Молчание

Размер шрифта: - +

3. Beроника. Сон или явь?

- Дыши! Не дыши! - врачиха даёт мне команды, как дрессированной собачонке. Я заболела, как всегда не вовремя, и со мной сидит бабушка вместо матери. 

- Хрипов не слышно, но горло красное и я вижу гнойные фолликулы на миндалинах. Деточка, у тебя ангина, - равнодушно произносит женщина, доставая из своего портфеля ручку и тетрадь. 

Я едва держусь на ногах, и после осмотра падаю на холодную кровать. Второй день у меня держится температура 39 и сильно болит горло, что даже трудно уснуть, когда я пью жаропонижающие. Бабка заставляет полоскать горло каждый час и беспрерывно сидит в моей комнате.

А вот Сонька беззаботно ходит в школу, гуляет со своими подругами и полноценно живёт без всяких приключений. Я же только недавно записалась в новый театральный кружок, чтобы попробовать раскрыть в себе талант. Мы с ребятами отдали столько сил и энергии для того, чтобы подготовиться к конкурсу, посвященному поиску юных талантов в Волгограде. Я бы увидела новый город, испытала непередаваемые эмоции и наконец-то почувствовала, как быть действительно самостоятельной без поддержки родных. 

Всё лопнуло, как мыльный пузырь. Я бы так хотела, но нельзя даже думать об этом. Или можно? Сбежать, скрыться, ощутить эйфорию от выступления на чужой большой сцене. Увидеть переполненный зал, лица людей, которые смотрят на тебя в ожидании представления. От корки до корки выученные слова, прорепетированные сцены, пошиты костюмы, самодельная реклама, декорации... И голос врача: я снова в своей квартире! 

- Вот здесь всё, что Вам нужно купить в аптеке. Сколько Вы говорите лет девочке? - женщина продолжает задавать моей бабушке типичные вопросы, которые знаю наизусть. 

- Одиннадцать. В ноябре будет двенадцать, - бабуля внимательно слушает рекомендации врача и только иногда кивает в ответ.

Мне хочется, чтобы посторонний человек побыстрее ушёл, и я смогла бы нормально поспать без шума и нареканий моей бабули. Эх, мечты, мечты! 

- Никуля, почему укрылась с головой? Раскрывайся, сейчас снова будешь полоскать горло. Потом я ненадолго оставлю тебя, нужно купить антибактериальное средство и ещё вот из этого списка, - старушка машет белым листочком перед моими глазами. Видимо, она не только огорчена тем, что я заболела, но и тем, что нужно будет потратить часть пенсии на «ядовитые пилюли».

- Мне плохо, ба! Когда болезнь уйдет?! - недовольно мычу в ответ. 

- Наверное, когда мне повысят пенсию, - бабушка Юля пытается пошутить, но получается, как всегда, неудачно.

Делаю всё по инструкции бабули, пока она надевает серое длинное пальто (то самое купленное ещё в СССР) и заправляет выбившейся седой локон за ухо. 

- Бабуль, надень мамину шапку, холодно ведь, - делаю пожилой женщине банальное замечание.

- Ой, а я бы и так пошла, совсем замоталась. Как только узнала, что ты заболела, примчалась сюда со своими закатками и травами, а берет оставила дома. Переживаю за вас всех сильно, - бабушка дарит мне теплую улыбку, и говорит, что скоро вернется. 

Я прячусь в недрах нашей двухкомнатной квартиры, позабыв на миг о своих проблемах. Вспоминаю летние деньки, беззаботное пение птиц, голубое небо, легкий ветерок и бабушкину вкусную еду. Засыпаю с улыбкой на устах, так и не дождавшись возвращения бабы Юли.

Тихий плач, как печальная мелодия врезается в мой сон. Я в одно мгновение просыпаюсь и обескуражено смотрю на маму, которая сидит и не шевелится, как статуя.

- Спишь?! - в грубой форме произносит мать. 

Осматриваю её с головы до ног, и замечаю, что она так не разделась после улицы. Плащ и грубые черные ботинки на её худых ногах указывают на то, что она только вернулась с работы.

- Мам, я болею. Ты позабыла? И сколько времени прошло? Где бабушка? - дыхание тяжелеет от потока слов.

Мама поднимается и ненавистно осматривает меня, будто видя впервые. Мне становится страшно. Куда делась приветливая женщина и любящая мать своих детей? Она глядит на меня, как на прокаженную и тычет указательным пальцем:

- Позор! Убийца! Зачем заклеймила нашу семью? Что скажут обо мне люди?!

Не понимаю, что она несет! Какая-то шутка! Вздрагиваю от прикосновения холодных и обветренных рук, которые обхватывают мои детские руки.

- Нужно отмыть, нужно отмыть! - как под гипнозом, лепечет мама и плачет, плачет. 

Я вижу, как кровь покрывает мои ладони, изящно перетекает по кистям рук и извивается, словно змея на дереве. А моя бедная мать продолжает вытирать красную жидкость и нашептывать про себя:

- Не отмоемся, не отмоемся!

Просыпаюсь в холодном поту: вся изможденная и запуганная. Слышу голос Аллы Пугачевой из радиоприёмника и её знаменитую песенку: «Арлекино». Немного успокаиваюсь, зная, что бабушка вернулась из аптеки. Отголоски противного сна исчезают в моей голове, как чёрные мотыльки. Верю, что это лишь дурной сон, который ничего не значит для меня. 



Sabrina Loveless

Отредактировано: 25.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться