Monday

Глава 39 (часть 2).

Когда я представляла будущее с гимнастикой, я совсем потеряла счёт времени, потому что тренеровка закончилась в восемь часов вечера, а когда я переоделась и направлялась к выходу из спортивного комплекса, на моём спортивном браслете показывало пол одиннадцатого. Я переживала за то, что мои родители будут очень обеспокоены моим долгим отсутствием, потому что я всегда приходила не позднее десяти. Поэтому я была не удивлена, увидев машину Адама у здания и обеспокоеное лицо моего брата.

— Что-то случилось? Ты никогда так сильно не задерживалась, — он нахмурился и сел в машину после меня.

— Ничего особенного, просто забыла о времени когда тренировалась, — я облокотилась на окошко и прижала спортивную сумку к себе, чтобы мой брат не заметил небольшого живота.

— О чём задумалась? — Адам спросил меня после долгого молчания.

— Да так...представляешь, тренер сказал мне, что я главная претендентка на олимпийское золото. Это благодаря тому, что я усложнила программы и могу делать невероятные вещи, — я улыбалась и начала витать в облаках после этих слов. Грёзы о славном будущем затуманили мой разум.

— Это всё пока что слова, не нужно расслабляться, Эмми.

— Да, я знаю. Но я тренируюсь больше всех, не волнуюсь на соревнованиях, чтобы делать какие-либо ошибки, я просто делаю это ради удовольствия. Конечно, никакие слова о том, что я достойна, не сделают меня победителем, но я работаю наизнос, чтобы стать им, поэтому олимпиада это вопрос времени. И так иронично слышать слова поддержки от тренера и то, что, по его мнению, я должна выиграть назло ненависткикам и тем, кто не верил в меня, когда  он сам был одним из них, когда я завалила национальный чемпионат.

— Главное, чтобы ты верила в себя. И ты знаешь, что выигрывать нужно не ради ненавистников, а ради себя и страны.

— Ты абсолютно прав.

— Конечно, плохо, что ты так поздно закончила, — он вновь начал разговор спустя какое-то время, почувствовав напряжение между нами из-за тишины. Но мы были окружены атмосферой недосказанности, и теперь я была уверенна, что мой брат точно знал больше, чем нужно, но боялся сказать мне об этом. — Мы давно поужинали, а ты будешь есть так поздно, это нехорошо для организма.

— Я не хочу есть. Я уже поела перед тренировкой. Лучше утром позавтракаю.

— Хорошо, как скажешь, — мы уже подъезжали к дому, и я была рада, что разговор между нами закончится, и я смогу побыть одна в своей комнате. — В следующий раз, предупреждай, ладно? А то родители переживали.

— Понимаю, больше этого не повторится.

Когда я оказалась в постели, я расслабилась, но мысли о том, как я пойду завтра утром в больницу, чтобы записаться на аборт, напрягали меня всё сильнее. Я очень сильно волновалась, но не за то, что будет с моим здоровьем, а за то, как на это отреагирует Стивен. Я думала о том, что я могу соврать ему и сказать, что я потеряла ребёнка из-за стресса и любых других причин, так и хотелось сделать мне, но я понимала, что не смогу долго скрывать эту правду. Из-за этого я лишь собиралась погрузить себя ещё глубже в эту пучину лжи, потому что я знала, что аборт для Стивена будет предательством, так как мы уже обо всём договорились. Кроме того, конечно, что я ещё ничего не сказала своим родителям.

Утром я была сама не своя. Я переживала о многом: успею ли я вовремя на тренировку, если меня задержат в больнице, буду ли я жалеть, как буду в будущем выпутываться из этой ситуации со Стивеном. Мне нужно было просто заполнить анкету и записаться на определённое время. Я заранее планировала назначить время приёма между тренировками, чтобы до вечерних занятий в спортивном комплексе сделать всё и затем пойти дальше делать свои тройные винты и пируэты. Для этого мне нужно было придти к спортивному комплексу на час раньше обычного, чтобы всё успеть.

Адам удивился, когда я попросила отвезти меня настолько рано, но я сказала ему, что приезжает комиссия, которая отбирает нас на национальный чемпионат, поэтому нужно заранее подготовиться. Это, конечно, была правда, но для такого я обычно никогда не приезжала настолько рано. Когда мой брат привёз меня, я сделала вид, что зашла в спортивный комплекс, и вышла оттуда, только когда он отъехал достаточно для того, чтобы не увидеть меня, бегущую в другую сторону.

Атмосфера в больнице меня очень сильно пугала. Простое заполнение анкеты заставляло мои руки дрожать, из-за чего я кое-как ввела все данные о себе разборчивым почерком. Я была уверенна, что поступаю правильно и не буду волноваться. Но эти переживания и дрожь во всём теле, словно я совершала преступление в людном месте, когда вокруг меня не было ни души, говорило о том, что у меня была совесть. И она пыталась достучаться до меня и сказать, чтобы я быстро убежала из этого здания, если я хотела быть счастлива с человеком, которого я люблю.

Я отдала анкету женщине, которая записывала меня на приём к врачу, который будет делать мне аборт. Время этого приёма вышло весьма неудачное, за час до вечерней тренировки. Я могла быть уверенной в том, что я опоздаю, потому что эта операция будет длиться долго и я наверняка какое-то время должна буду оставаться здесь, чтобы за мной наблюдали, если бы возникли какие-нибудь осложнения.

На обратном пути я терзалась сомнениями и несколько раз хотела вернуться и забрать свою анкету и отменить приём. В голове крутились разные мысли, но одна мысль о том, что я могла стать первой олимпийской чемпионкой в истории нашего спортивного комплекса заменяла все те сомнения. Я могла вернуться к нормальной жизни очень скоро только с помощью этого способа и уже начала придумывать причины, по которым девушка могла бы потерять ребёнка. Я думала, что смогу так легко сказать это, словно это был и не мой ребёнок, но я наматывала километры на ковре, нервно обдумывая свою горькую ложь.

Это волнение сменилось на другой стресс, когда пришла команда спортивного комитета, которая отбирала лучших гимнасток из спортивных комплексов страны на национальный чемпионат, которые могли затем попасть в сборную страны после соревнований. Хоть я и  состояла в сборной по результатам прошлого сезона, это не давало мне гарантий, что мне без вопросов и просмотра дадут место просто за то, что я выиграла что-то в том году. Даже победителям нужно было доказывать своё право находиться здесь и иметь шанс показать себя важным людям.



tanya haze

Отредактировано: 10.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться