Молнии Великого Се

Град вестников. Часть 2

Начинающийся день не обещал быть ясным. Облака совсем сокрыли Владыку Дневного света, над верхушками травяного леса повисла белая паутина тумана. Туман сбивался в клубки, окутывал волнистыми накидками плечи всадников, прял бесконечные молочно-белые кудели. Мешки облаков все раздувались и раздувались. Наконец, они лопнули, и из них посыпался мелкий, холодный дождь.

Камень поплотнее закутался в плащ — старые раны и усталые кости не любили сырости. Ветерок, не обращая на непогоду никакого внимания, рассеянно наигрывал на травяной флейте мелодию свадебной песни народа Воды. Его белый зенебок уверенно отыскивал в молочном мареве дорогу через травяной лес. Вслед за ним послушно семенил Чубарый.

Дабы не тратить попусту время в пути, Камень вытащил из мешка и внимательно осмотрел доставшиеся ему два топора и меч, едва не лишившие его жизни. Несмотря на незавидное ремесло прежних владельцев, оружие это оказалось доброе и хорошо сработанное. Неплохой прибыток, если, конечно, им распорядиться с умом. Лучшую цену за подобного рода поделки Камню обычно давал Дикий Кот. Но Имарн находился слишком далеко, да и когда теперь при сложившихся обстоятельствах удастся в него попасть. Камень решил поделиться своими размышлениями с Ветерком, может, присоветует еще кого.

 — Духи гор к тебе благосклонны, друг Утес! — улыбнулся молодой воин. — Насколько мне известно, Дикий Кот как раз собирался посетить надзвездный град. Работа оружейников Сольсурана — это его слабость, и, думаю, он с удовольствием купит у тебя все, что ты захочешь!

— Храни тебя Великий Се за хорошие вести! — обрадовался Камень. — К добру мне нежданный прибыток. Понимаешь, зенебока хочу еще одного купить! Крапчатый устает, а мне случается всю зиму возить на нем через травяной лес и горы туши табурлыков, козергов, горных котов Роу-су. А они страсть какие тяжелые!

Словно все поняв, Крапчатый повернул рогатую голову и подозрительно посмотрел на хозяина всеми тремя парами глаз. Ветерок рассмеялся.

— Не бойся, старый дурень, — Камень легонько ткнул зенебока палочкой между рогов. — Куда я без тебя денусь!

  — Давно у тебя этот зенебок? — заинтересовался Ветерок. — Мой приемный отец, великий вождь Буран, утверждает, что ты на нем сражался еще при Фиолетовой.
 
— Великий Се с твоим отцом! — рассмеялся Камень. — Зенебоки столько не живут! Да и не уцелел бы он в том кровавом месиве, где даже валуны крошились и плавился от летящих искр песок. Мы тогда такого страху нагнали на этих пожирателей черепах и лягушек, что они лет пятнадцать после того и носа не казали из своих гнилых болот! Да что я тебе рассказываю! — оборвал старый воин сам себя. — Ты, молодой Ураган, наверняка слышал об этой славной битве. Твой отец Буран тоже был там. Тогда, понятное дело, он еще не стал вождем. Ураганов вел его отец Суховей, великий воин. Да… Если бы Ураганы не пробились на выручку царю, плохо бы пришлось ему и нам, которые стояли рядом. К тому времени, чай, все братья мои полегли: Обрыва, я видел, на копья подняли, Обвала зарубили кривым мечом, а Валун сгинул где-то в общей свалке. Его тело только на следующий день нашли… Жаль, не довелось им увидеть, как варраров топили в реке. После победы наградил царь Афру Ураганов кольцами доблести, лучшую часть добычи отдал и присудил земли, на которые Табурлыки претендовали. Они-то, Табурлыки, так долго собирались, что только к самому концу битвы и подошли.

 — Нынешние властители считают, что та старая оплошность не стоила кары, — с презрительной усмешкой заметил Ураган, — тем более, что она искуплена исправной службой в войске нынешнего властелина.

 — Это уж точно, — покачал полуседой головой Могучий Утес. — Ягодник-то Табурлык у князя Ниака в дюжинные выбился! Не больно это ему, правда, помогло, когда ты рубил, точно траву, его дюжину, а твои братья громили его соплеменников, осмелившихся на волю царя Афру посягнуть. Славный пример для всех отчаявшихся и малодушных!

— В разгроме Ягодниковой Дюжины, помнится, участвовал не я один, — улыбнулся Могучему Утесу Ветерок. — А что до примера, то славный-то он, конечно, славный, однако радоваться тут особо нечему. Князь пошлет новое войско, а если надо и всю свою армию, и рано или поздно мои сородичи или покорятся ему, или погибнут!

— На все воля Великого Се, — вздохнул Камень. — Но разве нет никакого выхода?

— Выход есть, и он очень прост. Если бы все народы объединились и выступили против князя, это была бы совсем другая война!

 — Увы! — Камень покачал головой. — После гибели царя Афру племенной союз распался, словно никогда не существовал.

— Не то слово! — сверкнул глазами Ветерок. — Старейшины предпочитают проводить время в распрях и раздорах, растрачивая силы родов и племен на бесполезные усобицы, а княжеские люди вовсю хозяйничают на их землях!

 — Может быть, Бурану следует кинуть клич и созвать большой совет?

 — Уже собирали. Однако толку от него, кроме пустых разговоров, получилось чуть. Я уже не беру в расчет Табурлыков. Те просто не явились, но они враждуют с Ураганами со времен Великого Се. Их нынешний вождь, Рваное Ухо, кажется, и княжьих людей на свои земли пустил только затем, чтобы нам досадить!

— Но ведь есть и другие народы.

 — Пока с нами безоговорочно идут Зенебоки, Козерги и Косуляки, а это, согласись, не самые влиятельные и многочисленные роды. С детьми Травы и людьми Дождя я только что закончил переговоры, но они пока колеблются. Народы Огня и Воды каждые в отдельности готовы к нам присоединиться, но под одно знамя встать пока не готовы, слишком много накопилось обид и недоразумений с обеих сторон. Ну, а что касается народа Земли… — он ненадолго замолчал, досадливо нахмурившись, затем тряхнул светлыми волосами и честно признался: — В этом, конечно, немалая доля моей вины, но есть такие вещи, — он выразительно глянул на Камня, — жертвовать которыми нельзя даже ради всех сокровищ мира!



Белый лев

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться