Молодость - дружба, любовь и ненависть

36

Лев

Плохо себя чувствовал весь день: странные смутные ощущения, сплетаясь тонкими ниточки памяти из воспоминания в реальность. Это все заставляло меня на время забыться и теряться во внешнем мире. Мое сердце очень больно сжимало, кости ломило, а душа не сидела на месте. То Венера с красными бантами задорно хохотала, то «мужчина, которого нельзя называть отцом» пытался убить кого-то. Все картинки прошлого перемешались, путая меня и превращая все в кровавую лужу. Потом, все, что было уходило в густой туман, как будто призрак...

Что со мной не так? - эхом окликалось в разуме. – Почему я снова чувствую, как тело перестает меня слушать?

Все видится в черно-бело цвете, как будто в серых очках. С посвящения в студенты, последствия моей невнимательности. Я не сконцентрировал внимание на всем учебном заведении, меня интересовало новая драка после принятия спиртных напитков. Вызвав студентов туда, которые во всех делах разобрались. Но… Прослеживая другие камеры, я увидел, как к университету подъезжает машина скорой помощи. 

В тот момент, я начал понимать. Шестое чувство проснулось во мне, а в голове крутились слова Насти: «Ничего, это еще не вечер. Ты сам сделал свой выбор Лев. Потом можешь не задавать вопросы».

Я понял, что подруга все спланировала, для того, чтобы нанести вред Венере. Разве, Настя не может понять, что Венера, просто так страдает. Я должен был позаботиться об этом сам. Не стоило мне запускать эту бомбу. Настя не так-то проста. Наносит удары, не применяя никакой физической силы, со своей стороны.

Вошел без стука в комнату подруги, включив свет в комнате, - у окна я увидел девушку, держащую в руке рамку.

- Настя, подойди ко мне! – велел я девушке, – Когда ты перестанешь причинять боль людям?

Девушка подошла, рассматривая меня пристальным взглядом широких глаз. Лицо у нее было равнодушным, а кончики губ подрагивали. В его взгляде, в выражение лица, чувствовалось душевное напряжение и некое раздражение.

- Что, захотел еще больше меня втоптать в землю? – Шумно вздохнула Настя, поднимая вверх фотографию с изображением Венеры, – Надеюсь, она как следует, получила, – Девушка провела пальцем по фотографии, – Так раздражает.

- Отдай, – попытался выхватить фотографию из рук, но попытки были тщетны, Настя не хотела отдавать, – Отдай, –  повторил я, но фотография в рамке с треском упала на пол и разбилась.

- Доволен? – произнесла она тихо и с такой интонацией, будто я это произошло по моей вине. – Как жаль, - девушка наклонилась и подняла осколок вверх, - Рамочка разбилась.

Она стояла передо мной, исподлобья разглядывая осколок. На лице у Насти появилась улыбка.

- Что делаешь? Ты же можешь порезаться, - я хотел потихоньку забрать стекло, но подруга спрятала его за спину, - Хочу проверить, каково это, чувствовать боль, от самовольных порезов.

- С ума сошла? – Повысил голос, - Прекрати строить из себя жертву. Ты точно не в своем уме.

Она молчала, смотря сосредоточенно.

- Я с ума сошла? – Фыркнула девушка. – Говорит тот, кто ничуть не лучше меня. Ты под стать мне, но делаешь вид, что не так.

- Откуда ты… -  с трудом сдерживаясь, спросил я. – Ты все знала.

- Ну, знала. И что с этого? – Хмыкнула Настя. – Я все равно от тебя не отвернулась.  Потому я…

- Прекрати! – Крикнул я раздраженно, - Хватит меня любить. Сделай так, чтобы перестала проявлять ко мне чувства. Хватит делать людям больно из-за меня. Просто, представь, что я тебя ненавижу.

- Ненавижу… - эхом повторила подруга.    

Я некоторое время смотрел на нее и размышлял. Вид у Насти был жалкий и измученный. Она прекратила скрывать свои эмоции и снова заплакала. Я ее выучил за все время, и понял, что она пытается давить на жалость, слезами. Если я буду тут стоять, я пожалею ее.

-Извини…  - Шепнул я, резко развернулся и направился прочь из комнаты.

Мне нужно было найти Венеру и проверить. Я должен убедиться, что ее жизни ничего не угрожает. Еле шел на ногах, это потрясение меня добило.

Совершенно быстро добрался до больницы. Я прохожу к посту, где сидела медсестра и спокойно пила чай. В ту секунду, она подняла глаза на меня, моргнула.

-Вам плохо? – Резко спросила она. – Вы такой бледный.  

-Нет, я чувствую себя хорошо. – соврал я, чувствуя, как горлу поступает тошнота. – Не подскажите, в какой палате девушка, по фамилии Волкова.

 -Сейчас… - отвечает медсестра и начинает пролистывать журнал. – Волкова Венера Викторовна под капельницей. С ней прибыл какой-то парень. Они в палате 205.

-Спасибо. – говорю я и направляюсь сторону палаты.

Добрался до нужной двери за полминуты. Вот она, та палата передо мной. Дверь была приоткрыта. Я замер почти на пороге, не решаясь войти внутрь.

Венера лежала на больничной койке, с капельницей. Кристофер сидел на стуле и крепко держал руку девушки. Она жмурилась и  громко проговаривала, находясь в состоянии сна:

-Пожалуйста, спаси папу. Куда ты… Стой! Мальчик! Лев!

Меня словно ударили разряды молнии. В голове завертелись все события. Ко мне снова возвращались болезненные воспоминания. Снова тот день. Все стало более понятно. Я увидел то дом, где происходило «убийство Венеры», и тот голос, умоляющий спасти…

Я встряхнул головой и оперся о дверную коробку. Посмотрел в палату и обнаружил, что Венера уже вставала с койки. Мне ничего не оставалось, как бежать. Бежать как трус. Чувствуя, как все «убийство» перед глазами.

Все было как в тумане. Я пытался найти свои таблетки, когда уже оказался в комнате. Только я открыл баночку, как все посыпалось на пол. Я скатился по стене вниз, пытаясь достать, хоть один препарат.

Я даже забыл запереть дверь. Не ожидал, что в комнату явится именно тот человек, у которого я попрошу помощь. Я помнил, как я попросил Кристофера, разобраться в делах.

-Ладно, – сказал тогда парень, помогая мне добраться до кровати. – Я помогу тебе, только не сейчас. Через неделю. Окей? Только, ты не должен говорить, что меня видел. Я разберусь со своими проблемами и приеду.  



Энн Флорес

Отредактировано: 28.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться