Монахиня и Оддбол

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ 3

             Глава 1

  

   Наутро после приёма дом герцога Крэйбонга долго спал.

   Спал уставший вечером герцог, большую часть приёма проведший в курительной комнате, куда к нему заходили некоторые мужчины из гостей - обсудить кой-какие дела, да выкурить сигару под бокал-другой более крепких напитков, нежели те, что подавались в большой зале. Но какой бы вопрос тот или иной господин ни обсуждал с герцогом, не было, однако, никого, кто бы не высказал комплимента в адрес новоявленной в свете дочери герцога. Отцы взрослых дочерей нередко сетовали, что их дочь воспитана дома и поэтому избалована, а счастливые отцы взрослых неженатых сыновей весьма прозрачно намекали на желательность их брака с Долорес-Софией, и при этом обязательно деликатно интересовались размером и составом её приданого.

   Спали сыновья герцога Брайан и Питер, каждый из которых находился в зале до самого конца приёма, а после отправился провожать одну из присутствовавших гостий, причём Питер вернулся домой уже под утро.

   Спала многочисленная челядь, которая прислуживала гостям, потом почти до утра занималась необходимой уборкой, и теперь наслаждалась заслуженным выходным днём.

   Спала и Дора. Волнение, которое она испытывала ночью, переживая детали прошедшего приёма, уступило место усталости только с рассветом.

   Лишь около полудня дом понемногу стал заполняться шорохом шагов прислуги да звяканьем кухонной утвари.

   Во время обеда, который по сути был завтраком, в покои герцога принесли традиционные газеты, а также письма. Письма, помимо деловых сообщений, содержали различные приглашения, которые всегда во множестве получал герцог и на которые обычно отвечал его секретарь вежливым отказом. Но сегодня было ещё два письма, имеющих иное содержание. Прочитав их, герцог хмыкнул и крепко задумался.

   Дору разбудил звук, с которым Салли открыла занавеси в её спальне.

   - Вам пора вставать, леди, время-то к обеду, вот я уже и чаю с булочками принесла, их светлость господин герцог-то уже проснулись да напомнить стребовали, что вам сегодня во дворец Его Величества идти ко двору представляться, и наряд для этого случая я в гостиной повесила, давайте я вам помыться да расчесаться помогу, а то после этих балов господа всегда уж такие усталые...

   Отщипывая кусочки тёплой слоёной булочки и запивая их сладким горячим чаем, Дора чувствовала, что отчего-то совершенно не волнуется перед сегодняшним появлением при дворе короля. Ею владела эмоциональная усталость после перенесённой недавно волнительной бури. Но, конечно, это состояние не помешало ей в точности к назначенному времени быть готовой к новому большому событию в её жизни.

   Если бы Дору спросили, какой наряд она сама желает надеть для того, чтобы предстать пред очами Его Королевского Величества Седрика Второго, она бы выбрала скромное синее платье, в котором впервые появилась перед своим отцом и братьями всего немногим больше пары недель назад. Это платье стало её любимым, в нём она часто посещала занятия с преподавателями, и оно казалось ей наиболее комфортным и соответствующим её внутреннему самоощущению. Но дворцовый этикет требовал, чтобы дамы появлялись в королевском дворце непременно нарядными, и радовали собой взоры членов монаршей семьи и представителей иностранных посольств, а также вдохновляли своей красотой многочисленных гвардейцев на наиболее рьяную защиту королевского двора.

   По этим причинам Дора была обряжена в открытое светло-розовое платье, украшенное обильной сборкой. На руках были надеты короткие кружевные перчатки. Шею украшало красивое колье с камнями розового кварца в комплекте с серьгами и перстнем, надетым поверх перчатки. К запястью левой руки крепилась маленькая сумочка-ридикюль, которая была непременным элементом наряда дам, долженствующим указывать, что сия дама находится во дворце в качестве посетительницы "по делу".

   В солнечном свете огромное здание королевского дворца казалось сделанным из золота и поражало великолепием. Широкие переходы и высокие арочные потолки внутри заставляли чувствовать себя крошечным, в сравнении с окружающим пространством. "Неужели кто-то может назвать этот дворец своим домом?", подумала Дора, "Кажется, что тут можно потеряться так, что и самого себя не найти".

   Однако сопровождающий их служитель прекрасно ориентировался в этом образце изысканной архитектуры. Он проводил герцога и его дочь в приёмный покой Его Величества и оставил их ожидать приглашения. Зал, в которые они вошли через недолгое время, не был столь огромен, как ожидалось Доре, но всё же ей пришлось проделать определенный путь под руку с отцом по красной ковровой дорожке к возвышению, на котором стояли три больших кресла.

   Центральное кресло с высокой спинкой занимал седой коротковолосый человек в тёмно-синем мундире с широкой голубой лентой через плечо. Справа от него находилась строгая сухощавая дама с очень светлыми волосами, обрамлёными диадемой из блестящих камней, и в короткой накидке из тёмного меха. В кресле слева сидел молодой мужчина с завитыми тёмными волосами, в одеждах из золотистой ткани.

   - Его Величество Седрик Второй, Божьей милостью Король Бригантии, герцог Йоркский. Её Величество Анна-Присцилла, королева Бригантии, герцогиня Йоркская. Его Высочество наследный принц Адриан! - провозгласил придворный служащий титулы королевской семьи, стоя боком между креслами короля и Дорой с герцогом. Затем он сделал церемонный шаг, чтобы встать вровень с герцогом и лицом к королю, и продолжил:

   - Его светлость герцог Бедфордский Витаус Крэйбонг с дочерью Долорес-Софией!

   Дора низко присела в глубоком реверансе и поднялась, лишь когда услышала обращенные к ней с улыбкой слова короля:



Ермакова Светлана

Отредактировано: 20.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться