Мокрое счастье

Размер шрифта: - +

Глава 3

 

— Я снимаю эту квартиру. Как говорится — относительно дёшево и сердито, — Диму явно забавляла такая моя реакция.

Уж не знаю, какие мысли витали в его голове, но он смутил меня ещё раз, пройдя на балкон слишком рядом, чтобы развесить наши полотенца.

— Кстати, чем займёмся? — томно спросил он прямо в ухо, подкравшись со спины, пока я каждый раз старалась отвернуться от него.

От этого я чуть не поперхнулась почти остывшим чаем. Зато Дима, наоборот, делая вид, что не замечает моего конфуза, похлопал ту по спине и… раздвинул диван.

— Может, в карты поиграем на… интерес? — застелив его простынёй и подняв голову, Дима игриво поинтересовался.

Мне поплохело — всё же зря я согласилась к нему прийти, хоть и не совсем по собственной воле. Нельзя было верить его словам, парням вообще верить нельзя! Я ни жива, ни мертва, прислонилась к стене, затаив дыхание.

— Что ты так смотришь? Больше спать негде, — и это была горькая правда. — Если хочешь, можем вальтом лечь, только учти — подушку я тебе не отдам!

Шутит он. А вот мне не до шуток. Мыслимо ли, спать наедине с парнем в одной комнате, да ещё в одной постели? Я с надеждой глянула в окно. Может лучше всё же вызвать такси? Но Дима видимо, догадавшись о моих размышлениях, поспешил выдать:

— Останься. На улице объявлено штормовое предупреждение. Сама же видела, что за окном творится.

Логически верно, а практически… А ведь я так мечтала побыть с ним наедине, смотреть на него не украдкой, говорить. Я так пыталась заполучить первого красавчика университета, а сейчас стушевалась. Он ведь играет со мной?

— Ты ведь мечтала оказаться со мной наедине? — Дима, словно мысли мои читая, медленно подошёл, крадучись как пантера перед прыжком, однако не приближаясь слишком близко и соблюдая дистанцию. Я некоторое время завороженно смотрела на него, а потом, не задумываясь о последствиях, честно кивнула. — И о чём же ты мечтала?

— Не скажу, — поспешно ответила я, понимая, что только что подписала себе «смертный приговор», медленно отступая назад, и совсем тихо добавила: — Что хотела подарить тебе свой первый поцелуй.

Да что ж я творю?! Язык мой — враг мой. Нет бы, держать его за зубами. Дура! Именно дурой он меня и считает и, между прочим, правильно! Не удивлюсь, если завтра обо мне будут все говорить, и, что самое страшное — смеяться.

— Ты хочешь, чтобы я тебя поцеловал? — Дима услышал меня и подошёл почти вплотную.

— Н-нет. Мне не нужны случайные поцелуи, — слишком жарко сказала я, выставляя руки в защитном жесте. — Целоваться можно только по любви! — я резво отскочила в сторону, чувствуя, как глаза становятся на мокрое место.

— Вот это поворот! — высказался Дима, прекращая ко мне наклоняться.

Если бы он этого не сделал, я не знаю, чтобы со мной было. Я чувствовала себя перед ним, как кролик перед удавом — мне одновременно нравилась эта близость и страшила.

Дима, к счастью, отошёл ещё дальше, уселся в кресло и долго смотрел на меня. Я прямо не знала куда уже себя деть от столь пристального взгляда, чувствовала себя будто бы голой и даже ещё сильнее прикрылась руками, но парень сейчас не смотрел с вожделением, его глаза как бы изучали меня. Он проводил взглядом по моей фигуре, ногам, задерживался на двух мокрых пятнах на моих округлостях, которые я ко всему прочему прикрыла длинными локонами, и нервно покусывала губы, отводя смущённо глаза.

— А без этого никак?

— Нет, — замотала я головой.

— Неужели ни разу не влюблялась? — спросил он, и я повторно отрицательно помотала головой. — Да ладно, неужели никогда не нравился парень? Давай, колись.

О таких вещах я ни с кем не говорила, даже с мамой, а уж от неё у меня секретов не было. Раньше. А тут сказать о таком парню, да ещё который мне нравился! Но под испытывающим взглядом Димы, долго промаявшись, потупила взгляд в пол и призналась:

— Ну, я дружила с мальчиком, но только как с другом, и это было давно.

— Ах, вот как! Это всё объясняет, — небрежно выдохнул Дима, но мне показалось, что ляпнула лишнее и попыталась оправдаться:

— Но это было в детском саду, и я больше не виделась с ним, у меня больше никого не было, правда. Дим, не ревнуй, пожалуйста.

Что я сказала? Зачем? Зачем? Я ведь ему никто, и он мне тоже. Мы даже не друзья. Это только в моих фантазиях Дима был моим парнем.

— Для того, чтобы ревновать, я для начала должен в тебя влюбиться, — у меня губы задрожали от такого холодного и сурового вердикта, но потом его тон смягчился. — Но это не значит, что ты мне совсем не нравишься, — в сердце моём тут же зародился маленький огонёк надежды. — Сейчас я не могу ответить на твои чувства, но может, попробуем сначала подружиться? — нерешительно предложил Дима.

Батюшка родный, да я даже не ожидала от него таких слов! Если бы не этот ливень, что свёл нас сегодня так неожиданно, я, наверное, и не услышала от него ничего подобного.

— П-подружиться?

Дима кивнул.

— Я, я буду очень счастлива, — из глаз всё же потекли горячие слёзы радости.

— Эй, эй, не плакать! А то смотри, что ты наделала, — я непонимающе уставилась на возлюбленного, делающего жест рукой в сторону окна. — Посмотри, все дороги затопила, хоть лодку бери.



Мария Клепикова

Отредактировано: 20.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться