Молнии Великого Се

Свой среди чужих - чужой среди своих. Часть 1

Страшная весть о падении Земляного Града застала Олега на перевале Лучезарного копья, который он преодолевал в сопровождении Камня, Смерча и десятка лучших воинов народов Огня и Воды. Прежде чем вступать в смертельное противоборство с ордой, следовало выяснить хотя бы ее численность и маршрут перемещения, а когда встал вопрос о выборе разведчиков, все пришли к выводу, что в качестве представителя вестников и командира лучше всего подходит Олег.

Синдбад и Вим были заняты тем, что разбирали снаряжение и технику змееносцев, надеясь отыскать исправные аппараты и оружие с боекомплектом. Эжен, который пострадал серьезнее других,  скрепя сердце согласился тихо лежать возле снятой с одного из танков рации в пещере под скалой Дхаливи и с помощью вестовых поддерживать связь с Пустыней Гнева. Ну а кандидатура Глеба даже не рассматривалась. Конечно, руководитель проекта пускай на хилую троечку, но сдал зачет на уроке товарищества и мужества. Однако все знали, что при его высокомерии и отсутствии опыта полевой работы и общения с сольсуранцами, он принесет больше вреда, нежели пользы.

Бедная Птица! Когда во время их предыдущего разговора она поняла, что ее непутевый супруг, едва выбравшись живым из огня, снова нырнул в полымя, слова нежности и любви, врачевавшие его лучше самых сильнодействующих препаратов, сменились горькими причитаниями и слезной мольбой.

— Ты скоро в железного дровосека превратишься! — с горьким укором всхлипнула она.

Олег про себя подумал, что это был бы для него еще не самый худший исход: пускай и с имплантами, заменившими жизненно важные органы, но продолжая мыслить, чувствовать, радоваться многообразию этого мира и любить свою царевну.

— Я просто хочу поскорее увидеть тебя! — поспешно отшутился он.

 Сейчас, когда она рассказывала о катастрофе в Граде Земли и передавала скупую информацию, полученную от гонца и Матери Ураганов, ее голос звучал спокойно и сухо, как у человека, принявшего решение. Что она задумала? Какую жертву собралась принести, чтобы вытащить его и спасти Сольсуран? Она, конечно, ничего не сказала, но по ее тону —  ох как ему не нравился этот тон —  он понял, что любимая не собирается сидеть сложа руки, и убедить ее ничего не предпринимать практически невозможно.

Олег обещал держать ее в курсе всех событий и повернулся к товарищам, в первый раз пожалев о том, что этот переход они совершают не на «винтокрылой колеснице», а верхом. Увы, в хаосе смертельного противоборства их бедный вертолет оказался на линии огня и не подлежал восстановлению, по крайней мере, до возвращения корабля. Конечно, в сложившейся ситуации, когда все они не только чудом уцелели, но и с помощью воинов Огня и Воды сумели разбить врага, скорбеть о потере машины являлось чистейшим крохоборством. Но необходимость до глубокой ночи петлять по горным тропам, которую Олег в начале пути решил воспринимать как необходимый телу и душе отдых, безжалостно съедала драгоценное время. А каждый час промедления мог стоить кому-то жизни.

Все попытки связаться с Палием закончились неудачей. Передатчик этнографа молчал, своим упорством подтверждая худшие из опасений. Зато Эжен отозвался с эмоциональностью, явно излишней для человека, внутренности которого только сегодня собирали по частям:
— Если они и дикарей вооружили танками, то это настоящее вторжение! Надо срочно вывести людей из Гнезда Ветров!

— Куда?! — в один голос воскликнули Олег и слышавшие слова гидролога Камень и Смерч.

 — Не знаю, — не нашел, что придумать бедный Эжен. — Куда-нибудь в горы, в травяные леса… Вы представляете, какая начнется бойня, когда Горынычи разрушат стены крепости.

 — А в горах или травяном лесу их просто перебьют по одному, точно скот! — сверкнул глазами Смерч.

Олег попросил Эжена взять себя в руки и послать вождям и Синдбаду с ребятами гонцов. Воинам племен Огня и Воды следует знать, что их противник с помощью вездесущих змееносцев приобрел опасные умения, и недооценивать его нельзя. Не наломали бы только они сгоряча дров, сунувшись наобум в пекло!

 — Это вряд ли! — успокоил Олега, угадавший ход его мыслей Камень. — До утра они никуда не двинутся. Людям и зенебокам надо дать отдых!

 — К тому же кузнецы нашего племени обещали попытаться помочь вестникам Великого Се вернуть боеспособность машинам надзвездных краев, — напомнил участвовавший в их дозоре сын Пожара Костер.

Олег кивнул, с душевной теплотой вспоминая примитивные кузнечные горны и травяные рубахи мастеров, помогавших Синдбаду и Виму с помощью «дедовской кувалды и такой-то матери» починить технику, опередившую их эпоху на несколько столетий, и вполне успешно. Несомненно, любого мыслящего ученого подобная картина наводила на размышления по поводу эволюционной теории и концепции исторического прогресса. Однако Олег предпочел все научные изыскания по этому поводу оставить на более спокойное время, если оно, конечно, когда-то наступит.

Нынче существовали задачки поважней. С помощью восстановленных танков они надеялись отогнать варраров от Земляного града. Если сведения, полученные от Птицы, верны, сейчас речь могла идти только о спасении Гнезда Ветров. Да и оно выглядело в достаточной степени проблематичным: до сего дня дикари из гнилых болот ни разу не брали укрепленных городов! Неужто Змееносцы и их снабдили современным вооружением? Не для того ли, чтобы беспрепятственно его провезти, был лишен свободы Палий? Или в Земляной град проникла измена? Вспоминая недавнее безобразное судилище, едва не стоившее ему жизни, Олег мог сказать, что в доме старого Дола дела обстояли не очень-то благополучно.

 — Среди сыновей Земли нет и не может быть предателей! — с возмущением отверг саму мысль о подобном развитии событий сын Потопа Ливень, мать которого приходилась Долу сестрой.



Белый лев

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться