Мой звёздный поцелуй

Часть 1. Эпизод 8

Парень таращился на меня, словно баран на новые ворота, даже рот приоткрыл от шока. Впрочем, подруга тоже не отставала и вовсю кривила странные рожи – то ли недоумение, то ли страх, то ли просто в туалет сильно хотела. Доронин парой резких движений прижал меня к себе вплотную, разместив свою тяжёлую лапищу на талии и явно не намереваясь её оттуда убирать. Горячее дыхание рокера обожгло мне кожу. Целый строй мурашек пробежался вниз по шее, от самого уха до плеча.

-Ты что вытворяешь, малахольная?

Боковым зрением мне всё же удалось уловить оценивающие и откровенно удивлённые взгляды Ленки и её свиты. Они наверняка пытались понять, что между мной и Дорониным за отношения, а давать им лишний повод выдумать байку о том, что я – неуравновешенная пьянчуга, а музыкант вовсе лишился разума, совершенно не хотелось. Поэтому нейроны в мозгу хоть и с огромной неохотой, но всё же придумали, как можно хоть немного реабилитироваться перед публикой. Спектакль всегда являлся беспроигрышным вариантом. Оставалось лишь хорошо сыграть свою роль.

Я буквально вцепилась в Арда: пальцы правой руки с силой сжали его шею, а левая тем временем ухватилась за ворот рубашки, так подчёркивающей худощавую фигуру рокера. Он в ответ на выпад едва заметно качнулся.

Немного отодвинула свою голову и заглянула в глаза Дора. Маленькие чёртики на красных углях танцуют фламенко – в тот момент именно это мне удалось рассмотреть в его чёрных очах.

-Ты что творишь? – сказал парень достаточно громко и отчётливо. Его слова легко можно было различить среди шума из музыки, криков и звона бокалов со второго этажа клуба, где праздновали одновременно девичник и мальчишник.

-Не время для разговоров, - ответила таинственно и постаралась улыбнуться как можно соблазнительнее.

Но всё пошло не по плану. Рокер с перекошенным лицом уставился на меня и отрицательно мотнул головой. Всем своим видом он показывал, что не понял ни слова. Собственно, что ещё ожидать от такого, как этот придурок?

Разозлённо повторила свою реплику. Мне хотелось, чтоб Доронин сделал всего один шаг навстречу и снова поцеловал, как днём. Заткнуть за пояс Ленку и свиту, показать всем вокруг, что я хоть куда и могу закадрить даже птицу высокого полёта и возможно даже капельку насладиться процессом – всё, чего желало сердце. Оно с грохотом трепетало в груди и готово было вырваться на свободу. Если бы только не один высоченный тормоз, так и не сообразивший, что к чему.

То ли музыкант специально не пытался понять по губам, то ли понял, но валял дурака. Впрочем, оба варианта казались патовыми.

Правая бровь Арда была приподнята и смешно выгнута, а левая наоборот – опущена и выпрямлена, тем самым немного сужая глаз и делая физиономию парня до колик комичной. Луч синеватого цвета метался по залу и изредка попадал и на лицо парня – в такое мгновение оно становилось похоже на лицо какого-нибудь слащавого вампира. Тем не менее обстановка и атмосфера напоминали о нашем первом поцелуе в московском небольшом клубе заснеженной зимой. И от этих мыслей в груди разливалось необычное тепло.

Картинка перед глазами начала медленно расплываться и двигаться, и я интуитивно вцепилась тонкими пальцами в шею Доронина, отчего тот поморщился. Наверное, острые коготки пантеры ему не особо понравились.

Сердце бешено колотилось. Это было похоже на самое настоящее безумие, тем не менее я хотела сделать один маленький шажок навстречу и прикоснуться к сжатым губам рокера. Всё внутри трепетало и пело.

«Но ведь это не Амур!» - завопил внутренний голос. Видимо, совесть проснулась.

Да, это был не басист. Более того, они с фронтменом «Демонов» отличались друг от друга, как небо и земля. Один – спокойный, рассудительный, галантный и милый, а второй – вредный, несносный, безбашенный придурок. В детстве мне всегда хотелось связать свою судьбу с приличным мужчиной, который смог бы постоять за себя и защитить меня. И Дор явно не тянет на рыцаря в сверкающих доспехах.

Мозг пищал от отчаяния и беспомощности, ведь тело совершенно перестало слушаться. Я уже не была сама себе хозяйкой.

Время остановилось. Ноги сами приподнялись на цыпочки, губы вытянулись в смешную сморщенную трубочку, а глаза закрылись – примерно так ребятня в школах и садиках первый раз целуется.

Секунда.

Сердце бешено колотилось и отдавало в ушах страшными раскатами грома.

Вторая.

Становилось жутко от мысли, что Ард может в любой момент просто осмеять меня и выставить идиоткой перед однокурсниками.

Третья.

Невесомое прикосновение губ музыканта удалось различить лишь только по лёгкому холодку. Зато кожу рядом с ухом тут же обожгло горячее дыхание – рокер спокойно и непринуждённо изрёк.

-Неужели после двенадцати часов общения ты всё же втрескалась в меня?

Глаза расширились от удивления и непонимания. Мозг ещё пару-тройку секунд переваривал полученную информацию, а уж когда наконец всё встало на свои места… Я непонимающе отпрянула от парня и всмотрелась в это бессовестное лицо. Левый уголок рта приподнят в саркастичной ухмылке, а руки тем временем всё крепче стискивали мою талию. И когда это только конечности нахала оказались там?

Всё происходило, как в замедленной съёмке. Если бы было доказано существование машины времени, то определённо я бы остановилась на мнении, что нас с Дором переместили в завьюженный январь на тот проклятущий концерт, оказавшийся роковым. Как иначе можно объяснить те же ощущения, то же разлитое по телу тепло и необычайное чувство, будто сказка преследует меня на каждом шагу?

И это произошло. Мягкие и отчего-то холодные губы фронтмена «Демонов поднебесья» коснулись моих сначала непринуждённо и легко, а уже потом настойчиво и требовательно. От происходящего моментально перехватило дыхание и закружилась голова. Хотя, возможно, это были последствия алкоголя. Мир вокруг вертелся, а я стремительно падала на пол. Где-то на подкорке в последний миг пронеслось: «Будет неплохо удариться сейчас головой и умереть на месте, иначе потом мы всё равно помрём со стыда».



Marian Felis

Отредактировано: 11.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться