Мой Роман или Отвали моя черешня

Размер шрифта: - +

Глава 11

  • Глава 11
    Часам к пяти мы выбрались на пляж.

    клуб был в полном составе. Мы, составив лежаки, шутили, смеялись, купались, загорали, пили холодное пиво с креветками. У нас на пляже сложилась своя команда, свой дружный коллектив, и одиночки смотрели в нашу сторону, кто с завистью, а кто и с восхищением. Кто предложил, не помню, но все сошлись на том, что нам, всем составом, в ближайшее время, нужно заказать экскурсию с дегустацией крымских вин. Чтобы было потом, дома, что выпить и что вспомнить.

    Моя приятельница, легонько толкнула меня локтём.

    - Смотри, опять глаз с тебя не спускает – сказала она.

    Я поспешила оглянуться. Но мужчина отвернулся, встал и направился к морю.

    - Куда это он? – удивилась Петровна.

    - Топиться от безнадежной любви. Или от разочарования – попыталась сострить я.

    – Петровна, человеку надо куда-то смотреть, вот и получается, что он смотрит в нашу сторону, потому что у нас весело. Нам все завидуют. Так что никакая внезапная любовь мне не грозит. Ладно, пошли купаться, что ли.

    Александрович и Андреевич поднялись и пошли следом, решив составить мне компанию. Я пыталась рассмотреть незнакомца, пока шла к морю, но не смогла, а потом вообще потеряла его из виду, и тогда бросив эту глупую затею, я зашла в воду и поплыла.


    Вечером, пока отдыхающие пенсионеры усердно дрыгали ногами на танцплощадке, пытаясь перещеголять молодёжь, мы с Танюшей облюбовали себе местечко в тихом кафе, возле моря. Негромкая музыка, ненавязчивая, неторопливая беседа, вкусное мороженое и бокал хорошего вина – вечер был просто замечательным. Ближе к полуночи мы, хорошо отдохнув, вернулись в санаторий. Перед сном я выставила будильник на телефоне, чтобы не пропустить утренний загар и обратила внимание на пропущенные звонки.

    Прекрасно.

    Ни кому я сегодня не была нужна, и никто мне не пытался дозвониться. Даже Генка. Вот, обошлось и без свечки. И я заснула.


    Утром, встав пораньше, я натянула купальник, сверху халатик и помчалась к морю, по дороге, захватив Петровну. Было раннее утро. Солнце только поднималось из-за моря, окрашивая его в яркие краски. Семейная пара из Петербурга уже была на месте и заняла лежаки на всю команду. Мы с Петровной, побросав вещи, побежали купаться. Ранним утром море было тёплым, и выходить из воды не хотелось. Но поскольку день у нас сегодня был расписан по секундам, долго плавать не стали, и выбравшись на берег, улеглись, подставив свои тела утреннему ласковому солнышку.

    В общем, получалось так, пока добропорядочные граждане высыпались, завтракали, лечились и неторопливо шли на пляж за очередной порцией ультрафиолета и ожогов, мы, любители, уже успевали накупаться, позагорать и получить неиссякаемый заряд бодрости под полезными лучами солнца.

    Предупредив, своих сотоварищей, что появимся только к вечеру, мы пошли собираться. Петровна прошла вперёд. А я, увидев Танюшу, задержалась возле неё.

    Таня шла в мой корпус, заниматься расселением, поскольку возле него уже стоял микроавтобус и толпились вновь прибывшие отдыхающие с чемоданами и сумками неимоверной толщины. У Тани в руках был список с фамилиями прибывших. Заглянув в него, я к своей радости, ни одной знакомой фамилии не увидала, и пошла собираться.

    Я одела сарафанчик, который так шел мне, и от которого я так усердно отказывалась, когда Маришка привезла его и купленную вчера шляпу, делавшую меня неузнаваемой. Кошелёк, цифровик и телефон в сумочку. Собственно говоря, зачем телефон? А, пусть болтается, что бы кошельку с фотоаппаратом не скучно было.

    Так, всё, пора выходить, а то скоро подъедет наш транспорт. Я выходила из корпуса, когда подъехал автобус, привезший новую группу курортников.

    Задержавшись немного у входа, я подождала Петровну, и мы направились к воротам, проходя мимо автобуса. Двери распахнулись и вновь прибывшие стали выходить из него, вынося чемоданы и сумки. Мы с Петровной попытались аккуратно обойти их и вдруг я замерла.

    По ступенькам, таща огромный чемодан, спускался Черешня, а следом за ним выползла его до безобразности растолстевшая, напоминающая рыжего поросёнка, Нилочка. Черешня, со своим «счастьем», не узнав меня, прошел мимо и направился к корпусу. Я дотронулась до руки Петровны и показала ей глазами эту пару.

    Вскоре подъехал наш автобус. Мы сели и отправились, подбирая по дороге отдыхающих других санаториев и пансионатов, желающих посетить Севастополь.

    Честное слово, я еле сдерживалась – меня разбирал безудержный смех. Вскоре я уже не могла терпеть и просто глупо хихикала. Петровна, улыбаясь, смотрела на меня. А тут ещё и наш экскурсовод, замечательна, грамотная, весёлая женщина, глядя на меня, рассказала какую-то байку, от которой пассажиры автобуса покатились с хохоту. Водитель, остановив автобус, смеялся вместе с нами. После десяти минут безудержного смеха, мы наконец-то успокоились и смогли отправиться дальше. Когда мы проехали мимо Фороса, и экскурсовод показала нам гору Кошку и рассказала про неё, то подошла ко мне.

    - У вас, наверное, какая-то неприятность? – спросила она тихо, не глядя на меня. - Я всегда тоже так смеюсь, когда мне больно. А еще, самое верное средство - вспомнить все плохое, все недостатки другого. И порадоваться за себя - какая ты хорошая. Помогает - зашибись.

    Я поблагодарила эту мудрую и проницательную женщину за добрый совет.

    Ольга Петровна наклонившись ко мне спросила:

    - Так, что это за «странная» пара, которую ты мне показала. Мужичок ничего – симпатичный и фигурка хорошая. Но с ним рядом поросёнок в рыжем парике.
    Я опять чуть было не зашлась смехом, но сдержалась. Набрала полные лёгкие воздуха, задержала дыхание. Потом всё выдохнула и произнесла:

    - А это, моя дорогая Петровна, и есть Черешня, о котором я вам рассказывала. А рядом с ним его дорогая, незабвенная супружница, которая в молодости была писаной красавицей и из-за которой, он собственно меня и бросил. Только теперь сравнив себя с ней, я думаю, что это пошло мне на пользу. А то бы и я была такой ширины.

    - Погоди, ты же говорила, что он собирался с тобой ехать? Тебя звал? О чем он вообще думал? Он что, без мозгов?

    - Кто знает, что у него есть, а чего нет? Видите, как хорошо рассчитывать только на себя. Вот если бы я понадеялась на него, то и осталась бы без моря.

    - Ну и что делать будешь дальше?

    - Не знаю. Но, Нилочка – баба скандальная. Для неё поругаться, как воды напиться. Она, наверное, и питается скандалами, видели, как распёрло.

    - Ладно, Аленька, постараемся с ними не сталкиваться. А если начнёт выступать, то нас много. Не дадим испортить себе отпуск.

    - Да его теперь никто и не боится. Черешня теперь под присмотром. А у меня с его «охранником» и в молодости не было желания конкурировать. Пусть отдыхают – места много, пляж большой.


    Нет, всё-таки мы не зря поехали на экскурсию. Мы осмотрели панораму, были в аквариуме, гуляли по набережной. Петровна заставила меня пройтись по «адмиральской лестнице» и сфотографировала, говоря:

    - Ну, девушка, теперь ты будешь адмиралом.

    А потом была поездка в Херсонес Таврический. Боже мой! Какое чувство! Как же там всё завораживало! С нескрываемым восторгом я слушала экскурсовода, глядя на храм, где крестился князь Владимир. С замиранием сердца ступала по мозаичным плитам, положенным очень давно и касалась стен храма, ставшего историей. И знание того, что я сама Владимировна, добавляло какой-то гордости. Мы бродили по древнему городу, и я удивлялась своей глупости – почему, я не была здесь раньше? Почему я никуда не ездила, ничего не видела, а проводила свои отпуска, как клуша, дома? Женька ездил отдыхать неоднократно, Маришку возили к морю или мои родители, или свекровь, только я всегда оставалась дома. У меня вечно находились дела важнее, чем отдых. «Теперь все – решила я. – Отпуск – святое». Мы с Петровной не успевали щелкать цифровиками. А после наш экскурсовод подошла ко мне, и поинтересовалась, какой сувенир я хочу увезти отсюда. Я пожала плечами.

    - Я бы посоветовала вам купить небольшую амфору. Но обязательно с крышечкой. Когда у вас будут неприятности, вроде сегодняшней, вы возьмите амфору, выскажите ей свои беды и обиды, закройте крышечку и поставьте на солнышко. И солнышко растворит вашу беду. Меня в своё время тоже так научили.

    - Спасибо вам большое. Теперь я думаю, на сколько ведер вместимостью амфору покупать. На ведро, на два?

    - Милая моя, поверьте, у человека не может быть такого количества неприятностей – улыбнулась женщина. - Надо верить в лучшее. Ведь после грозы всегда появляется солнце, а после тёмной ночи, яркий день.


    Мы вернулись под самый конец ужина, уставшие и довольные поездкой. Решили ограничиться чайком и лечь спать пораньше, чтобы завтра с первыми лучами солнца уже быть на пляже. Я не стала долго крутиться, приняв душ, залезла под простыню и крепко заснула. Мне показалось, что кто-то тихонько постучал в мою дверь, но я так устала, что мне не хотелось даже шевелиться, поэтому я притворилась глухой, немой и вообще, меня ни для кого не было дома.



Рина Волошина

Отредактировано: 18.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться