Молитва о семье. Книга первая.

Размер шрифта: - +

День второй

 Поход в больницу оказался весьма познавательным. Не бедное село, люди живут неплохо, а ведь помню по истории голодомор, НКВД свирепствовало, "чистки" в армии, партии, миллионые толпы осужденных. Но встречные люди были приветливы и никак не походили на запуганных и угнетенных серпом и молотом. Таких радостных лиц очень мало было в моей прошлой жизни. Вспомните сами. Едешь в маршрутке на работу, такое ощущение, что половина народа едет на похороны, а вторая с них возвращается и редко кто улыбнется. А если улыбнется, тут два варианта, либо пьяный либо"идиет". Может мне или нам не ту историю рассказывали?

Второй день живу в этом мире, надо определиться с географией. Говорить с доктором осторожно и не дай Бог правду, а то Гулаг какой-нибудь или психушку сам себе обеспечу. Новая больница, на вывеске сельский врачебный участок колхоза " Путь Ильича". А у нас все уже развалено, а то что работает- сокращается- реформа однако.

Доктор оказался весьма интеллигентным человеком с чеховской бородкой, но без пенсне. Следующие полчаса осмотра в кабинете доктора меня прощупывали, простукивали, зачем-то смотрели горло. 

 - Ну, что я могу сказать вам, Мария Алексеевна. Если сказать, что я удивлен - ничего не сказать. Конечно можно и нужно съездить в область к доктору, лечившего вашего ребенка, для более детального и серьезного обследования, но это ничего не изменит. Позвольте извинить меня - забегаю наперед. Перед собой вижу абсолютно здорового молодогог человека. Поздравляю вас, это похоже на чудо!

 - Скажите, Александр, что вы помните?

- Доктор. абсолютно ничего, но дискомфорта при этом не чувствую. Моя память ограничена двумя последними днями.

  Ага, расскажи тебе правду, где я могу оказаться?

- Настоятельно буду просить вас  и маму рассказать свою историю болезни.

  Да что же они на меня так смотрят?

 Ну, что ж вот моя история. 

 Моя мама Мария Алексеевна учительница сельской школы русского языка и литературы, а также немецкого. Интересное сочетание. Все же неплохое образование получали в гимназиях.

Батя - командир Красной Армии, орденоносец. Погиб в 1920 году в Средней Азии, басмачи уже раненного добили штыками. "Все ", что осталось от него - буденовка, шашка, да совместная с мамой фотография.

Моя мама получила приличное образование, из " благородных". Но госпожа любовь!

 Влюбилась в представителя чуждого класса, который как раз и занимался уничтожением " благородного " сословия. Репрессии обошли стороной - муж герой Гражданской... Позвольте представиться. Меня зовут Александр Фомин, 17 лет. Здоровый бугай, думал старше. Три года назад получил чем- то тяжелым по голове, с тех пор с сознанием пятилетнего ребенка, ну и с соответствующими поступками и поведением.

 На горизонте начинают появляться неприятности. А вдруг добьют? Позволить себе паниковать - сойдешь с ума. Надо принимать все, что происходит спокойно и как-то научиться с этим жить.

- Сашенька, если ты ничего не помнишь, придеться заново учиться писать, читать.

- Как раз с этим проблем нет и я хочу учиться дальше, мама.

 Долго мы с мамой общались о жизни, о планах. 

- У тебя прекрасный берлинский акцент, сын!

 Японский городовой, последние полчаса разговора общались на языке великого Гетте!

В прошлой жизни добросовестно и бесполезно учил английский. По-немецки знал Гитлер капут! Хенде хох! И все на этом. Кстати, что делать с Гитлером - буду думать о многом, о разном. О тех суках думать, которые развалили великую страну. А лекарство для них одно - свинцовые пилюли в лоб, предварительно намазанный зеленкой. Не садист же я , надо чтобы инфекция в головной мозг не попала. 



Трохимчук Александр Анатольевич и Татьяна

Отредактировано: 10.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться