Молнии Великого Се

Голос священной скрижали

Они победили! Олег и его товарищи живы! Провокация Альянса не удалась, танки и наемники князя Ниака уничтожены. Воины Огня и Воды, забыв старые распри, объединились в борьбе против узурпатора, и, завершив разгром врага, следуют в сторону Гнезда Ветров.

Чтобы поскорее принести Матери Ураганов и совету племени эту радостную весть, Птица весь путь до Большого Дома проделала бегом. Не сбавляя шаг, она с легкостью своей крылатой тезки взлетела по вырубленным в толще скалы ступеням, каждая из которых доходила ей до середины бедра… и в замешательстве, если не сказать в тревожном оцепенении, остановилась на пороге: в зале Совета царили уныние и скорбь. Седовласые Старейшины, помощники великого вождя и знатоки Предания, почти такие же древние, как камни твердыни, застыли на своих местах, погруженные в сумрачное оцепенение. Величественная Мать Ураганов, согбенная, словно деревенская старуха, рассеянно гладила растрепавшиеся волосы Яркой, тело которой содрогалось от рыданий. Юный Шквал, следуя обычаю, без единой слезинки в глазах кромсал ножом кожу на левой руке и обильно кропил кровью очаг, произнося священные обеты мести.

Хотя в горле Птицы застрял комок размером с баскетбольный мяч, а колени предательски дрожали, она нашла в себе мужество приблизиться к Владычице.

— Варрары захватили Земляной Град и движутся в сторону Гнезда Ветров, — поведала Мать Ураганов, как только нашла в себе силы говорить. — О судьбе войск моего супруга и сыновей гонцу, который принес эту весть, ничего не известно.

Птица сделала судорожный вдох, чувствуя, как уходит из-под ног почва. Стало быть, Палий опоздал. Или у него не получилось. Да и жив ли он. Варрары, чтобы задобрить своих кровожадных богов, не погнушаются принести в жертву даже шамана. Бред какой-то! Они же до сих пор используют каменные топоры и костяные остроги! А допотопную катапульту или таран в глаза не видали. Куда им с такими-то орудиями и навыками укрепленные города завоевывать?

 — Они призвали на помощь тьму, — видя недоумение и откровенное недоверие своей царственной невестки, пояснила Мать Ураганов, — которая породила изрыгающих огонь и железо чудовищ.

Птица поспешила опуститься на циновку. Ноги окончательно отказались ее держать. Опять танки?! Похоже Альянс решил взяться за дело всерьез! Впрочем, для того, чтобы пробить городские ворота или совершить подрыв стены, достаточно дымного пороха и прочих примитивных средств. Стараясь не смотреть на Яркую — взгляд жены Суховея вмещал скорбь женщин всех миров и всех времен, она сухо поведала Матери и Совету то, ради чего пришла и поспешила уйти. Обратный путь она вновь проделала бегом, только теперь вперед ее гнала наступавшая на пятки беда. Первым делом связаться с Олегом и ребятами, как бы еще и они в западню не угодили, потом…

Про потом она додумать не успела. Распахнув дверь их с Олегом комнаты, она вновь не смогла решить, то ли ей каменеть от ужаса, то ли мчаться со всех ног куда подальше: на травяной подстилке, кое-где все еще запятнанной кровью Олега, удобно растянулся горный кот Роу Су. Как он туда попал? Каким образом пробрался в крепость? Да и что забыл в жилище его злейших врагов людей?

Впрочем, если под личиной зверя скрывался пленник Ураганов, Синеглаз, все эти вопросы имели иной ответ. Другое дело, что Птица предпочла бы не видеть вблизи ни княжича, ни горного кота. Захлопнув дверь до того, как зверюга ее заметил, она вылетела во двор и только там сумела кое-как перевести дух.

 — Моя госпожа! Кто посмел тебя обидеть? — на Сольсуранскую царевну с почтением и обожанием смотрели фиолетовые глаза Обглодыша.

Мальчуган уже в который раз появлялся для того, чтобы уберечь ее и поддержать.

 — Там… т-т-там…

Птице стоило немалого труда поведать про Роу-Су.

 — Это совершенно невозможно, — серьезно проговорил мальчишка. — В этой крепости находится только один Роу-су, то есть вару. Это мой господин, и я его только что навещал!

Обглодыш решительно направился вверх по лестнице. Птица, словно зачарованная, последовала за ним. Когда Обглодыш распахнул дверь, Птица зажмурилась, словно трехлетнее дитя, пытаясь отсрочить неизбежную встречу с ужасом.

 — Лариса! Ну, наконец-то! Сколько можно тебя ждать!

Птица осторожно приоткрыла сначала один глаз, затем другой. Сомнений быть не могло. В комнате, удобно устроившись возле голографического монитора, ее поджидал Вадик.

Вот так, наверное, и сходят с ума.

 — Лариса! Ты это видела? У нас получилось! Моя гипотеза полностью подтверждена! — Лицо поклонника сфинксов и ассуров сияло, золотая копна колыхалась, как нива перед дождем. — Ты просто гений! Столько работ, посвященным узорам травяных рубах, столько исследований в области Предания! И никто не додумался спросить про двунадесятый ряд!

Птица не сразу сумела постичь смысл его слов. Радостные и страшные вести, полученные от Олега и Матери Ураганов, безумная встреча с горным котом, в нереальность которого разум отказывался поверить, совершено вытеснили из ее сознания мысль о той великой тайне, над постижением которой она билась уже вторые сутки. Между тем, программа расшифровки похоже закончила свою работу, выведя на экран двенадцать аккуратных строф:

<center>«Услышишь лишь голос священной скрижали,
Иди серединным путем без боязни
Туда, где глаза Роу-Су видят солнце.
Путь между двух змей горный кот объясняет.
Сквозь камень ты зов его сердца услышишь.
Ты минешь двух змей и пройдешь еще столько ж
К началу моста, что на звезды стремится.
Его отыскать тебе песня поможет.
Сеченье строки — есть сеченье вершины.
Лишь царская кровь дверь завета откроет.
Но духов хранящих покой кто нарушит,
Во славу Великого Се жизнь отдаст».</center>



Белый лев

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться