Молнии Великого Се

Судьба Сольсурана. Часть 1

Битва с варрарами продолжалась всю ночь. Вернее сказать, не столько битва, сколько преследование и уничтожение обратившейся в беспорядочное бегство, объятой животным ужасом орды, в которой каждый думал лишь о том, как спасти свою жизнь, бросив на произвол судьбы женщин, стариков и детей. Не стоило глумиться над беззащитными поселянами народа Земли, не стоило вызывать гнев Великого Се и духов-прародителей!

Вся верхушка орды Красноземья, включая кутигана и его тиг, погибла во время устроенного Диким Котом взрыва, в котором Камень увидел не только сокрушающую мощь оружия надзвездных краев, но и карающую длань возмездия хранителей Сольсурана, оскорбленных вторжением. Глинистая почва под стенами Града Земли отказывалась принимать обагрившую ее кровь, дымящиеся потоки которой в некоторых местах доходили пешему до колена. На следующий год удобренная прахом и золой пашня принесет невиданный урожай. Те, кому посчастливилось избежать ярости подземного огня и разящих клинков, сдавались в плен сотнями. Одних только взрослых мужчин захватили не менее трех тысяч. В синтрамундских сапфировых копях и рудниках Дола Большое гнездо им объяснят, что негоже посягать на чужую землю.

 Сам владыка Дол сейчас стоял на коленях в храме, благодаря Великого Се и духов земли за избавление. По мнению Камня, почтенному вождю следовало прежде всего поблагодарить Ветерка и, конечно, героя дня Дикого Кота, не важно, какой стороне он служит в надзвездном краю. Впрочем, насколько Могучий Утес сумел разобрать, выполнял он приказы тех же вождей, которым присягал и Ветерок, а его служба князю Ниаку, как и обучение военному искусству надзвездных краев Синеглаза, являлись частью опасной игры, к которой, случалось, прибегали и сольсуранские цари или главы родов. Ну а то, что воеводы надзвездных сил, с самого начала знавшие о невиновности Ветерка, сделали вид, что поверили навету, свидетельствовало не столько об их бессердечии, сколько о мудрости, и молодой Ураган, несмотря на понятную обиду, в глубине души это понимал.

Что же до Камня, то высказав все известные ему слова признательности Ветерку и Дикому Коту, он вслед за Долом поспешил в храм воскурить Великому Се и духам прародителям самые дорогие благовония, которые мог себе позволить в благодарность за обретение на старости лет кровной родни. Неужто род Могучего Утеса не угаснет? Ведь если Руда произведет на свет сына, он сможет вырасти настоящим воином травяных лесов, не ведающим варрарской скверны, и ему в отличие от отца не придется таиться, чтобы говорить на родном языке, чтить духов прародителей и жить по законам Сольсурана. Ради такого будущего стоило не только почтить Великого Се и духов Земли благовониями, но и устроить жертвенный пир, на котором закалывают стадо козергов или даже зенебока.

А еще стоило принести жертвы по случаю вступления в ряды воинов травяного леса Валуна. Хотя сын его покойного брата проиграл свой первый бой, схватку со всей ордой во имя Правды и бок о бок с наставником можно было считать победой. Много ли обладателей травяных рубах и даже колец доблести отважились бы на подобное. А если верить рассказам, которыми успели потешить старика варрарский колдун и Руда, то Валун успел к тому же достать и повергнуть не менее десятка дикарей.

Вот только все пиры и жертвы пока приходилось откладывать на более спокойные времена. Не дожидаясь полудня, воины Урагана и большая часть ратников народа Земли выступали в сторону Гнезда Ветров, чтобы схлестнуться с ордами оставшихся в живых варрарских кутиганов, и Камень не мог эту битву пропустить. К тому же Могучий Утес сейчас имел за душой не так много меновых колец, а ему хотелось купить какие-никакие обновки малышке Руде. Негоже невестке старшего в роду разгуливать по улицам Града Земли в варрарском тряпье. Да и о ребенке, появления которого молодые супруги ждали через неделю-другую, следовало позаботиться.

Конечно, он мог одолжить у кого-нибудь из друзей. Тот же владыка Дол предлагал не только справить приданое троюродной племяннице, но и, не мешкая, выделить Камню причитавшуюся ему долю добычи. Да и Ветерок с братьями и товарищами-вестниками намекали, что обретение семьи стоит не только пира, но и подарков. Тем более, что по матери молодые Ураганы приходились Валуну двоюродными братьями. От приданого Могучий Утес отказываться не стал: оно узаконивало в пределах Сольсурана свершившийся по обычаям иной земли брак. Да и Руду стоило порадовать. Не только же вздорной Меди дорогими побрякушками похваляться! Хотя дочь славного горного мастера Буерака не могла спорить красой с девами надзвездных краев, она ничем не уступала сверстницам-сольсуранкам, а ее преданность мужу и отвагу и вовсе следовало ставить в пример. Что же касалось доли в добыче, то с освобождением града Земли поход еще не закончился, да и подарки раньше времени негоже получать.

 Бедный Валун! Как же он переживал, что раны мешают ему отправиться под стены Гнезда Ветров. Он хотел не только поквитаться за обиды, но и принести пользу принявшему его родному народу.

— Я так хотел сражаться за Сольсуран! — едва не плакал молодой воин, безуспешно пытаясь подняться с выстланного мехом и травой удобного ложа в одном из покоев Дома Земли. Несмотря на следы побоев и варрарские татуировки на лице, он в этот момент был очень похож на своего покойного отца.

— Тебе еще представится такая возможность! — успокаивал племянника Могучий Утес. — Главное, ты сумел отличить Правду от злокозненной лжи!

 — Ну ведь наставник же идет! — не унимался Валун, едва не с обидой указывая на варрарского колдуна Палия, который пытался пройти от стены к стене, проверяя действие лекарств.

 — Я должен разоблачить служителя тьмы, укравшего мое обличье, — отозвался тот, присаживаясь на ложе, на котором бы ему по-хорошему стоило хоть пару недель полежать. — Мы не хотим излишнего кровопролитья! Возможно, узнав о страшной каре, которая постигла кутикана Красноземья и его орду, жители Желтых и Синих и земель, а также орды Черного болота образумятся и отступят!



Белый лев

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться