Мокрое счастье

Размер шрифта: - +

Глава 2

 

Глубоко сомневаюсь, что Дима счастлив встретить меня, хоть мы и были чисто символически знакомы. Я имела неосторожность влюбиться в него и буквально преследовала, прячась то за углом, то за спинами других студенток, но несколько раз он ловил меня за этим занятием и даже как-то прижал к стенке, пытаясь объяснить, что ему моё поведение очень и очень не нравилось. Я чувствовала себя жалкой, но ничего поделать с собой не могла. А теперь он наверняка думает, что после того, как спас меня и мою честь, я и вовсе не отстану от него: ведь он для меня — спаситель! Сто процентов жалеет, что угораздило именно его прийти мне на помощь.

Я всегда считала себя обычной девушкой, хотя не раз ловила на себе заинтересованные взгляды. Мама запрещала мне краситься, но даже без её присмотра, в студенческой общаге, я не позволяла себе пользоваться косметикой — так, иногда подкрашивала ресницы, и то не всегда. Да и подругам нравилась моя природная внешность. Не смотря на свою скромность, я однако была довольно активна на студенческом поприще — никто не знал, но таким образом я боролась со сущностью интроверта, но всё равно боялась общения с противоположным полом. Лишь только один Дима был тем молодым человеком, с которым мне хотелось находиться рядом.

Но это было запредельной мечтой — вокруг него постоянно вились девушки. Не мудрено, что он, один из самых популярных парней нашего ВУЗа, разозлился на меня — обычную серую мышку. Мои чувства для него были жалкими и не стоящими внимания.

Я стояла, поджав губы. Мой принц, в которого я влюбилась с первого взгляда, поступив на первый курс, стоял передо мной совсем рядом. Стоило лишь дотянуться рукой и можно дотронуться… Рукой… Я посмотрела на свою, ту, которая ещё мгновение назад была в крепкой ладони Димы. Я несмело подняла глаза и столкнулась с сердитым взглядом пронзительных серых глаз. Дима злился, злился на меня… Ему пришлось вступить в драку из-за меня. Я почувствовала перед ним свою вину и вновь стыдливо опустила глаза — кулаки парня были разбиты в кровь. Нет, он никогда не простит и никогда не посмотрит в мою сторону. От меня ему только проблемы.

— Спасибо, что помог. И… прощай, — сглотнув подступивший к горлу комок, я решила уйти. Уж лучше буду тайно любить его, мучаясь от ревности к этим «вешалкам».

Я тенью выскользнула из-под навеса и направилась в неизвестном направлении. Я так замёрзла, что уже не чувствовала ни рук, ни ног. Неожиданно на плечи легла куртка, хранящая тепло хозяина. Я не успела сообразить, что произошло, как меня обняла крепкая рука и уверенно повела по дороге.

— Пойдём ко мне, Надя. Я живу здесь недалеко, — требовательный и в то же время чарующий его голос казался мне солнышком посреди мглы ненастья.

Я подняла голову вбок: нет, не мираж. Но ведь я — сплошное несчастье. Сегодня со мной произошло много чего плохого. Я не верила, что всегда холодный ко мне Дмитрий вдруг изменился, и потому резко остановилась.

— Прости, но я не могу к тебе идти, — не нужно быть провидицей, чтобы догадаться, зачем парни водят к себе девушек. — Я не такая, как другие девушки. Я и не могу пойти в дом парня. Это не прилично, не правильно, — мне было стыдно за всё на свете. Он опять сочтёт меня круглой дурой, но… Но… Ну и пусть, я начала стягивать с себя куртку парня.

— А прилично схлопотать воспаление лёгких самой, а заодно и меня отправить на больничную койку? — раздражённо ответил Дима, удивляя меня своим аргументом. — Надень, сказал.

— А как же ты? Ты ведь совсем промок и замёрзнешь.

— Я мужчина. Тем более, закалённый, а вот ты точно заболеешь, если мы сейчас же не пойдём. И так совсем околела, — Дима сам надел на меня куртку, застегнув на замок, и в знак его правоты я трижды смачно чихнула. — Вот, видишь. Слушаться меня надо!

А в следующее мгновение Дима схватил меня в охапку и побежал. Я лишь только испугано посмотрела в сторону резкого звука. На месте, где мы только что стояли, раскидистый вяз был скручен ветром, словно мокрое бельё, и начал падать, кренясь в нашу сторону со страшным треском.

— А-а-а!!! — закричала от ужаса я, надрывая связки.

Но видимо Дима и так знал, что медлить нельзя. Краем глаза он глянул назад и резко отскочил в сторону. У-ух! Некогда красивые ветви уродливо распластались на детской площадке, разломив качели.

— Приехали, барышня. Доставка к подъезду, — Дима отпустил меня немного и достал из заднего кармана ключи от дома.

Поднявшись на четвёртый этаж пешком (в такую погоду пользоваться лифтом было рискованно — вдруг остановится), мы зашли в его однокомнатную квартиру.

— Проходи в ванную, погрейся. Сменную одежду я сейчас принесу. Полотенце на стиральной машинке.

Дима не оставил мне выбора, не выпуская мою руку из своей. Я несмело прошла в помещение с бежевым кафелем; от полотенцесушителя исходило приятное тепло. На стиральной машинке лежали аккуратно сложенные пара полотенец, а в ванне набиралась прозрачная вода с лёгкой голубизной.

— Поплаваешь, оденешь это, а я пока чай заварю, — парень протянул сухие вещи.



Мария Клепикова

Отредактировано: 20.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться