Мой темный-претемный властелин

Размер шрифта: - +

Глава 22. Не надейся на Хаос

Анделар Рансовье

Раньше, чем открыл глаза, осознал — девчонка предала меня. Невероятно, но ей каким-то образом удалось меня усыпить, да так ловко, что даже Темный Огонь не справился, и потребовалось время, чтобы вырваться из цепких объятий наведенного сна. Тут-то меня и поджидала вторая проблема — я оказался прикован за растянутые в стороны руки и ноги. Неприятное ощущение. Точно угодил снова в когтистые лапы Мард — развратной сестренки Лавиреля. Под спиной твердый камень, отчего-то совсем мертвый, потерявший связь с местом своего рождения и оттого магически-отрицательный.

Тело все еще наполняла вялость, а Темный Огонь совсем не отзывался. Странно. Там наверху я едва его сдержал, злясь на предательницу Ренни. А теперь, когда он так нужен, ничего.

— Я знаю, что ты не спишь, — раздался насмешливый голос Танелии.

Натянутой струной ситары в нем звенело торжество. Притворяться спящим больше не было смысла, и я открыл глаза. Напряг мышцы, проверяя цепи на прочность.

— Можешь не стараться, все равно ничего не получиться.

— Действительно прочные, но не для меня, — ответил ей спокойно.

Железо жалобно звякнуло, когда взялся за него всерьез. Королева забеспокоилась и подскочила ближе, ткнув мне в запястье металлическим колышком. Надавила и рявкнула требовательно:

— Атре, молот!

— Не нравится мне все это, — заворчал было мужчина, хмуря брови. — Его люди перебьют там всех наших, пока мы здесь занимаемся непонятно чем…

— Пусть хоть все сдохнут! Заткнись и делай, что велено! — рявкнула Танелия, выхватив из его руки артефакт.

Между прочим, хаоситский и очень древний. Било и рукоять были сделаны из красноватого, словно покрытого ржавчиной металла, и испещрены мелкой вязью символов. Это все, что я успел рассмотреть, пока она размахнулась и обрушила его на колышек. Руку пронзило болью, в глазах резко помутнело, и я стиснул зубы, чтобы не заорать.

Прошипел усмехаясь:

— Подкаблучник ты, Тан!

Скосив глаза, увидел, что на колышке точно такие же символы, как и на молоте. Они стремительно напитывались моей кровью, которая вопреки всем законам природы текла по его основанию вверх. Мгновенно навалилась слабость, и новый рывок вышел не в пример вялым.

— Никуда не уходи, — с торжествующей улыбкой попросила королева и принялась за вторую руку.

Я изрыгнул ругательство, какое непристойно произносить даже мысленно. Зато новая боль окончательно отрезвила и вернула способность соображать, прогнав остатки сонливости. Я узнал Молот Штарна. В незапамятные времена этот артефакт использовался для расправы над мятежными князьями Хаоса, отнимая их силу, а ныне по договору хранился в одном из девяти домов повелителей Хаоса.

Должен был храниться.

— Ты дура, Танелия. Хочешь забрать мой Темный Огонь? Но ведь ты не сможешь с ним справиться.

— Танелия! Добром это точно не кончится, он прав! — вторил мне начальник королевской гвардии.

Ну вот. Соображает ведь.

— Я столько лет ждала этого момента, не порти мне удовольствие, Атре! — отмахнулась королева.

— Ты сама убила своего мужа, но прежде научила его, как сделать так, чтобы я сам приехал сюда! — догадался я, сложив одно с другим.

— Бенердик был жалостливым идиотом. К тому же слишком пекся о собственной репутации, чтобы быть хорошим правителем. Ему не удалось расправиться с тобой, когда ты был всего лишь сопливым мальчишкой с большим самомнением. Он передумал и имел глупость рассказать мне об этом при встрече. Даже собирался отправиться назад и вернуть тебе клятву, уж больно его мучила совесть. Я не могла допустить этого, ведь речь шла о моей дочери. Кто, как не я, о ней позаботиться?

— Так же как ты позаботилась о Миртене?

— Миртен процветает! Мои подданые всем довольны, чего не скажешь о временах, когда правил Бенердик!

— И поэтому ты живешь точно в осаде? Боишься благодарности довольных подданых?

— Скоро мне будет нечего бояться!

Глаза женщины сверкнули алчным огнем. Новый удар, и боль опалила правую ногу, когда колышек, ломая кости, пронзил голень у самой стопы. По виску стекла струйка пота, я всеми силами старался отдышаться и сохранить концентрацию, не потеряв сознание от боли. Осталось выдержать еще один удар. Задышал часто, сглатывая горькую слюну и чувствуя, как по капле утекают силы.

— Заманить меня сюда хитрый план, ничего не скажешь. Ты терпелива как ваш Пресветлый Аэр.

— Чего не сделаешь, ради могущества, — кокетливо ответила Танелия и нанесла последний удар. — Атре, тащи девчонку! А ты пока помолчи немного, — она наклонилась и положила мне на шею скобу, покрытую такими же символами, как молот и колышки.

Меня точно парализовало, теперь я мог только видеть слышать, что происходит вокруг, оставаясь недвижимым и безмолвным. Хитрая сука!



Любовь Черникова

Отредактировано: 30.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться