожей туфли и бросив на тумбочку газету, забранную по дороге из почтового ящика, я протопала в зал и упала в кресло, с наслаждением вытянув ноги. Да, все-таки я растёрла ногу этими новыми туфлями. Придётся завтра опять идти в старых, ещё и пластырь клеить.
Просто чудесно.

Я поднялась и взяла из шкафа аптечку, чтобы достать пластырь и тут раздался звонок в дверь.

«Кого ещё принесло?» – с досадой подумала я.

Мы с соседями, ненавидя дверные звонки, всегда стучались друг к другу. А звонок был предупреждением, что явился кто-то чужой. Я пошла открывать вечернему визитеру.

На пороге стоял мой бывший муж, Женька.

- Привет! – произнес он.

Я с немым вопросом уставилась на него, пытаясь понять, зачем он пришел. Вроде всё выгреб, что ему надо было.

- Можно войти? - спросил Женька. Я отодвинулась от дверей, пропуская его в прихожую, и опять стала в коридоре, загораживая проход в комнату. Стало интересно, чего ему надо.

- Ты знаешь – начал свою песню Женька. – Вот проезжал мимо и решил заехать, узнать, как ты тут. Я же переживаю за тебя.

«Моя ж ты прелесть,- подумала я. – Два года не знал, чего бы еще забрать, не вспоминал обо мне, а тут переживать начал. Не иначе чего-то надо».

- У тебя ж ни телевизора, ни холодильника нет. Как ты тут живешь? Наверное, к соседке ходишь? – Я кивнула головой и поняла, что о моих покупках, ни Маринка, ни свекровь ему не говорили. – Я вот решил - продолжал он – сделать тебе подарок и купить телевизор. Только на слишком большой не рассчитывай. Да он тебе большой-то и не нужен.

«Ага – подумала я - ты мне еще черно–белый предложи».

- Может, чаем напоишь? – спросил Женька.

- Ладно, пошли на кухню.

Женька двинулся за мной на кухню. И застыл в дверях, потому что увидел холодильник, подаренный детьми, потом оттолкнув меня, метнулся в зал и наткнулся на телевизор. Лицо его от возмущения стало багровым.

- Я тут перед тобой распинаюсь. А у тебя уже все есть. Что, небось любовники надарили?

- Ну почему, «любовники»? А вообще-то каждый судит в меру своей распущенности – ответила я.

- Надо было и квартиру у тебя отсудить - со злостью рявкнул он.

- Ага! И машину твою тоже разделить не мешало бы – подхватила я. – Женя, убирайся. Развод я тебе дам и за это не возьму с тебя ни копеечки.

Женька вытаращился на меня. Все. Время тихонь прошло. Пока он искал свое счастье, я отрастила себе зубы и когти.

- Если бы ты чаще проведывал дочь и беседовал со своей матерью, то ты бы знал это. Да, Не думала я, что ты такой мелочный. Женя, Женя, что с тобой стало? Бедная та женщина, которая согласится связать свою жизнь с тобой.

- Да я себе шестнадцатилетнюю найду. Только свистну.

- Хоть десятилетнюю. Хоть с ясельной группы возьми. Мне всё равно. По уму ровесники будете. Вместе свистеть будете.

Женька быстро заводился, но и быстро отходил. Это было его плюсом.

- Ладно, Алька, проехали. Так, что ты, правда, без всякого, дашь мне развод? – с недоверием спросил он.

Я кивнула головой.

- И не будешь со мной скандалить и судиться?

- А зачем? Жень, мы два года не живём вместе. И два года чувствуем себя нормально. Зачем же я буду мешать тебе, устраивать личную жизнь. Кому от этого будет лучше? Так, что не надейся, скандалить и судиться я не буду. Я желаю тебе счастья.

- Все вы так говорите, а когда приходит момент, так и стараетесь оттяпать кусок по жирнее.

- Ну, в нашем с тобой случае, это ты выволок из дома всё ценное, начиная с машины.

- У тебя осталась…

- …микроволновка и утюг – закончила я за него. – Квартиру можешь не трогать. Она досталась мне по наследству. Так что, Женя, не дергайся, на машину я не претендую. Давай уже вести себя как взрослые люди. У нас с тобой общая дочь и, между прочим, подрастают внуки. Уж им-то ни к чему знать, про наши разногласия.

- Ладно, Алька, каюсь – произнёс оторопевший Женька, подходя к двери – Я вел себя по-свински, но может быть, нам удастся сохранить дружеские отношения?

- Жизнь покажет. Главное, чтобы ты не был моим врагом. Маринка не поймет.

Закрыв за Женькой двери, я прошла на кухню и стала возле окна. Женька вышел из подъезда, и садясь в машину, как раньше, помахал мне рукой. Я махнула ему вслед. Машина тронулась, он уехал. И вдруг пустота и одиночество навалились на меня. Я поняла, что в этом мире я одна. Что рядом со мной нет человека, который мог бы меня поддержать, поговорить, который был бы моей опорой и защитой. К которому, я могла-бы просто прижаться, поделиться своими проблемами и положить голову на плечо. Я стояла у окна и глотала слезы. Да, у меня есть дочь – но у дочери своя семья. Мой бывший муж нашел себе любимую и, кажется, нашел свое счастье. Черешнев – вообще непонятный тип, его кандидатура не обсуждается. Мой шеф – закрытая тема. И кстати, я за целый день не выбрала времени позвонить ему и извинится. И Генка, с обещанным сюрпризом, сегодня что-то не отметился.

А ну их, этих мужиков.

Я отправилась в душ, а потом, не включая телевизора, прямиком в спальню.

Улеглась, накрыв голову подушкой и заснула.



Рина Волошина

Отредактировано: 18.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться