Молнии Великого Се

Духов хранящих покой кто нарушит. Часть 2

Легко сказать! Когда они обнаружили искореженные обломки вертолета, даже у Камня упало сердце. Воображение услужливо нарисовало жуткую картину: гнусный узурпатор, словно куль с поклажей тащит к пещерам Гарайи изувеченное тело сольсуранской царевны.

 — Если Птица потеряла ребенка, с ее помощью амриту князю Ниаку не добыть, — несколько не к месту заметил Дикий Кот.

 — Типун тебе на язык! — в сердцах пожелала ему Лика.

К счастью, следы царевны, ведущие к граду Двенадцати Пещер, пока не оправдывали ни страшных опасений Камня, ни малоприятных ожиданий Дикого Кота. Дочь царицы Серебряной шла быстро и уверенно, почти бежала, на земле и примятой траве Могучий не заметил никаких следов крови, и пока единственные опасения вызывал петляющий и неверный след Роу-Су.

 — Ага, на этот раз черед превращаться выпал вашему Вадику! — рассматривая клок рыжеватой шерсти, с азартом проговорил Синеглаз. — Пусть привыкает! Скоро этот вид внешности станет для него единственным! Посмотрим, поможет ли ему его кандидатский диплом и прочие заслуги, выклянченные его предприимчивой матушкой!

— Интересно, чей облик принял на этот раз князь Ниак? — негромко спросил Ветерок, которому только напряжением всех душевных сил удавалось держаться и не давать выход переживаниям.

— А ты не догадываешься? — отбросив с лица сивую прядь, с пониманием глянул на него княжич.

Они опоздали совсем на чуть-чуть. Не стоило задерживаться, предаваясь бесполезной скорби среди обломков. К тому же, Дикий Кот, хоть и старался посадить корабль в максимальной близости к Гарайе, был вынужден приземлиться чуть в стороне, отыскав удобное место в травяном лесу, и несколько поприщ им пришлось пройти пешком, прокладывая дорогу при помощи бластеров.

Этого времени узурпатору с лихвой хватило на подготовку. Интересно, сколько же еще у него в запасе оставалось травяных рубах, похожих на ту, которую носил Ветерок.

 — Вы что, думаете, он их из травы плетет? — поймав недоуменный взгляд Дикого Кота и Лики, пояснил Синеглаз. — У советников Альянса из лагеря варраров, помнится, был неплохой трехмерный принтер!

Хотя царевна каким-то образом распознала подвох, что она могла противопоставить наследнику древних асуров и поклоннику Тьмы, которая хотя и требовала платы годами жизни, увеличивала возможности смертного существа в разы? Как никогда хрупкая и беззащитная, Птица, обреченно опустив голову, шла по мосту, стараясь не глядеть на безобразное чудовище, в которое превратился узурпатор.

 — Ну, сделайте же что-нибудь! — не в силах глядеть на безрадостное зрелище, простонала Лика.

Мужчины переглянулись. Ни лук, ни праща, ни оружие надзвездных краев не убивают мгновенно. Даже умирая, князь Ниак успеет увлечь пленницу в пропасть. Ветерок это лучше других понимал. Однако вместо того, чтобы смотреть на свою царевну, он разглядывал какой-то продолговатый предмет, лежавший на камнях, и его лицо все ярче озарял свет надежды.

 — Все будет хорошо! — пообещал он Лике, решительно устремляясь вперед.

— Что он собирается делать? — наблюдая за товарищем с бластером наготове, чтобы в случае чего прикрыть, изнывал от нетерпения обычно такой невозмутимый Дикий Кот. — Неужто он примет предложение узурпатора поменять царевну на корабль? Этого ему все равно никто не позволит.

 — Он не хуже нас с тобой знает, что договариваться с моим отцом бесполезно! — успокоил спутника Синеглаз, проверив у своего импульсника предохранитель и не забыв бросить взгляд на Лику, которая от волнения едва держалась на ногах. — Надеюсь, этот скромник Арсеньев просто припас на крайний случай туза в рукаве. Или мастерски блефует. Не знаю, как Вы, но я не слышал о запрете посещать гробницу царей во время Праздника Первых побегов.

В самом деле Ветерок, в отличие от остальных, вел себя как человек, который знает, что делает. Достигнув противоположного края моста, он сделал на ладони надрез и знакомым уже жестом приложил ладонь к знаку Поднятой руки.

Когда же узурпатор, уродливый в своем полузверином облике, совсем не сочетающемся с травяной рубахой, и не думая отпускать царевну, устремился в открывшийся проход, Ветерок, вместо того, чтоб ему воспрепятствовать или хотя бы напомнить об обещании, пошел по мосту прочь. Это выглядело так неожиданно и главное настолько не укладывалось ни в какие рамки и представления, что растерялся даже князь Ниак.

 — Куда это ты собрался? — прогремел его грубый голос, усиленный устройством связи, которое имел при себе Ветерок.

 — Да вот, хочу с того берега поглядеть, как ты собрался добыть амриту, не используя при этом скрижаль.

 Он простер правую руку над пропастью и оказалось, что в ладони у него зажата величайшая святыня храма Великого Се.

Только теперь Камень понял, что за предмет так привлек внимание молодого Урагана по пути к мосту. Интересно, каким образом святыня великого Храма оказалась на земле? Обронила ли ее в смятении царевна или выбросил за ненадобностью узурпатор?

— Ты возгордился чистотой и древностью своего происхождения, — назидательно продолжил Ветерок, — возомнил, что дар Небес не имеет над тобой силы, между тем твой младший, всеми вами презираемый сын оказался гораздо умнее, поэтому жрецы Великого Храма или Словорек, с которым он общался во время своих прежних побегов, открыли ему то, что не сочли нужным доверить тебе.

 — Ты все это только сейчас придумал! — обиженно проревел узурпатор.

— Давай проверим! — осклабился Ветерок, сделав движение, будто он собирается выбросить древнее сокровище.

 — Стой! — дрогнул узурпатор. — Что ты хочешь?!



Белый лев

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться