Молитва

IV

Через неделю Марат снова пригласил к себе домой Талгата и других братьев и сестёр по вере на встречу с Исмаилом. Нурлан не смог пойти с ним: его пригласили на другую встречу. За это время Талгат уже нашёл ещё больше друзей среди братьев-мусульман, с которыми познакомился главным образом в мечети. Его радовало, что они были ему близки по духу и образу мыслей. Он думал о том, как хорошо, что он в вере, и, казалось, ничего ему больше не нужно в этой жизни, кроме как быть ближе к Богу, к вере. Он был уверен тогда, что главное – это читать намаз, помогать людям, любить своих сестёр и братьев по вере и надеяться попасть в рай. Ему казалось в те дни, что в рай не трудно попасть, просто надо выполнять всё, что Священный Коран и Сунна предписывают выполнять каждому праведному мусульманину: исполнять обряд молитвы (пятикратный намаз), отдавать часть своих доходов в пользу нуждающихся (закят), соблюдать пост в священный месяц Рамадан, хотя бы раз в жизни совершить паломничество (хадж) в Мекку, к главной святыне ислама – Каабе. Во второй суре Корана, в 43-м аяте«Аль-Бакара»(«Корова») Талгат прочитал: «Совершайте намаз, выплачивайте закят и кланяйтесь вместе с кланяющимися»…
    И всё же в голове его длинными рядами выстроились вопросы, на которые хотелось получить ответы. Он мысленно перемещался в детство, вспоминая свои первые познания об исламе и сравнивая их с тем, что узнал сейчас. Его бабушка с дедушкой являли собой достойный уважения образец советской семьи. Правда, он дедушку своего никогда не видел, тот погиб под Сталинградом, защищая страну от фашизма. 
    Дома практически никто о вере не говорил, хотя с детства все, в том числе и Талгат, знали, что они мусульмане.  
   Вечером Талгат пришёл к Марату и, войдя в квартиру, заметил, что братья сидели в детской на постеленных на полу цветастых корпе, ожидая тех, кто задерживается на работе. Марат жил в пятом микрорайоне, в пятиэтажном панельном доме. У него была небольшая двухкомнатная квартира старой планировки. Талгату нравилось приходить сюда. После встречи можно было прогуляться по находящейся рядом аллее, где он всегда останавливался возле Вечного огня, разглядывая языки пламени, подолгу раздумывая о прошлом и будущем. Он вспоминал маму, которая говорила ему, что Вечный огонь – это огонь, который горит всегда, символизируя вечную память о чём-либо или о ком-либо. 
    В детстве он часто приходил с мамой к Вечному огню, и она рассказывала, что огонь зажгли в начале 70-х годов, и первоначально памятник стоял на проспекте Абая, напротив здания Дома Советов - сегодняшнего областного акимата. Она сказала, что монумент был посвящен борцам за установление Советской власти и солдатам, погибшим в годы гражданской и Великой Отечественной войн. Но в начале 80-х годов его перенесли на проспект Алии Молдагуловой, и сейчас он рядом с домом, где живёт Марат. 
    Талгат сегодня и сам пришёл с опозданием. Он застал оживлённый разговор, самым активным участником которого был брат из Нукуса Шахмардан - тучный мужчина лет тридцати, с жидкой бородой, выдававшей в нём жителя Узбекистана:
- Один из братьев рассказывал, что у нас в Узбекистане в тюрьмах мусульманам не дают молиться, с женщин срывают платки, - говорил Шахмардан. 
- А за что эти кафиры сажают мусульман? – спросил один из сидящих в комнате братьев, ошеломлённый услышанным.
- Назвали ваххабитом - и этого достаточно. За то, что носят бороду, читают намаз, за ношение хиджабов. Для мусульман построили специальные камеры с низкими потолками, чтобы они не могли разогнуться во весь рост, чтобы так страдали. Тюремщики зверски избивают наших братьев. Они говорят: «Просите милости у президента». Мусульмане отвечают им: «Милость принадлежит Милостливому и Могущественному». Тюремщики спрашивают: «Кому?», мусульмане отвечают: «Аллаху». На что тюремщики говорят: «Тьфу, какую чушь вы несёте. Всемогущий для Вас – это наш президент, и только он вам может помочь, а иначе будете здесь гнить». 
   Талгата привели в ужас рассказы Шахмардана, ну а тот, не давая опомниться верующим братьям и сёстрам, продолжал устрашать:
- Беременных мусульманок держали в холодной воде по пояс.
- Субханаллах, какой ужас! Вам так не повезло с президентом, - воскликнул один из пришедших на встречу братьев, испуганно вытаращив глаза, которые и без того были чуть навыкате. 
- Но все верующие просят у Аллаха прощения за него. Аллах может повернуть сердце человека к добру. Мы все просим Аллаха, чтобы Он простил нашего президента за грехи и просим, чтобы Он наставил его на путь Истины. Может, президент не знает о происходящем? Может его подставили? Прежде чем стать президентом, он обещал узбекам хорошую жизнь, и они верят ему. Это ведь всё политика, которую делает его окружение. А сам он вроде неплохой человек. Надеюсь на то, что Аллах смягчит его сердце, и он станет истинным мусульманином. 
- Какой же он мусульманин? Я слышал, что он бухарский еврей. И жена его еврейка. Он же ненавидит мусульман! Он кафир - это очевидно. Он уничтожает лучших сыновей и дочерей узбекского народа. Жизнь тирана долгая, но и наказание ему - вечные муки в Аду. Аллах не ведёт прямым путём нечестивых людей, - эмоционально ответил Шахмардану один из братьев, слушавший его внимательно.  
   Марат позвал всех пройти в зал. В это время там Исмаил отвечал кому-то на вопрос об ирако-кувейтской войне: «Саддам Хусейн – это американский шпион. Он принёс смуту в регион, в результате чего там были размещены американские войска. Арабы теперь платят зарплату этим американским солдатам за то, чтобы те охраняли их. Это грязная политика, направленная против мусульман». Он ещё долго продолжал рассуждать на эту тему:
- Был такой случай, когда один американский солдат принял ислам в Саудовской Аравии. Однажды он пришёл в мечеть и сказал имамам, что ненавидит их. Он громко плакал и кричал на всю мечеть: «Я вас ненавижу, потому что вы здесь сидите и ничего не делаете, зная Истину, а там погибает мой народ, не зная её вообще». Он имел в виду духовную гибель. Он сильно плакал. Такой путь к Аллаху был у этого человека.
Талгат погрузился в свои мысли. Он ещё не мог прийти в себя от того, что услышал об узбекских тюрьмах. 
   Исмаил теперь рассказывал что-то о шиитах: «... и когда мы приближались к могиле Пророка (мир ему!), чтобы поприветствовать его (мир ему!), ... а вы знаете, что он (мир ему!) слышит наши приветствия и благословения ему?! Он (мир ему!) даже отвечает нам. Но мы не знаем, как это происходит. Побольше благословляйте его (мир ему!). Так вот, рядом с ним (мир ему!) покоятся тела двух первых халифов Абу Бакра и Умара. Им мы тоже шлём благословения. Но находящиеся рядом с нами шииты посылают им проклятья». 
- Да? Почему?! – встрепенувшись, удивленно спросил Талгат.
Он вдруг вспомнил о том, как во время учебы в университете часто ходил в библиотеку, чтобы найти и почитать книги об исламе. Ему предложили почитать биографию Пророка (мир ему!) в переводах Соловьёва, Ирвинга, Вахтина и Пановой. Но когда он стал читать книги этих авторов, то был возмущен ложью и богохульством, которые содержались в них. Перед тем, как вернуть книги в библиотеку, он склеил между собой страницы. Библиотекарь, знавшая Талгата не один год, сданные им книги не проверила. 
 - Потому что шииты считают, что первым халифом должен был быть Али, а не Абу Бакр, - ответил Исмаил с такой ненавистью, словно шииты убили его близкого родственника. 
Талгат вспомнил, что в этих книгах он прочёл о кровопролитных войнах между мусульманами во времена правления Али. 
- А что послужило причиной верблюжьей войны? - поинтересовался Талгат.
- Есть мнения учёных, которые говорят, что тот, кто будет рассуждать о верблюжьей войне, может угодить в Ад, - глядя прямо в глаза Талгату, ответил Исмаил. 
Талгат сильно испугался. Он решил больше никогда и никому не задавать подобных вопросов. Впрочем, в дальнейшем ему незачем и некому было задавать такие вопросы, потому что позже он стал познавать ислам, изучая те книги, которые переведены или будут переведены к тому времени на русский язык. 
Пока Исмаил объяснял всем, кто такие шииты и предостерегал от общения с ними, мысли Талгата переместились в детство, когда он спрашивал об исламе у родного дяди.
 - А мой дядя ещё в детстве мне рассказывал, что имам Махди находится под землёй, точит там стрелу, и, когда приблизится Конец Света, он выйдет и этой стрелой уничтожит всех неверных и установит справедливость, - прервав свои размышления, сказал Талгат.
 - Такие сказки и сейчас шииты рассказывают. Кто-то твоему дяде сказал, а он тебе передал. Это всё от незнания, - ответил на это Исмаил. 
 - Но мой дядя сказал, что мусульмане ожидают имама Махди сотни лет, - не унимался Талгат. 
- Про то, что кто-то сидит под землёй и точит стрелу – это сказки. Имам Махди действительно придёт в конце времён. Но нам не надо сидеть, сложа руки и ждать, когда это произойдёт. Надо призывать людей к Истине. Наши народы - узбеки, казахи, киргизы, туркмены, татары, таджики и другие - на протяжении более тысячи лет были мусульманами. Лишь семьдесят лет правления Советской власти дали небольшой разрыв. Но мы, новое поколение,возрождаем Ислам на своих родных землях, и я очень счастлив, что вижу, как ежедневно всё больше и больше людей возвращается к Истинной вере. Люди отказываются от неверия и приобретают счастье в своих душах, наслаждаясь верой в своего Господа. Мы не суфии, которые сидят и воображают, что они уже находятся в Раю. Мы будем стараться изменить этот мир к лучшему. Мы будем призывать людей к добру. Мы осуждаем зло. Человек создан Аллахом не ради забавы. Он – наместник Бога на Земле. Сейчас здесь каждый из нас проходит экзамен на эту способность быть наместником. Потом уже не будет ни наших дел, ни этой жизни, а будет либо вечное блаженство в Раю, либо вечные муки в Аду. Поэтому всё имеет смысл только сейчас, пока мы живы. Мы для этого и приходим в этот мир, чтобы попытаться построить справедливое общество. Для этого нам дана Книга. Не надо изобретать велосипед. Человек, отбросивший Коран за свою спину, подобен тому, кто, решив отправиться в морское путешествие, выбросил карту, компас и всё необходимое в пути. Человек не просто так назначен быть наместником Бога на Земле, ведь он захочет править так, как возжелает его душа, а душа тянет человека к несправедливости. Поэтому были ниспосланы Священные Писания, как верное руководство для людей. Коран – не только для мусульман. Он для всех людей, и в нём есть ответы на вопросы, волнующие человечество. Сейчас здесь сидят семь человек. Если завтра каждый из вас призовёт по пять человек к Истине, то нас уже будет тридцать пять. А потом мы все встретимся в Раю, Иншаллах! – ответил ему Исмаил.
    Талгат увлечённо слушал Исмаила, восхищаясь его глубокими познаниями, был благодарен ему за столь вдохновенные лекции. Лицо Исмаила сияло, когда он говорил об Аллахе. 
   Но тут Талгат опять неожиданно спросил: 
- А кто такой Аятолла Хомейни?
- Он не мусульманин. Но мы уже не будем сегодня об этом говорить. Уже поздно и надо расходиться по домам, - резко прервал разговор Исмаил, вставая с пола. 
Талгат почувствовал себя неловко. Где-то он прочитал, что Хомейни - великий человек и вождь исламского мира. Сейчас он услышал совершенно противоположное мнение. Не смея больше задавать вопросы, Талгат решил впредь слушать лекции молча. Но подумал про себя: «Если это не так, то я увижу знак». Сам он потом забудет об этом и вспомнит спустя какое-то время. 
   Первоначально было решено встречаться ежедневно у Марата, так как Исмаилу и Дине оставалось находиться в Актобе всего две недели, после чего им нужно было вернуться в Атырау. Но неожиданно на следующий день заболел их сын, и они уехали пораньше. Продолжить лекции не получилось, что очень расстроило Талгата, которого мучил вопрос: почему мусульмане поделились на суннитов и шиитов? В чем причина раскола среди мусульман? На одном из сайтов по истории ислама он нашёл научное объяснение:
    «Арабы в VII – VIII веках рассматривали ислам как своё национальное достояние. Арабы относились к мусульманам-инородцам свысока, именуя их ил (варвар), издевались над их арабским произношением, привычками в быту, избегали с ними родниться. Как сказано в одном сочинении того времени, на торжественных выходах или трапезах мавла всегда находились позади арабов. Не делалось при этом различий по возрасту и статусу мавла, чтобы «ни от кого не было скрыто, что это не араб». Презрение арабов в первую очередь касалось мелких торговцев, ремесленников и крестьян, которые надеялись улучшить свое положение переходом в ислам и селились в арабских кварталах или рядом с поселениями арабов.
   Арабы исходили из того, что данное Мухаммеду откровение на арабском языке ставит их выше остальных народов. В свою очередь, мусульмане-неарабы противопоставляли этому тезис, что Коран – откровение для всех. Постепенно росло противостояние между арабами и новообращенными мусульманами, число которых увеличивалось в Халифате, и они все активнее выступали в защиту своих прав, становясь питательной средой для всевозможных оппозиционных движений. Наряду с этим росло и социальное напряжение между самими арабами, среди них стали возникать оппозиционные течения. 
     Так, в середине VII века в Халифате возник раскол, последствия которого в мусульманском мире сказываются до сих пор. В 656 году халиф Осман из рода Омейядов был убит и халифом избрали Али – двоюродного брата и зятя Мухаммеда. Однако клан Омейядов отказался признать нового халифа на основании того, что сторонники Али оказались причастными к убийству Османа. Лидером Омейядов был наместник Сирии Муавийа. В 657 году у Сиффина на реке Евфрат войска Али и Муавийи встретились для решающего боя. Не желая проливать кровь мусульман, Али согласился на судебное разбирательство, в ходе которого было вынесено решение против него. Сторонники Али (которые называются по-арабски «шиат Али», то есть «партия Али», отсюда их название «шииты») с этим не согласились, исходя из того, что Али - родственник Мухаммеда и имеет преимущественное право на верховную власть над мусульманами. Иначе говоря, шииты отстаивали наследственный принцип передачи верховной власти в Халифате. Для них в этом принципе – существо веры. Противники шиитов считали, что халифы, как преемники Мухаммеда, должны избираться самой общиной на основе традиций и обычаев. Отсюда вскоре возникло название этой группировки среди мусульман – сунниты, от арабского слова сунна – «обычай», или же «люди обычая и общины».
     В итоге халифом был избран в 660 году более сильный Муавийа, который создал Династию Омейядов. Год спустя Али был убит. Его сторонники, тем не менее, продолжили свою борьбу и провозгласили халифом старшего сына Али - Хасана. Однако Хасан отказался от своих прав в пользу Муавийи. В 680 году Муавийа умер, и халифом был признан его сын Йазид. Но шииты отказались признать его и под руководством младшего сына Али Хусейна пошли против него. У местечка Кербела в Ираке Хусейн с группой родственников и приверженцев были убиты войсками Йазида. С тех пор Хусейн стал для шиитов не просто мучеником, т.е. шахидом, принявшим смерть за веру (шахада), а великомучеником или «шахом шахидов». Кербела, где Хусейн был убит, стала местом паломничества шиитов, а самый популярный их лозунг по сей день: «Весь мир – Кербела, круглый год – ашура, то есть траур». Сегодня Кербела – один из двух главных шиитских священных городов наряду с городом Наджаф, где сохранилась могила Али. Это событие стало окончательным водоразделом между суннитами и шиитами.
    История показывает, что разделение ислама на шиитов и суннитов произошло из-за нетерпимости арабов к другим народам...»
   Талгат был ошеломлён всем, что узнал из статьи, и долго не мог отойти от потрясения. В его сознании не укладывалось то, что мусульмане раскололись не из-за неверия в Аллаха, а из-за нетерпимости друг к другу…



Раимов Мади

#16137 в Проза
#9216 в Современная проза

В тексте есть: роман и интрига

Отредактировано: 14.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться