Молнии Великого Се

Размер шрифта: - +

Духов хранящих покой кто нарушит. Часть 1.

На обратном пути из надзвездных краев Дикий Кот и Синеглаз управляли кораблем по очереди, давая друг другу возможность отдохнуть. Хотя Молнии Великого Се, чудесным образом повернув время вспять, возвратили корабль и всех, кто на нем находился к утру дня после битвы, человеческие тела вестников знать ничего об этом не хотели и явственно намекали на то, что после двух утомительных суток силы на исходе.

Камень тоже нуждался в отдыхе, но не сумел отказать Лике, когда та попросила помочь в лечении Ветерка. Хотя дочь царя Афру уродилась выше и крепче своей сестры и выглядела настоящей сольсуранкой, приподнимать и переворачивать обессилевшего от потери крови рослого, крепкого мужчину ей было все же затруднительно, а все механические носилки и подобные им аппараты сразу после битвы вестники передали на нужды раненых в Гнездо Ветров.

Уже после первого осмотра больного глаза Лики округлились:

 — Да у него же травмированы все внутренние органы! Не понимаю, как он до сих пор жив.

 — Я тут не при чем! — подал голос из рубки Синеглаз. — Если что, это все мой папаша.

 — А запрещенными препаратами кто его накачал?! — вспылила Лика, глянув на висящую прямо в воздухе мудреную таблицу. — Ему к внутренним кровоизлияниям и пневмотораксу только абстинентного синдрома не хватало!

Она еще долго бранила беспечность разведчиков и их варварские методы сохранения боеспособности, что, впрочем, не мешало ей выполнять свое дело, а лечить людей она, судя по всему, умела также искусно, как ее сестра толковать Предание. Вот ведь, неисповедимы пути Великого Се. Как же причудливо переплелись судьбы двух дочерей царицы Серебряной и молодого Урагана. Через несколько сотен поколений Лика приходилась Ветерку правнучатой племянницей.

 — Ну вот и все! — улыбнулась премудрая врачевательница, удовлетворенно переводя взгляд с дела рук своих на изображения и таблицы. К тому времени Ветерок хоть и пришел в себя, но лежал опутанный со всех сторон каким-то проводами и трубками, через которые прямиком к внутренним органам и в кровь подавались лекарства. — Еще недельку-другую отлежаться и будет все в порядке.

Поскольку Ветерок сейчас не мог говорить, ибо одна из трубок закрывала ему рот, помогая дышать, он лишь печально улыбнулся одними глазами, зная, что столько времени у него нет. Совету врача, он, впрочем, решил отчасти последовать и дать небольшой отдых если не душе, то хотя бы телу. Он прикрыл отяжелевшие веки, погружаясь в забытье. Камень тоже устроился на свободном ложе неподалеку, пытаясь вспомнить, когда же спал в последний раз, не считая тревожной дремы в седле зенебока по пути к Гнезду Ветров. Однако в это время Синеглаз, который честно отстоял свою вахту, сообщил, что на связь вышел командующий силами надзвездного Содружества.

Предводитель надзвездного воинства выглядел озабоченным и хмурым. Вместо приветствия сразу перешел к делу.

— Постарайтесь продержаться еще хотя бы сутки, — начал он сухо. — Приказ получен и согласован, соединение наших сил уже в пути.

 — Самое время! Как раз на руины успели бы! — переглянувшись с Ветерком и Ликой, презрительно хмыкнул Эжен, который хоть из-за ран и не смог принять участие в сражении, но переживал наравне с товарищами и вместе с остальными сетовал на нерасторопность командования, из-за чиновной волокиты едва не погубившего целый мир.

— Можете дать им отбой! — на правах временного командира корабля, доложил Дикий Кот, еле сдерживаясь, чтобы не расплыться в торжествующей улыбке. — Агрессию удалось отразить. Эскадра Альянса полностью уничтожена.

На лице командующего, изображение которого можно было видеть во всех помещениях корабля, радость сменилась недоумением.

— Но ведь это же невозможно! — пробормотал он. — Разведка донесла, что корабли Альянса лишь через двенадцать часов выйдут на траекторию удара. И потом, в вашем распоряжении нет таких средств. Если только…

Он оборвал себя на полуслове, опасаясь даже упоминать в эфире о Молниях Великого Се, и в его глазах отразился ужас.

Эжен скорчился, хватаясь за швы на животе, давясь беззвучным смехом, Ветерок, насколько ему позволяла дыхательная трубка, презрительно скривился и закатил глаза. Лика сохранила невозмутимость и только с укоризной переводила взгляд с товарищей на откровенно гримасничающего Синеглаза, который предусмотрительно стоял так, чтобы командующий его не видел.

— Вы все правильно поняли, — не сумев скрыть превосходства, кивнул Дикий Кот. — Каждый независимый мир имеет право на защиту, и согласитесь, что корабль, простоявший на планете две тысячи лет, является уже собственностью ее жителей. Он совершенно исправен и на борту осталось еще восемь ракет. Пожалуйста, постарайтесь донести это до змееносцев. У вас еще сутки, чтобы подготовиться к их очередной истерике в Галактическом совете.

 — Но как же отдача? — у командующего тряслись руки.

 — Как видите, нам удалось минимизировать последствия, и выиграть почти два дня, что в условиях военных действий не так уж и плохо. На всякий случай можете завтра проверить старый коридор, начинающийся в системе Паралайз. Вдруг это поможет конструкторам понять, в чем было изначальное упущение.

Какое-то время командующий растерянно кивал головой, напоминая забавные фигурки, которые делали в Синтрамунде. Потом видимо вспомнив о чем-то существенном спохватился:

— То есть, Вы не выполнили приказ?

— И готов за это ответить по всей строгости законов военного времени! — отозвался Дикий Кот с такой невозмутимостью и достоинством, что даже на лице Синеглаза привычную насмешку сменило одобрение напополам с восхищением. — То есть, бывший руководитель проекта арестован, — снизошел до пояснений Дикий Кот. — Но Арсеньев жив, хотя и находится сейчас под присмотром врачей.



Белый лев

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться