Молнии Великого Се

Размер шрифта: - +

Доля изгнанника. Часть 3

— О чем это он тут говорил? — взлохматил свою копну рыжеволосый Вадик, проводив Урагана недоуменным взглядом.

 — Скрижаль необходимо отвезти в храм, — пояснила царевна. — И чем скорее, тем лучше.

— Ну вот еще! Так мы его и послушаем! — Вадик надул пухлые губы и сделался похож на обиженного ребенка. — Он хочет, чтобы князь Ниак опять ее забрал? Для скрижали самое безопасное место — это наша станция. А для нас, — он с довольным видом обнял реликвию, — это уникальная возможность без излишних помех ее изучить!

— Я вообще не понимаю, как ты могла показать этому типу скрижаль! — поддержал его Глеб (Камень вспомнил, что именно к нему относилось это неприятное слово: «препарировать»).

— А что в этом недопустимого? — с вызовом бросила царевна. — Синеглаз также знает о ее местонахождении!

— Синеглаз всего лишь сын варварского царька. А этот… — Глеб опять не сумел подобрать нужное слово. — Никто не даст гарантии, что он до сих пор не работает на Альянс!

— Не смей так говорить! Глеб! — воскликнула царевна, высвобождаясь из рук Лики. — Его вина так и не была доказана!

 — Отсутствие прямых улик еще не является доказательством невиновности, — надменно вздернул короткую губу Глеб.

— А что является? Необходимость свалить на кого-нибудь ответственность? «Он сделал это потому, что других подозреваемых мы не можем найти!» А почему это он, а не кто-то другой?

— Потому, что именно он был в это время в плену! — безжалостно отрезал Глеб. — Ты сама не исключала возможность того, что он выдал эти сведения в состоянии болевого синдрома или под воздействием психотропных средств!

Лика за его спиной сделала досадливую гримасу. Вадик расстроено покачал головой.

— Возможности я не исключала, но никогда не считала, что все происходило именно так!

 — А, ну как я мог забыть, — издевательски рассмеялся Глеб, — если верить нашему «герою», то змееносцам нужны были не планы командования, а его «великие разработки» относительно поисков потаенной части предания!

 — Почему бы и нет! — в голосе девушки звучала убежденность в своей правоте. Похоже, нынешняя встреча пробудила в ней решимость с новой силой отстаивать справедливость и бороться за свою любовь. — Всем известно, что руководство Альянса, так же как, впрочем, и многие из наших ученых, одержимо идеей найти Молнии Великого Се. И у них есть возможность пустить в разработку любую теорию.

 — Даже ту, которой в помине не существовало? — снисходительно поинтересовался Вадик. — Ты, конечно, извини, но после плена у него явно не все в порядке было с рассудком.

 — Гипотеза — не миф, и она ничем не хуже твоих выкладок об асурах и космических миграциях допотопных времен! — парировала царевна. — Она и сейчас у него в работе! А мы, если и дальше станем делать из человека преступника на основании недостоверных данных или даже признания, сделанного под пыткой, дойдем до Томазо Торквемады и Третьего рейха!

 — Какой пафос! — Глеб иронично захлопал в ладоши. — Стоит ли удивляться. Когда женщина влюблена, — он вновь многозначительно глянул на Лику, — она готова все что угодно понять, простить и объяснить. Но послушай, Птица, ты только глянь на него! Как ты можешь с ним общаться? Он же совсем опустился! Настоящий дикарь на вонючей скотинке. Только насекомых от такого хватать!

 — Если бы не этот дикарь, — отрезала царевна, — скрижаль находилась бы сейчас совсем в другом месте. Да и я тоже!

Хотя царевна и ее друзья настоятельно рекомендовали Камню укрыться от мести Синеглаза в граде вестников, Могучий Утес предпочел совету не внять. Общаться с надменным Глебом ему не очень-то хотелось. Если он позволял себе так задаваться не только перед Ураганом, изгнанником в их краю, но и перед обеими надзвездными девами, можно было себе представить, какой прием он окажет ему, простому сольсуранцу. Даже если забыть слова о дикаре.

Впрочем, у Могучего Утеса хватило такта придержать свое мнение о вестниках при себе и объяснить свой отказ вполне правдоподобно и никого не обижая:

 — Да на кой я этому Синеглазу сдался?! Мальчишку он так и не увидел, ну, а потасовка в травяном лесу — обычное дело. Да и с Крапчатым что делать, как я его брошу?! В вашей-то колеснице он точно не поместится!

— Тогда приезжай вместе с Ветерком перед праздником Первых Побегов, — предложила царевна, которая, похоже, прекрасно поняла истинные причины. — Посмотришь наш Град, раны старые подлечишь, отдохнешь. Крапчатый в теплом стойле постоит.

 Такое приглашение, поддержанное Глебом и другими вестниками, Камень счел возможным с благодарностью принять, тем более что царевна попросила его позаботиться пока о Чубаром и привести зенебока в Град.

И вот теперь, привычно измеряя расстояние днями пути, Камень готовился к предстоящей встрече, гадая, что же его ждет. Нынешние посланцы, может, и не такие дружелюбные и приятные, как прежние, в чем-то оказались мудрей. Не пожелав делить хлеб и кров с убийцей своих сородичей, они поставили свой град подальше от столицы в самом сердце травяных лесов на берегу реки Фиолетовой. Интересно, что там поделывают прекрасная царевна и ее светловолосая подруга, как поживает Обглодыш и где до времени сокрыта скрижаль?



Белый лев

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться