Молнии Великого Се

Град вестников. Часть 1

Камень спал чутким сном человека, привыкшего жить в ожидании опасности. Ему снилась битва. Он отчаянно рубил и рубил кого-то: то ли дикарей из гнилых болот, то ли других врагов — лиц нельзя было разобрать. Смертельная усталость тяжкими оковами сжимала тело, но отступить Камень не мог, так как рядом стояли люди, за которых стоило умереть…

Могучий Утес проснулся от присутствия чужаков. Солнце еще не взошло, было то томительное время безвластия между светом и тьмой. Камень приоткрыл глаза. Пробираясь под уступом, к нему подкрадывался какой-то незнакомец, к скале прижимались еще четверо. В намерениях этих людей сомневаться не приходилось: честные люди не стремятся под защиту Владычицы Теней!

Камень лежал неподвижно, из-под прикрытых век наблюдая за происходящим. Пальцы сжимали костяную рукоять ножа. Нападавший приблизился вплотную. Камень не мог различить его лица, однако видел занесенный над своей головой топор… Убийца не закончил замах. Неуловимым движением воин царя Афру метнул нож точно в горло разбойника. Тот упал навзничь.

 Не дожидаясь, пока остальные опомнятся, Камень вскочил на ноги, выхватывая меч. Разбойники спешно атаковали его, поминая Великого Се и темных духов и обещая Камню на завтрак его собственные потроха. Могучий Утес ловко отбивал удары, делал ответные выпады, прощупывая слабые места нападавших и не покидая выгодную позицию под защитой скалы. Разбойники не ожидали встретить в этом немолодом, бедно одетом человеке такого опасного противника. Думали — крестьянин, возвращающийся с ярмарки, оказалось — матерый воин.

Все четверо выглядели как коренные сольсуранцы — длинноволосые, ширококостные, светлоглазые. Но каждый нес на лице отпечаток своего жестокого ремесла: один когда-то заполучил шрам через весь лоб и расплющенный нос в придачу, другой где-то потерял оба уха, третий — один глаз. Четвертый пока не был изувечен, но оскал имел уже звериный, оскал хищника, ведающего только одну правду: нападешь первым — будешь сыт. Камень же знал иную правду: кто не нарушил законов людских, покрыв свой род позором, того охраняют бессмертные боги.

Поначалу все складывалось более чем удачно. Камень распорол Карнаухому бок и, не теряя времени даром, отвесил Меченому замечательного тумака как раз по перебитому носу. Но, пока Карнаухий со стоном пытался зажать рану, а Меченый угрюмо отирал кровавые сопли, на выручку их товарищам подоспели еще двое разбойников, вооруженные длинными, тугими луками. Две стрелы отскочили от скалы, третью Камень отбил мечом. «Плохо дело! — подумал Камень. — Так еще, чего доброго, убьют».

Но Великий Се и в этот раз хранил Могучего Утеса. Стрелки не успели в третий раз перезарядить свои луки, когда бедро одного неожиданно пробила метко пущенная сулица, а на голову другого обрушился меч. Этот клинок, украшенный мастерски выгравированным изображением Духа Ветра, Камень, конечно, узнал. Не забыл и руку, которая славный меч держала. Рубец, оставленный на ней клинком Синеглаза, уже побелел, и только дух Ветра по-прежнему грозно взирал на мир с мускулистого плеча, принося удачу своему потомку.

На долю Камня не выпало больше почти никакой работы, он и одного удара сделать не успел, а у подножия скалы уже лежали три охающих и стонущих тела. Остальные, увидев горькую участь товарищей, откровенно струсили. Камень почувствовал запах их страха, отвратительную вонь ничтожных существ, утративших всякий контроль над своими телами. Разбойники побросали оружие и пустились наутек так резво, словно каждого из них кусали за пятки темные духи, и вскоре лишь горное эхо издали доносило частую дробь торопливых шагов.

 Ветерок не стал их преследовать. Он легко соскочил со своего зенебока и приблизился к Камню:
  — Прости, что помешал тебе, Могучий Утес.

 — Да благословит Великий Се твои пути, Молодой Ураган, и продлит твои годы! — отозвался Камень. — Вот уже второй раз ты приходишь мне на помощь, и вновь твое появление иначе чем желанным назвать нельзя! Я в долгу перед тобой!

 — Для меня честь сражаться бок о бок с таким прославленным воином! — с достоинством поклонился Ветерок.

Камень ответил на приветствие как подобает, а затем продолжил уже другим тоном:
  — Как ты так удачно нашел меня? Мы, помнится, не договаривались о встрече.

— Позавчера вечером в придорожной корчме я случайно услышал разговор, который вели предводитель разбойников и некий незнакомец, закутанный в плащ с капюшоном, из-под которого блестел пластинчатый доспех княжеской стражи. Речь шла о выполнении некоей грязной работы. Наниматель подробно описывал твои приметы и в качестве платы предлагал твой же меч!

 — Ну что ж, — усмехнулся Камень, — в работе они проявляли усердие, а вместо одного меча за нее получили целых два! Не в первый раз со мной такое случается и хочется надеяться — не последний. Будет на то воля Великого Се, задержусь в Граде вестников дольше, чем намеревался. А нет, так пережду опалу у вас в Гнезде Ветров.

 — Для моих родичей будет великой честью снова принять в своем доме воина царя Афру, дважды спасшего жизнь сольсуранской царевны, — церемонно поклонился Ветерок.

Они честно разделили оружие разбойников и двинулись в путь.



Белый лев

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться