Монахиня Милисента: Волшебная Академия

Вторая глава: Удачный, но не счастливый побег

— Так, вроде ничего не забыла? Тогда можно возвращаться...

Я неслась по церковным коредорам с деревянным тазиком в руках и тряпками в нем, а черная моя ряса развивалась мне в след. Приветствуя иногда попадающихся знакомых я добралась до своего места работы - нескольких небольших комнат с деревянными кроватями и матрасами на расстоянии друг от друга в метр или немногим больше. 

Этот своеобразный чисто церковный(городские жители, что приходят за помощью Святых Сестёр лечатся в другом месте) "медпункт" был придержен стиля минимализма, как и вся церковь, за исключением личных комнат. 

В первой комнате, без дверей, кстати, как и две другие комнаты, были две кушетки для не особо сильно раненных, каким хватит перевязки или нанесения целебных мазей, возможно, просто отлижаться. Они находились справа, а с лева стоял стол с бумагами и стул - там дежурные Сёстры или их личные помощники записывали о растратах и заканчивающихся вещях, маслах, травах. Иногда записывали о пациентах, но особой нужды в этом небыло - частые гости тут только Каллихи и кулигуры, последние особо после тренировок с первыми.

Дальше в правой стене был проход в ещё одну комнату, там лечили самые сложные(для этого времени) излечимые травмы и болезни, однако иногда даже там ставился диагноз о неизлечимости. Тогда такой человек под грустные и тоскливые взгляды близких уходил в лес, где по какой-либо причине погибал и уходил на перерождение к Богу Жизни. Как ни странно, но тут небыло какого-то особого торжественного мероприятия или традиции для умирающих церковных служителей Бога Жизни. Для этого мира смерть так естественна и часта, что новость о чей-то смерти не вызывает никаких эмоций, а прощаться с такими выходят только самые близкие, каким несмотря на знание этой истины тяжело отпускать человека. 

За почти четыре месяца, что я тут, мне попалось несколько таких людей, а особо запомнилсяе первый калигур... 

Во время "тренировочного" сражения с разозленным им же Каллихом случился не самый удачный перелом. Для меня из технического мира это не казалось чем-то навсегда неизлечимым, но тут медицина и так слишком хороша для средневековья. Такой случай для них равен смерти, хотя Святая Сестра Ирта пыталась его вылечить.

Я, все время помогавшая ей, за несколько дней до окончательного вердикта тоже прониклась к молодому парню симпатией, он иногда рассказывал свою историю. Родители умерли из-за поднявшегося в городе восстания против кого-то или чего-то когда ему было пять, оставив с трёхлетней сестрой. Но и та из-за горячки в пять лет померла, а он семелетний пошел добровольцем в церковь, где стал калигуром. 

Из окна церкви я наблюдала за его уходом в лес, прикрыв рот лодошкой чтобы не были слышны всхлипы, а по щекам текли слезы. Он был хорошим парнем, а... 

Тогда я впервые почувствовала близость смерти, в прямом и переносном смысле. Этот мир другой.

 

Но я не хочу сейчас о грустном, тот случай будет меня ещё не раз приследовать.

В комнате для тяжелобольных всего шесть мест - больше не надо, а в редких исключениях такие лечатся в другом месте.

Напротив входа из коридора была комната для тех, кому надо отлижаться какое-то время, даже переночивать несколько ночей. В основном там бывают из-за болезней похожих на температуру, обычных переломов или вывихов. Я сейчас спешила туда - для одного больного не хватило мази, мне пришлось сбегать на храмовый склад. 

Несколько дней назад мудчина, вероятно, съел что-то на что у него аллергия, или был рядом с этим, но суть в том, что у него довольно слабо вспыхнула аллергическая реакция. Его начало тошнить, лицо покраснело. 

Я не могла ничего сделать, потому как в медицине очень мало понимаю, даже не уверена в своих выводах, а сдешняя скорая помощь ещё не достаточно узнала о такой болезней, как аллергия. Потому мужчина пьет целебные отвары и натирается мазями, а мы ждём когда у него это пройдет, случай, к счастью, ещё не безнадёжный.

 

— Вот, Ирта, то, что ты просила, — я указала ей на небольшой закупоренный глиняный казанок с травянной кашей - необычно противной, но действенной мазью под названием «Уих».

Деревянный тазик я поставила на тумбочку между местами для больных.

— Спасибо, Милиса, — Ирта открыла казанок, понюхала и скривившись отставила, потом прошлась по баночками и травкам в тазике, смотря, может что-то ещё можно будет использовать. Не нашлось, что неудивительно, но от неё послышался горестный вздох.

Когда она вновь с казанок и вернулась к бессознательному больному, я подставила стул и села с другой стороны попутно помогая ей чем могу. В лекарских комнатах никого больше небыло, на удивление удачный у многих день, раз их тут нет. Только два бессознательных мужичка.

— Ирта, можешь мне рассказать о магии? Что она такое? Она странная, зачем ею запятнали чистых, и почему наш Бог не уничтожил её? — Как бы мимоходом поинтересовалась я.

Рука Ирты, что мазала спину больному на секунду замерла.

— Мне многое не ведомо, но если ты хочешь, я могу рассказать о чем знаю. 

В каменной комнате повисло молчание, Ирта наверное вспоминала, что знает о магии, не переставая лечить больного, а я затаила дыхание боясь спугнуть этот шанс.

— Магия?.. Да, она странная, никто кроме запятнанных ею магов не может её понять... — отстраненно пробормотала Святая Сестра будто и не мне вовсе.

Ирта продолжала нежно размазывать лекарственные травы, но мыслями уже была где-то далеко.

— Ирта? Ты в порядке? — осторожно спросила я.

Такая реакция нормальная, а?

Покачала головой будто скидывая наваждение, подруга уже более осмысленным взглядом посмотрела на проделанную ей работу и поверх намазанной травами спины положила специальную, тоже целебную, ткань. 

Сложив руки на коленках, как правильная девочка, она посмотрела на меня, долгим проницательным взглядом.

— Милиса... ты понимаешь, даже я мало о ней знаю, но не советую ею увлекаться, более развернутые знания о ней имеют только калигуры, каллихи, епископы и те, кто выше их. Святые Сестры, конечно, тоже знают больше обычного человека, но даваемые нам знания ограниченны, мы просто в отличие от воинов и более высоких чинов с ними не сталкиваемся. Но мы с магами взаимоисключаем друг друга - они стараются без надобности не соваться на наши, более чем обширные территории, а для нас запрет - их дома, Академии, пункты их Гильдии и тому подобное, — смакуя каждое слово в начале, и с легким презрением к концу говорила Ирта.



Ветта Зелёнина

Отредактировано: 04.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться