Молнии Великого Се

Двунадесятый ряд. Часть 2

— Эй, люди! Есть тут кто-нибудь? Тьма кромешная, ничего не видно!

— Ребята! Мы еще на этом свете, или уже на том?

 — Что это было? Я так ничего и не понял! Как шарахнуло, как закрутило, затем выплюнуло куда-то, куда, не разберу!

— Ты что, никогда нуль-транспортировку не совершал?

 — Откуда в Сольсуране нуль-транспортировка?

 — Оттуда же, откуда и Молнии Великого Се. Или ты все еще полагаешь, что это фольклор?

Олег открыл глаза. Кажется, получилось. Даже от погони удалось оторваться. Правда его тело и душа этот путь совершили явно порознь, но это неважно, соединились в конце концов, и на том спасибо.

 — Арсеньев! Ты здесь? Да отзовешься ты уже или нет?

Олег попытался что-нибудь сказать, но вместо того почувствовал невыносимое жжение в груди и зашелся удушающим, до потери сознания, кашлем.

В Пустыне Гнева, а этот странный ход, который он обнаружил во время раскопок около полугода назад, вел именно туда, за прошедшие десять дней ничего не изменилось. Разве только ночной небосклон совсем раскис от дождя. Неровной решеткой забравшие небо колонны храма поклонников темных богов напоминали стартовую площадку взорвавшейся ракеты. Чуть в стороне стоял вертолет, не более уместный здесь, нежели трамвай на рыцарском турнире.

— Арсеньев! Что все это значит? — недовольно воззрился на него Глеб.

Олег, словно гамлетовским безумием прикрывшись плащом своего нездоровья, предпочел не ответить. Вертолет на месте, а это главное, дальше как-нибудь выберемся.

Итак, Тигр оказался тем оборотнем, о котором предупреждал Синеглаз, и он его упустил. Обидно, но ничего не поделаешь. Флаем воин ночи всегда владел лучше, а тут еще эта не до конца сросшаяся рука. Десять дней слишком маленький срок. Вопрос в том, зачем Тигру понадобился весь этот фарс. Он ведь мог их всех убить еще на станции, не создавая никаких проблем. Инсценировать смерть вестников во время неудавшегося побега? Дескать, князь Ниак и Альянс тут ни при чем. Или у него шла какая-то своя, не имеющая отношения к здешним властителям, игра? В любом случае, вопрос об отключении щита теперь закрыт. Все ясно как день: Тигр привел наемников на станцию, отключил щит, а затем разыграл перед ним и Могучим Утесом трогательную комедию. И все же, это выглядело странно. Тигр — оборотень, то есть князь Ниак?

После всех приключений спасатели и спасенные нуждались в небольшой передышке. Хотя храм темных богов считался в Сольсуране не самым добрым местом, его цокольный этаж отлично сохранился и сейчас давал неплохую защиту от ветра и дождя. Пока Глеб оказывал Виму и Эжену помощь, которой, в общем-то, и не требовалось, ибо пленники, в основном, нуждались в отдыхе и подкреплении сил, Камень снял с Олега доспехи и маску, вытер с лица испарину, положил на разбитую грудь холод. Синдбад принес аптечку и сделал инъекцию. Стало вроде бы немного легче дышать, правда, каждое движение отзывалось болью, и на спину вроде бы привязали наполненную вязким тяжелым коллоидом резиновую подушку. «Ничего. Это пройдет, — утешил себя Олег — А если нет, в любом случае осталось недолго».

 Палий нашел в вертолете спиртовку, а Смерч принес короб с припасами, которые и земляне, и сольсуранцы начали активно поглощать. Олег про себя отметил, что, хотя заботливые женщины Гнезда Ветров еды им приготовили не меньше чем на три дня, зенебочий сыр, лепешки и вяленое мясо таяли буквально на глазах. Даже Глеб, со свойственным ему высокомерием частенько иронизировавший по поводу «примитивной пищи» варваров, уплетал за обе щеки.

У Олега сейчас один запах съестного вызывал тошноту.

 — Хреново выглядишь! — почти без своего знаменитого акцента сообщил ему Синдбад.

— Царевна нам голову за тебя снимет, — участливо вздохнул Могучий Утес.

— А вы ей не говорите, — одними губами посоветовал Олег.

— А мы и не сказали, — кивнул Палий, отправляя в рот очередной кусок. — Связи все равно нет.

Олег кивнул. Он знал, что в Пустыне Гнева не работали никакие приборы, поскольку место это характеризовалось как геомагнитная аномалия. Дело в том, что в этом районе, то ли в результате применения молний, то ли еще задолго до них образовались фантастические залежи железной руды и других металлов, которыми была так богата земля Сольсурана. Именно с этим явлением биологи связывали разнообразие расцветок местной растительности, а специалисты в области экономики и политики — тот недвусмысленный интерес, который проявлял к этим местам Альянс.

Глеб неуютно заерзал на месте:
 — А как же вертолет?

 — Взлетит, куда он денется, — успокоил его Палий. — Это старье, к счастью, понимает, что такое ручное управление. Пойдем по СКП.

Олег с Синдбадом усмехнулись, а Глеб сердито сверкнул глазами, похоже он тоже знал, что на сленге разведчиков СКП означает «смотри куда прешь».

 — Умно ты придумал с вертолетом, да и с этим ходом потайным тоже ловко получилось, — похвалил Олега Синдбад, когда руководитель проекта отошел к спиртовке погреть руки. — Только почему нам ничего не сказал? Глеб от возмущения едва не родил!

Он заботливо вытер с Олеговых губ очередное кровавое пятно и деловым тоном опять без акцента продолжал:

 — Мы решили сначала доставить тебя и ребят в Гнездо Ветров, а затем Палий отправится к варрарам. Он говорит, ситуацию еще можно переломить.

Олег прикрыл глаза. Гнездо Ветров: Птица, мать, забота и покой.

 — Войско князя Ниака находится на расстоянии шести часов ходьбы от ущелья Спасенных, — напомнил он товарищам.

 — Нам его не остановить! — сдвинул брови подошедший Глеб. — Да мы и не имеем права! Вмешательство в дела аборигенов — это прямое нарушение Соглашений! — добавил он, оседлав любимого конька.



Белый лев

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться