Мои серые будни.

Глава 1.

 Тишина. Безмятежный покой. Вокруг сплошной туман, укрывающий тебя с головой. Ты бежишь, разрушая и круша в осколки эту тишь. Под твоими ногами громко шелестят листья. Они грязные, испачканные и гнилые. Казалось, что уже давно должен был пойти снег. А его всё нет и нет. В этом мрачном лесу ты видишь вокруг лишь голые стволы тёмных деревьев. Их ветви, словно большие лапы, возвышаются над головой, постепенно утопая в прозрачном и бледном тумане. Так и хочется накрыть их белоснежной пеленой маленьких крупинок, обнять нитями инея, защитив от холода и влаги.

 Остановившись, ты заметила куклу, валяющуюся на земле. Один из глаз отсутствовал, другой же следил за тобой цепким взглядом. Белое порванное платье оказалось запачкано грязью, а по лицу шла глубокая трещина. Её было жалко, словно брошенного ребёнка. Не живые глаза бездумно смотрели на тебя. Ты, через силу вздыхая, разворачиваешься назад.

 Тебя до сих пор не покидает чувство погони. Словно в панике, при каждом постороннем звуке ты дрожишь. Мурашки волнами проходятся по позвоночнику, оставляя чувство страха за собой. Кто-то будто за тобой следит.

 И вот, ты бросаешься со всех ног в бег. Тонкие ветки, словно скрюченные когти, царапают твои щёки, кровь стекает каплями на подбородок. Волосы вьются следом, то и дело путаясь в объятиях туманна. Руки, будто их кожа прозрачна, бледны. Ладони дрожат от холода. Вены проступили. По их колебанию можно рассмотреть, какой высокий пульс. В один момент ты спотыкаешься. Чуть было не упав, ты опираешься правой рукой в грязную лужу. Всплеск, и вся одежда мокра. Капли грязи стекают на землю. Рука немеет, и ты её прижимаешь к сердцу, усердно согревая своим дыханием.

 Медленно ступая, ты выходишь из этого тёмного леса. И туман тебя охватывает с ещё большею силой. Тёмные ветви позади крючатся в странные формы. И твой преследующий продолжает шествовать за собой, подкрадываясь. Он подходит ближе к жертве и…

 

 По страницам тетради разлилась прозрачная жидкость. Под ней буквы, выведенные аккуратным почерком, начали разливаться потоками тёмных синих чернил. Я застыла, не понимая, как реагировать на воду.

- Прости, Альбин…

 Это оказался одноклассник. Я не помню его имени. Да и зачем? Вряд ли я как-то повлияю на его жизнь…

 В руке он держал одноразовый стаканчик с водой внутри. Парень неуклюже ёрзал на стуле, а жидкость колыхалась, то и дело выплёскиваясь за пределы пластмассовых краёв. Ещё несколько капелек упали на мою тетрадь, оставив после себя пятна. Вздохнув, я спокойно ответила:

- Всё хорошо.

 Одноклассник отвернулся секунду после. Ещё раз посмотрев в свою тетрадь, я поняла, что уже и забыла, что хотела записать после «и…». Захлопнула тетрадку. Она была очень толстой. Все прошлые страницы хранили в себе и не такие истории, как пролитая на них вода. Я убрала тетрадь в сумку и оглянулась. Неподалёку большая компания одноклассников громко разговаривала. Их галдёж, казалось, слышался в собственной голове отражающимися голосами, больше похожими на эхо. Но я к ним не присоединюсь. Лучше буду никем. Такой же пустой, как и доска, помытая дежурными. Ведь… чем крепче сближаешься с людьми, тем сильнее подвержен страданиям после расставания с ними. И, рано или поздно, ваши пути всё равно разойдутся. И неизвестно как: из-за ссоры или из-за какого-то третьего. Я уткнулась головой вниз, разглядывая поверхность парты. Тонкие прожилки древесины, сверху обработанной. Даже её не пощадили руки подростков. Я увидела на ней всякие оскорбительные надписи ручкой, которые были продавлены внутрь.

 В один момент я почувствовала толчок в бок. Повернувшись, увидела рядом Вику. Светлые локоны спали мне на плечо. Я вздрогнула, почувствовав тепло тела девочки. Было не очень приятно чувствовать себя спинкой стула для Вики. Зависть перемешалась с злостью. Да… я хотела быть такой же как она. Иначе почему так отчётливо помнила её имя, фамилию, даже дату дня рождения! Она – элита класса, как говорится. У неё фигура песочных часов, золотые волосы и глубокие коричневые глаза, в которых всегда блестели лукавые блики. Мне до неё далеко.

 И вообще, со мной за партой сидит Кира. Но девушку я увидела напротив Вики. Она то и дело наклонялась к подруге. Словно раб, поклоняющийся королеве, что-то шепча на ухо. При всей своей зависти к Вике, я бы не хотела быть её подругой. Словно марионетка, которую используют лишь в своих целях. Вика попросту пользуется Кирой. Никто этого так и не заметил за все прошедшие годы школьной жизни. Ну а самой побыть на месте Вики? Нет. Я не люблю много внимания от общества, потому как привыкла чувствовать себя одинокой рыбкой в тесном аквариуме, которая никак не влияет на происходящее вокруг. Просто хочется немножко уважения. Получить какую-то роль в этом мире. Почувствовать себя живой…

 

 Коридор казался бесконечным. Переехать в этот город мне пришлось для обучения. Уже как четвёртый месяц я живу в этом старом, ничем не примечательном общежитие рядом со школой. Найдя свою дверь, вставила ключ в скважину и медленно провела вокруг, надеясь, что соседки ещё нет в помещении.

 Войдя в комнату, первым делом как обычно все свои вещи скинула на пол. Когда сняла куртку, я почувствовала немного свободы. Словно воспарившая птица, мне не нужно было тащить на себе толстый, наполненный старыми дряхлыми учебниками портфель, на котором болтался брелок с персонажем из популярной видеоигры про зомби. Да и мешок с обувью, перепачканный в дорожной грязи и лужах. В комнате никого не было. Я могла делать всё, что угодно!

 Расстегнув рубашку, я повесила её на вешалку в шкафу. Встав перед зеркалом, увидела худую фигуру. Кости рёбер выступали через кожу. Ярко выраженные ключицы. От груди к шее и плечам тянулись голубые вены. Они, словно ветви дерева, хотели дотянуться до солнечных лучей. Но, наверно, у меня это древо давным-давно должно было засохнуть. Я не рассказываю родителям о том, что возможна болезнь анорексии со мной. Не хочу их пугать. Нужно закончить учёбу до Нового года. А там, может, и приеду к семье.



Викеша

Отредактировано: 11.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться