Мой верный Чёрный Лорд

17.2

 

Амадей

Нас выбросило недалеко от Мрачных топей, и я сразу узнал очертания родного мира, не веря, что вернулся под это вечно тёмное небо. Осматриваться было некогда – пёс истекал кровью, и я только порадовался, что часть силы при мне, иначе не смог бы поставить щит, чтобы защититься от нежити, уже приметившей случайных путников. Окружив нас защитной завесой, положил Счастливчика на сухую землю, стараясь не думать, что могу потерять своего друга.  

─ Я не жилец, ─ по-старчески вздыхал он.

─ Пасть закрой, и чтобы я такого не слышал!

Рита тут же присела рядом, и мне не нужно было читать её мысли, чтобы понять, насколько сильно виноватой она себя считает. Здесь не сработает простое разубеждение, но время терять нельзя, а значит, придётся без утешений.

─ Ягодка, послушай меня, ─ поднял её подбородок, заставляя смотреть на меня, ─ только ты сможешь его спасти. Это только в твоих силах, потому что тьма не может вылечить – я могу лишь подпитать тебя. А ещё есть шанс, что если он не выживет, я тоже могу последовать за ним, ведь грозы так и не было. ─ Знаю, звучит эгоистично, но что я ещё мог сказать? ─ Соберись, малышка! ─ я встряхнул её за плечи, и она, даже не вытирая слёз, спросила:

─ Что делать?

Вот это сила духа…

─ Ты просто всей душой должна этого захотеть, как с нашим Подсолнушком, помнишь?

Девушка кивнула и, на секунду прикрыла веки, а потом простёрла ладони над раной пса. Тот тяжело дышал и, говоря откровенно, выглядел жутко, даже для меня, повидавшего всякое. По наитию, я снял с себя жемчужину и надел Рите на шею – благодаря Антоше амулет немного зарядился тьмой, впрочем, как и я, поэтому она могла, вернее, должна была помочь ягодке.

На глазах происходили чудеса. Я никогда не видел, как работают целители – это был процесс между врачевателем и пациентом, поэтому никто посторонний не имел права при нём присутствовать. А вот теперь я мог воочию лицезреть, как поставивший на себе крест, снова возвращается в мир живых. Вот сперва кровь останавливается, переставая хлестать из раны, вот рваные края постепенно сходятся, пока девушка пребывает в подобии транса и даже не видит, что делает, но ей и не нужно – она знает, что справится, потому что в неё верит сама тьма, и я, как её главный представитель.

Когда рана пса наполнилась светом и, наконец, затянулась, а он сделал вздох облегчения, Марго открыла глаза и радостно улыбнулась сквозь непрекращающийся поток слёз. Счастливчик поднялся на лапы и благодарно положил ей морду на плечо, пока ягодка обнимала его крепко, а потом подарила поцелуй в холодный нос. Я готов был разреветься, как младенец.  

─ Спасибо, Счастливчик. Спасибо, что спас меня и выжил. И тебе спасибо, Дей! ─ мне тоже достался бабулин чмок в щёку и, чтобы не превращать его в страстный поцелуй на глазах только что вернувшегося из Небесных Чертогов друга, мне пришлось напомнить, что мы не на увеселительной прогулке.   

─ А теперь убираемся, пока у меня резко не пропала магия, ─ поторопил я, предчувствуя появление самых опасных жителей этих мест. ─ Здесь опасно.

Рита растерянно оглянулась, словно только сейчас поняла, куда мы попали, а затем из кармана её платья показались глаза-бусины.  

─ Миссия выполнена, ─ отчитался хомяк, вновь ныряя обратно.

Нет, жаль всё-таки, что Бубенца не прихватили – было бы веселее…

Чтобы не потерять Марго, я крепко ухватил её за руку и приказал:

─ От меня ни на шаг, что бы ни случилось. Четвероногих смертников это тоже касается.

─ Понял, ─ отозвался пёс, а Рита вообще, кажется, не собиралась отпускать мою ладонь – так сильно сжала. Ничего, ягодка, мы выберемся, и ты скажешь мне всё, что хочешь сказать…

Спустя пару секунд я понял, что вовремя протянул завесу – со стороны болот раздался душераздирающий вой, возвещая о скором появлении  хозяина этих мест, и Марго лучше не видеть это чудовище, поскольку нечто с кучей кроваво-красных глаз на бесформенном склизком теле вряд ли повлияет на девушку благотворным образом.

Пёс предупреждающе зарычал, почуяв близкую угрозу, и мы прибавили скорости, когда в нас едва не влетел милый плотоядный цветок, передвигающийся исключительно по воздуху.

─ Что это? ─ с ужасом спросила Марго, глядя, как над головами с развесёлым «уху!» пролетают стебли, машущие листьями, как крыльями.

─ Летающие цветы марыша, ─ разъяснил я. ─ Они плюются ядовитыми семенами, а те потом прорастают в теле жертвы, рождая новых цветуёчков. Как ты можешь догадаться, жертва не выживает.

─ Ты не рассказывал о таких ч-чудесных растениях, ─ стараясь скрыть страх, пробормотала ягодка.

─ И теперь ты понимаешь, почему, ─ усмехнулся я, уводя девушку и пса подальше отсюда. ─ Смотрите под ноги.

По дороге пару раз к нам выползали ядовитые лианы, но моя завеса держалась, спасибо Мраку. Я боялся вообразить, о чём сейчас размышляет Маргаритка, но хотелось верить, что она хотя бы не жалеет о знакомстве со мной.

─ Куда мы сейчас? ─ спросила она спустя время молчания.

─ Из этих мест портал не построить. Нужно выбраться хотя бы с болот, ─ объяснил я, прикидывая наше примерное расположение. ─ Знаешь, один раз мы с гарнизоном отмечали крупную победу, и я так напился, что совершенно случайно переместился сюда.

─ Совершенно случайно? ─ ни на грамм не поверила подозрительная ягодка.

─ Ну, ладно, ─ сдался я. ─ Будучи под мухой, я заявил товарищам, что смогу победить самого жуткого в этих местах монстра и вернусь с его головой. А чтобы ты понимала, с ним непросто разделаться, даже будучи трезвым и собранным.

Марго тихо фыркнула в кулак, и мне даже обидно не было. Но я запомнил…

─ И что ты сделал?  



Алёна Нова

Отредактировано: 05.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться