Монахиня и Оддбол

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ 7

             Глава 1

  

   Сказать, что Дора была шокирована при словах Бригитты - ничего не сказать.

   - Но ты же не замужем...

   - Для того, чтобы появился ребёнок, не обязательно быть в браке, знаешь ли, - усмехнулась Бригитта.

   - Но ведь в обществе осуждают женщин, рожающих ребёнка без мужа. И герцог, когда узнает, перестанет содержать тебя. Что станет с тобой и с ребёнком?

   - У моего ребёнка будет отец. Он любит меня и позаботится о нас с малышом.

   - Но почему тогда он до сих пор не женился на тебе?

   - К сожалению, он аристократ и не сможет сделать этого, - вздохнула Бригитта.

   Дора лишь ошарашенно покачала готовой.

   - Я не знаю, Бригитта... И где ты собираешься жить? Этот доходный дом принадлежит герцогу, он больше не разрешит тебе здесь жить. Этот твой аристократ точно не бросит тебя?

   - Ну не бросал же до сих пор. С чего бы ему это сделать, когда он узнает, что будет ребёнок? - легкомысленно ответила Бригитта.

   - Так он что, ещё не знает?!

   - Нет... Я пока не говорю ему. Пусть всё будет как всегда, пока не станет заметно.

   Дора схватилась за голову.

   - Бригитта, что же ты наделала? Ты не знаешь законы, по которым живут в обществе аристократов, как ты можешь на что-то рассчитывать?

   Бригитта впилась глазами в глаза Доры.

   - Зато ты знаешь. Вот и ответь мне, как думаешь - станет Питер Крэйбонг заботиться обо мне и нашем ребёнке?

   - Питер? - оторопела Дора.

   - Ну да.

   Бригитта гордо встала.

   - Мы с Питером вместе почти с тех пор, как я поселилась здесь.

   - Где вместе? - спросила Дора вполголоса, начиная осознавать всю глубину глупости подруги, - в этой квартире вместе? Или, может быть, вы вместе посещаете приёмы у коллег Питера, балы и обедаете у герцога?

   - Да где уж мне, - озлилась Бригитта, - Для меня, как простолюдинки, дома аристократов закрыты. Но Питер может бывать и там, где позволяет его статус, и проводить время со мной. И дальше так будет - почему нет?

   В голосе Бригитты при этом, однако, не хватало уверенности.

   - Когда ты намерена сказать ему? Мне кажется, чем раньше это сделать, тем лучше. Пока ты ещё не отяжелела, и у тебя будет больше времени на то, чтобы подготовиться к рождению ребёнка и жизни с ним.

   Бригита задумчиво помолчала, а потом спросила совсем другим тоном:

   - Ты же не оставишь своего племянника или племянницу, Дора?

   Перед уходом Доры Бригитта взяла с подруги обещание, что та ничего пока не скажет Питеру, заверив, что сама сделает это безотлагательно.

   Дора уезжала из Блумсбери в сильном волнении. В её понимании, случилось нечто страшное. О младенцах, которые рождаются вне брака, тем более от связи между аристократом и простолюдинкой, её жизненный опыт включал только одно знание - их подбрасывают к воротам монастырей и приютов. Даже в среде простолюдинов женщин, рожающих без мужа, считают падшими и относятся к ним крайне неуважительно. Ребёнка, рождённого таким образом и остающегося у женщины, отказываются крестить в храме, когда он вырастет, его не обвенчают - на нём как бы остаётся клеймо незаконнорожденности на всю его жизнь.

   А Питер? Что ждёт его? Что будет с её умным, добрым и весёлым братом, которого так любят и уважают в свете? Который обладает безупречной репутацией, требующейся для работы в руководстве Министерства иностранных дел. Дора не могла себе представить Питера, открыто воспитывающего ребёнка, рождённого простолюдинкой.

   А ведь в этом есть и часть вины её, Доры. Это ведь именно она просила Питера присмотреть за Бригиттой, она передала ему беспокойство о благополучии монастырской подруги, она как бы нагрузила Питера с его братским отношением к ней самой, перенеся его часть на Бригитту, от чего он не смог отказаться.

   Такие мысли терзали Дору и в дальнейшем, в столичном доме Фосбери, и когда они возвращались в графство.

   Граф заметил задумчивость и обеспокоенность жены после посещения подруги, но ни о чём не расспрашивал, полагая, что вникать в женские секреты ему совершенно ни к чему. Тем более, что ему в свою очередь тоже хватало предмета для размышлений - барон Чарлсон просил у него руки Элизабет для своего сына, и Фредерик пока раздумывал.

   Сын барона Чарлсона, Патрик, был единственным сыном в семье, включающей ещё четырёх детей - дочерей. Он был известным баловнем, повесой и заядлым игроком, делавшим рискованные ставки на скачках. В свете, где все обо всех знают, не было секрета в том, что барон Чарлсон ограничивал сына в средствах, иначе не было уверенности, что деньги задержатся у него в руках. Из-за этого порока Патрик Чарлсон, несмотря на свой 34-летний возраст и перспективу унаследовать когда-нибудь баронский титул, до сих пор не был женат - родители обеспеченных девиц ему дружно отказывали.

   Для Фредерика в такой ситуации согласиться на брак Элизабет с Патриком означало как бы признать перед светом, что его сестра не достойна лучшей партии. Хотя в принципе, он мог представить себе их относительно благополучный брак, в котором финансы будут держаться в твёрдых руках Элизабет, но не знал, как отреагируют на это барон и сам Патрик. Он решил обсудить это с сестрой.

   Элизабет не выразила восторга от перспективы стать женой сына барона, которого она знала как человека с неказистой внешностью - ниже её ростом и полного, но, главное, слабо уважаемого в свете. Однако, выслушав предложения брата, связанные с предполагаемыми финансами их будущей семьи, не стала и протестовать против этого брака.



Ермакова Светлана

Отредактировано: 20.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться