Monsta.com: Вакансия для монстра

Размер шрифта: - +

Глава 8 «Fight club»*

Первое правило бойцовского клуба: никогда никому не говорите о бойцовском клубе. Шутка. Просто вспомнила этот фильм в особенности то, как смотрелся в нем Брэд Питт. Хотя какой, к чёрту, Брэд Питт? Нашла о чём вспоминать с похмелья и перед Испытанием!

Да-да, именно так, день «икс» и час «игрек» подкрался незаметно. В смысле, его решили провести на неделю раньше, чем планировалось.

Без малого три недели пронеслись, как один сплошной лихорадочный бред. У меня почти не осталось о них воспоминаний, потому что изо дня в день я делала одно и то же. Рано вставала, совершала пробежку, завтракала за общим столом и до обеда уходила в библиотеку. Книги я больше не «сканировала». Мне не нравилось, каким образом информация потом притирается во мне: то она сама всплывала в нужный момент, а бывало, что и не всплывала совсем. Нельзя было просто так положиться на те процессы, которые происходили в каких-то пограничных моему сознанию сферах. И каждый день после обеда я возвращалась в библиотеку или шла в тот самый зал, оборудованный под балетный класс. Также раз в два-три дня Ван Райан «выгуливал» меня. Естественно, только ради тренировки, просто я решила так называть наши ночные похождения. Будь происходящее фильмом, нарезку из моих тренировок и сидений в библиотеке нужно было бы запускать под мотивирующую музыку.

А ещё я выпивала. Выпивала по вечерам, сидя за компьютером, в те дни, когда не было никаких ночных «прогулок» по лесу. Тогда роль моих собутыльников очень неплохо исполняла оживленная техника. Я позволяла себе такие вольности, потому что в эти самые дни Ван Райан бывал в отъезде по своим прямым директорским обязанностям. Ходить в трактир «Тролль и чёрный единорог» (теперь я знала, как называется заведение Лорел) мне запретили. Проводить вечера с Барбарой в присутствии её Защитника было выше моих сил, а без него — подозрительно для остальных. Хотя существовало чертовски много вещей, обсудить которые мне бы хотелось лишь с ней. Быть откровенной с кем-то, кроме неё, в поместье слишком опрометчиво.

Пару дней назад Барбара официально, в присутствии Кроу и Ван Райана, объявила мне о переносе испытания. В ту ночь шеф меня загонял на тренировке до такой степени, что я, грешным делом, стала мечтать о смерти, как о скорейшем избавлении от этого ада. Ранним утром следующего дня он уехал в Штаты и вернулся лишь за несколько часов до Испытания, а я… совсем чуть-чуть ушла в запой. Поэтому у меня сейчас было охренеть какое сказочное похмелье. В этом самом состоянии в настоящий момент времени я торчала за оранжереей в темных очках, скрывавших последствия вчерашних возлияний, с дымящейся сигаретой в руке и мечущимися паническими мыслями об Испытании. Правда, метаться им было несколько больно. Для облегчения собственной участи я постаралась подумать о чём-то менее затрудняющем мозговую деятельность.

Утро выдалось колоритным. Ван Райан поспособствовал моему пробуждению настойчивым стуком в дверь, а, увидев жертву «зелёного змия», конечно же, принялся живо ставить меня на ноги. Он не проявил раздражения — просто вытолкал нерадивую подчиненную из комнаты, после чего затолкал её в ванную.
Водные процедуры не избавили от тяжести в голове и, если и улучшили мой внешний вид, то не слишком заметно. Из зеркала на меня всё ещё смотрела проснувшаяся с похмельем девушка, но уже умытая, принявшая душ и с почищенными зубами.

По комнате в поисках элементов будущей экипировки я слонялась с ничуть не более счастливым лицом. Наблюдая за моими действиями, Ван Райан прислонился спиной к двери, как будто пытался не допустить моёго побега. Может, он и прав. Кто знает, какие идеи взбредут мне в голову по мере того, как будет истекать оставшееся до Испытания время.

— Ты не собираешься выйти из комнаты или типа того? Мне надо переодеться.
Полукровка смерил меня равнодушным взглядом, а потом прикрыл глаза и отвернул голову в сторону. В свою очередь, я повернулась к нему спиной.

— Что ж, раз уж ты здесь, значит, тебе поручается ответственность зашнуровать на мне корсет из драконьей кожи работы мистера Хитча! — съязвила я, натягивая на себя черные кожаные штаны.

— Извини, но я предпочту отказаться от этой чести.

— Ну, пожалуйста… — умоляла я, переходя в наступление на шефа. Руки придерживали сползающий корсет высоко на груди. Ну и жесткая же эта штуковина! Не то, что выпускаемые в большом объеме тканевые корсеты и корсажи, с предусмотрительно вшитыми в них змейками.

— Слово «пожалуйста» я слышу уже не первый раз с того момента, как ты открыла мне дверь… «Пожалуйста, принеси мне воды»… «Могу я вздремнуть полчасика? Пожалуйста!» и так далее.

— Ты же все равно ничего из этого не выполнил!

— Позвать мисс Мейер будет более здравым решением.

— Как можно её звать? В комнате пахнет перегаром!

— От тебя тоже.

У меня заскрежетали зубы.

— Разве потомок вампира, живущий на свете хренову уйму лет, должен так говорить? А уж тем более, разве может так разговаривать высокопоставленный человек? И, вообще, — я только что из душа!

— Посмотрите, кто вдруг заговорил о приличиях, — саркастически произнес Ван Райан. Выражение его лица обрело новый оттенок — нечто, похожее на злорадство. — А тебе разве не знакома фраза «Поступай с людьми так, как хочешь, чтобы они поступали с тобой»? Извиниться за свои слова мне не сложно, если ты сделаешь при этом соответствующие выводы…

— Иди в задницу… — пробормотала я себе под нос.

— Знаешь, это я бы услышал и будучи человеком, — и вновь та самая усмешка, которая за три с небольшим недели нашего знакомства уже начала меня сильно доставать.

— Ясно, сама справлюсь, — я снова отвернулась и стала надевать корсет, задом наперед, чтобы самостоятельно справиться со шнуровкой.

После десяти минут моих безуспешных попыток Ван Райан не выдержал:

— Талию не следует сильно перетягивать — будет сложно двигаться и дышать тоже. К тому же, визуально это скорее уродует фигуру, а не наоборот.

— Взял бы и помог, раз такой умный, — бросила я через плечо.

— Придется, — раздался над ухом голос шефа. — Иначе ты рискуешь опоздать к началу Испытания.

Озадаченно почесывая затылок, я осматривала себя; со шнуровкой и впрямь выходило что-то не так. И вновь перевернув на талии многострадальный предмет экипировки, замерла в ожидании помощи.

— Ничего не понимаю, почему у меня не выходит?

— Потому что спереди шнуруют французские корсеты, а корсет, сделанный мистером Хитчем — скроен по аналогии с английским, — в этот момент мне стало легче дышать, должно быть, обхват в талии теперь ослаблен. — У английских корсетов шнуровка на спине… Выпрямись и втяни живот…

— Какие глубокие познания! — фыркнула я. — Похоже, часто и много приходилось с кого-то их снимать…

Ван Райан резко дернул шнуровку, и у меня потемнело в глазах.

— Ауч! Больно, между прочим! — а вот и наказание за болтливость.

Процедура шнурования периодически прерывалась аккомпанементом моих самых сердечных ругательств. Иногда, если я просила сделать чуть потуже, вместо «красноречия» из меня вырывались страдальческие стоны. Держу пари, войди кто-нибудь в комнату, он бы не сразу понял, чем мы тут заняты.

Когда легкий дискомфорт от «орудия пыток», зашнурованного по всем правилам, стал отходить на второй план, я вновь придирчиво оглядела себя сверху вниз. Орнамент чешуи, покрытой лаком, превращал корсет в нечто совершенно необыкновенное. Лиф смотрелся потрясающе; даже ладони автоматически потянулись прикоснуться, потрогать — настолько красивым показалось увиденное. Как там это называется? Нарциссизм, кажется? Главное, чтобы не эксгибиционизм.

Пальцы пробежали по слегка шершавой поверхности корсета, до заметно сократившейся в объеме талии и замерли. Я не смогла сдержать сдавленного смешка, потому что вспомнила, что в комнате нахожусь не одна. Наверное, всё дело в том, что мне перекрыли доступ кислорода к мозгу, и он перестал адекватно соображать.

— Боже… — Ван Райан, словно от усталости, провел ладонью по своему лицу. — Не знал, что у тебя такие наклонности…

— Сама не знала еще пять минут назад. Я выгляжу, как Чудо-женщина, перешедшую на Темную сторону, — с трудом сдерживая рвущийся на волю смех, отозвалась я. — В любом случае — спасибо, Фея-Крестная… то есть, Некрестный Нефей.

Шеф решительным шагом направился к двери и широко распахнул её, тем самым заставляя меня покончить с приступом самолюбования и поторопиться.

— Ты идешь, наконец, или мне стоит принять меры?

— Погоди!

— В чём дело?

— М-м… как я выгляжу? — Бог ты мой, неужели я кокетничаю? Нет, никакое это не кокетство. Во всём виноват корсет. Он как-то неправильно на меня влияет.
Ван Райан снова тяжело вздохнул, точно воспитатель, уставший от выходок шкодливого дитя.

— Убедительная просьба — накинь пиджак! Я уже порядком устал от жалоб мистера Кроу на тебя, — безжалостно бросил он.

Указание я выполнила: кобуру с саями закрепила на поясе, послушно натянула пиджак, и даже более того — водрузила на переносицу темные очки. Мне не хотелось ему перчить, потому что одно очень сильное желание терзало тело и рассудок.

Как только мы начали спускаться вниз по лестнице, я стала подлизываться к Ван Райану:

— Уважаемый, достопочтенный и так далее господин директор, могу я отлучиться покурить? Ну, можно-можно?

Поняв, что я не заткнусь, шеф решил уступить. Так я и оказалась здесь, за оранжереей. Боязнь быть обнаруженной не шла ни в какое сравнение с боязнью опоздать к началу Испытания, поэтому я не стала удаляться от поместья. Только приходилось шарахаться от каждого шороха. В холле собралось множество незнакомых людей. Рассмотреть их как следует не удалось — уж очень я спешила на выход, — но там точно было около пятидесяти человек. В самый раз начинать дрожать от волнения, однако не получалось. С последней затяжкой сигареты я почувствовала, что на мою голову повторно обрушивается немыслимая тяжесть. В висках начался фестиваль барабанных коллективов, а на затылке словно примостили бетонную плиту.

Завтрак сегодня не предполагался — всё были заняты подготовкой к предстоящему событию, а мне оставалось только догадываться. Что угодно готова поставить – придется драться, а так не хочется.

Меланхолично выкинув остатки сигареты в траву, я тщательно притоптала её сплошными подошвами увесистых берц. Они остались у меня со времен пробных фотосессий для агентств по поиску талантов. В другое время я, может, и ужаснулась бы от собственного вида а-ля Терминатор (вся в черной коже с ног до головы, да еще в очках), но не теперь.

Пошатывающейся походкой я вернулась в дом через вход, расположенный у оранжереи, добралась до холла, где заняла не самую смелую позицию, укрывшись от толпы незнакомцев за лестницей. Если меня кто и заметил, то либо не обратил внимания, либо им было всё равно. Пользуясь моментом, нужно было внимательно рассмотреть каждого из прибывших, но восприятие существенно притупилось и причиной тому похмельный синдром.

На первый взгляд среди собравшихся не обнаружилось никого из обитателей особняка и Ван Райана тоже. Почти все незнакомцы казались довольно молодыми, мужчин среди них было заметно больше. Думаю, все они соискатели места Защитника, как и я сама.

Некоторые кандидаты сбились в небольшие группки по три-четыре человека и шепотом переговаривались между собой, другие держались обособлено. С не меньшим удивлением я обнаружила, что на общем фоне не буду смотреться белой вороной — некоторые участники были облачены в одежду из кожи. Их от меня отличало лишь преобладание кожи дракона в наряде. Преимущества этого материала для защиты от магии были неоспоримы. Ни одной другой, даже самой искусно-зачарованной материи, невозможно с ней сравниться. Вот незадача — ни за что не вспомню, в какой книге из находящихся в библиотеке дома Бересфордов видела это описание.

Часть соискателей была одета во что-то напоминающее парадную военную форму, у некоторых даже были эполеты. И в довершении всего, многие из них держали свое оружие на виду. Как, например, тот парень со светлыми, остриженными по плечи волосами, что находился ко мне ближе всех. Ремни для метательных ножей были у него и на поясе и на бёдрах. Вместе с ножами.

Ужас, ау? Ты где? Я, вообще, людей вооруженных чем-то покруче электрошокера, перцового баллончика и раскладного ножа второй раз в жизни вижу. Джозефсон, пора бояться! Да я уже боюсь, наверняка, просто до мозга долго доходит…
Мне пришлось прервать внутренний монолог, потому что в холле появился Гордон Кроу. Он обвел кандидатов взглядом, не уступающим в презрении тому, которым он обычно удостаивает меня.

— Прошу следовать за мной, — бросил Защитник Барбары и круто развернулся на каблуках. Претенденты стали сниматься с мест. Когда последний человек скрылся в коридоре левого крыла, хорошо просматриваемого с моей позиции, я в ускоренном темпе отправилась за ними, что привело к довольно плачевным последствиям. Тело стало слушаться с трудом, голова снова пошла кругом, и даже хуже — я стиснула зубы — кажется, меня начинало мутить.

Рядом вдруг возник Ван Райан.

— Так и знал, что ты пойдешь либо первой, либо последней и никак иначе.

Ответом стало абсолютно полное игнорирование.

— С тобой что-то не так, — и это не было вопросом.

— Нет, все в порядке, — и показала вытянутый большой палец. Говорить приходилось сквозь зубы, но не скажу же я ему, что меня тошнит.

— Должен ли я напомнить: ты никудышная лгунья?

— Замолчи лучше, и без тебя тошно! 

Мы следовали прямо по коридору, и я начинала догадываться, куда именно. Там была дверь в подвал, как подсказывала память. В самом подвале бывать не приходилось, и его пригодность для Испытания оставалась под сомнением.

За дверью ждала лестница, состоящая из бесчисленного множества пролетов, расположенных под углом друг к другу. Дна у этого «колодца» не было видно. На каменных стенах изредка попадались горящие факелы. Никто не торопился использовать магию, чтобы осветить путь; все берегли силы. Я тоже не хотела выделяться на общем фоне и просто сняла очки.

Уже несколько пролетов спустя меня посетило ощущение, что это никогда не кончится, и мы так и будем брести в неизвестность. К счастью, показался свет в конце туннеля, хотя в данном случае вряд ли подобное сравнение было уместным. Лестница привела нас к подземному коридору, сырому и мрачному, с высоким потолком. Чувствуй я себя немного лучше, может, и пошутила бы на этот счёт.
Коридор кончился быстро, в отличие от спуска, и кончился он створками высоких каменных ворот с замысловатым барельефом, рассмотреть который впотьмах было невозможно.

Створки отворялись перед каждым входящим и смыкались сразу же после того, как он скрывался за ними. Открылись они и передо мной, пропуская последнего участника Испытания.

Свет тумана, мерцающего под сводом высотой не менее двадцати метров, сейчас показался неимоверно ярким. Само помещение имело форму круглого зала, опоясанное по периметру каменной балюстрадой, которая поддерживалась колоннами на уровне третьего этажа. Мало назвать его просторным — оно было огромным.

Прямо напротив входа в зал, на балконе расположились четыре фигуры. Словно группа ученых, наблюдающих за экспериментом. Толпа претендентов полукругом выстроилась в центре зала. Каждый по очереди выступал вперед и называл своё имя и фамилию, обращаясь к людям на балконе. Видимо, мне надо изобразить нечто подобное. Оглядевшись по сторонам, я поняла, что Ван Райана уже нет рядом. Хуже того, я не могла даже предположить, когда именно мы разделились, из-за сильного «недомогания».

Я начала протискиваться сквозь толпу. Сначала аккуратно, стараясь не делать резких движений, а потом пришлось яростнее работать локтями, потому как парень с метательными ножами, шедший передо мной, уже занял место для нехитрой процедуры представления.

В ту самую секунду меня будто резко окунули головой в воду. Я не слышала ничего кроме собственного пульса, громко стучащего в висках. Не слышала даже своих мыслей, в которых пыталась прокрутить дальнейшие действия.

Парень с ножами поклонился и вернулся в строй участников. Похоже, из моих уст непредусмотрительно вырвалось нечто вроде «Пропустите меня!», иначе как объяснить то, что чьи-то «заботливые» руки грубо вытолкнули меня из толпы. Мой пустой желудок здорово встряхнулся. Стремясь побороть человеческую слабость, я заставила себя выпрямиться и поднять голову… И замерла.

Положив кисти рук на перила балюстрады, на меня смотрела Барбара Бересфорд. Её волосы выглядели сегодня не так, как обычно. Собранные в сложную прическу, они казались тяжёлой серебряной короной на голове леди. Чуть позади нее стояли трое: Ван Райан, Кроу и неизвестный мне старик (или вернее будет сказать старец) с длинной жиденькой чёрной бородой с проседью. В его внешности мне почудилось нечто азиатское, а тёмно-синий, расшитый золотом кафтан подтверждал мою теорию.

Я поняла, что молчу уже слишком долго и, опомнившись, хрипло произнесла:

— Йорк, Кристина.

Слух возвращался ко мне, но слова для меня прозвучали глухо. Я поклонилась, возможно, немного дергано.

— Приветствую, мисс Йорк, — раздавшийся голос Барбары заставил меня снова поднять голову. Леди слабо кивнула.

— Спасибо, мэм, — еще раз с поклоном отозвалась я и отступила назад. За спиной послышался гул перешептываний, но меня это уже пугало не так сильно, как несколько минут назад. Барбара верит в меня, а значит, я сделаю всё для победы: извернусь, обману, если от этого будет зависеть результат. Все ради оправдания её надежд.

— Прошу внимания! — теперь голос мисс Бересфорд звучал непривычно громко, словно был многократно усилен. – Я рада видеть вас сегодня здесь. Таланты и молодость каждого из вас восхищают меня… Однако, сегодня мне и собранной мною комиссии (жест к мужчинам за её спиной) предстоит сделать тяжелый выбор. Господин Вэй (наверное, речь о старике) оценит ваши магические техники, их использование, защиту и дальнейший потенциал развития. Мистер Кроу – общую подготовку вас как Защитников. А мистер Ван Райан сосредоточится на ваших личных качествах и поведении. — Барбара перевела дыхание. — Испытание проводится в два этапа: первый — совместный, второй — индивидуальный. А сейчас господин Вэй подробно посвятит вас в детали первого этапа.

Леди уступила место старому магу. Тот выдвинулся вперёд с достоинством и ловкостью иного молодого. Кашлянув, он заговорил низким сухим голосом:

— Спасибо, леди Бересфорд. Итак, я приветствую вас в этом зале. Некоторым из вас, более опытным, он уже знаком. Это лондонский Зал Испытаний. Сегодня, по просьбе хозяйки, он был перенесен в ее дом. Спешу обрадовать, мы максимально воссоздали в нём среду Отделённого мира, чтобы увеличить запас магического резерва участников. Говоря о деталях… Так вот, я не буду о них много говорить. Вам дается единственное задание — схватка против всех (у меня внутри все похолодело). На площадке допускаются временные союзы участников. Поражением считается, когда противник собьет вас с ног. После того, как это произойдет — не отчаивайтесь. В ближайшем к вам секторе откроется дверь, ведущая к следующему индивидуальному этапу… Прошу вас рассредоточиться по залу.

«Всё пропало, всё пропало!» — панически вертелась в голове одна и та же мысль. Тем временем я плелась подальше от будущих врагов, не разбирая дороги. Надо срочно придумать план. Любой, даже самый идиотский.

— Что ж, достаточно, — снова заговорил пожилой маг. — Пусть начнется ваше состязание.

Разве не Барбара должна была объявить начало? Но эта мысль сразу же ушла на второй план, когда за спиной раздался топот десятков ног и канонада из применяемых заклятий.

Я резко развернулась. В центре зала разгорелась настоящая баталия, а прямо на меня нёсся здоровенный, похожий на викинга мужик с клубком переплетенных молний размером с ядро в руках.

«Прощай, бабушка! Здравствуйте демоны…» — только и успела подумать я, как мужик остановился за пару метров от меня и метнул потрескивающий разрядами тока клубок. Практически выстрел в упор. Правая рука с раскрытой ладонью рефлекторно взметнулась в воздух в наивной попытке то ли заслониться, то ли остановить заклинание.

Меня отбросило назад, но я устояла на ногах. В недоумении я приоткрыла один глаз, а затем второй. На вытянутой руке, точно примагниченное, держалось переплетение молний. Я офигела от увиденного, но ещё больше удивился сам «викинг». Он стоял напротив с раскрытым ртом. Недолго думая, я размахнулась и запустила этой штукой обратно в её хозяина. Удар пришелся ему аккурат в центр грудной клетки, и нападавший, как стоял неподвижно, так и упал на спину. «Клубок», напоследок издав громкий треск, самоликвидировался.

Какой-то скрежет заставил меня посмотреть налево. В стене неподалеку появился проход. Я перевела взгляд обратно на своего противника. Он по-прежнему лежал неподвижно. Я продолжала смотреть. Маг не поднимался, хотя его уже ждал открытый проход. А ведь на самом деле он должен был победить меня, сбить с ног одним ударом. Просто откуда ему было знать, что его соперником будет нечеловек. Нечестно… Это была определенно нечестная победа.

Подойдя ближе, я склонилась над мужчиной.

 — Вы меня слышите?

«Викинг» открыл глаза и чуть пошевелился. Опознав меня, он был обескуражен.

— Ваша дверь ко второй части Испытания… она открыта… если вам нужна помощь, — и протянула руку. С сомнением неизвестный претендент её принял, и мы вместе поковыляли до двери. На прощание маг лишь окинул меня полным недоверия и злобы взглядом. Мой поступок не был продиктован ни благородством, ни милосердием и никаким другим из благих намерений. Я сделала это только с одной целью — попытаться загладить свою вину перед ним за поражение. Иными словами, один сплошной эгоизм.

Хорошо бы сейчас просто забиться в угол и отсидеться там самым постыдным образом. Но об этом было глупо даже мечтать.

В этот самый миг каким-то местом, очевидно, все же задним, я почувствовала, что в меня с четырех сторон летят заклятия. Чтобы уйти из-под обстрела пришлось броситься на пол и растянуться. Надо мной пронеслись концентрированные сгустки магической энергии. От последовавшего грохота на несколько секунд заложило уши. Рядом рухнуло что-то большое.

Я приподнялась над полом; вокруг клубилась пыль. В нескольких шагах от меня лежала каменная глыба. Задрала голову и с изумлением обнаружила, что глыба ранее являлась частью балкона. Чувствую, волосы вот-вот начнут медленно вставать дыбом.

Оставаться на полу моментально расхотелось. Пока пыль еще окончательно не рассеялась, я рванула к ближайшей колонне в поисках укрытия. Стоило мне только спрятаться, как колонна завибрировала под тяжестью ударов. Кажется, кто-то решил объединиться и «подружиться» против меня.

Больше всего на свете мне не хотелось высовывать нос из своего укрытия, но вряд ли оно долго выдержит, такими-то темпами. Мне не хотелось использовать свою магию, потому что она работала скорее на инстинктивном уровне (каждый раз результат был непредсказуемым). И тут я вспомнила про саи…

Смит говорил, что они способны отражать магические воздействия. Ладони медленно опустились на рукояти, да так и замерли. Набрав побольше воздуха, я заорала:

— Прекратите! Или вы решили обрушить балкон? Я уже выхожу!

Сказала один раз, и атака стихла. Значит, все-таки настало время вспомнить все, чему учили меня Сьюка и Ван Райан.

Вытащив саи из кобуры, я медленно вышла из-за колонны. На что я только надеюсь?

Новые вспышки, ослепляя, летели в мою сторону. Саи словно ожили в руках. Моё тело снова больше мне не принадлежало. Взмах рук, виртуозное вращение зубчатого оружия пальцами — всё как в замедленной съёмке. Вспышки разлетаются: то множеством мелких искр блестят на стальной поверхности каждого лезвия, то круто меняют направление своего полёта. Все повторяется раз за разом. Взгляд не может сфокусироваться ни на чём дальше вытянутой руки с клинком… Словно смотришь чужой сон, который никак не закончится. Глотаю воздух ртом. Невыносимая скорость и натиск нападающих.

Отражение очередного удара; сдавленный звук, похожий на рык. На этот раз выпад был яростнее любого предыдущего. Я услышала крик. Кто-то упал. Вдруг я встала как вкопанная. Противники больше не нападали, и картина начала проясняться.
На приличном расстоянии от меня на полу, свернувшись, лежал тёмноволосый кудрявый парень. Если бы не его похожая на военную форма, он ничем бы не выделялся в потоке людей на улицах Нью-Йорка. Просто обычный парень – студент, служащий, а, может, ученик старшей школы.

Зрелище заставило меня машинально сделать шаг назад. В горле застрял ком, а во рту появился неприятный привкус. Привкус вины, привкус осознания причиняемой боли. Совсем не так, как в случае с «викингом». Ощущение, будто я совершила нечто непоправимое, пронзило меня. Возможно, потому что парень не выглядел, как человек, собирающийся на кого-то нападать. И еще он напомнил мне о моей прежней жизни.

— Она раскрылась! — Надрывно закричала женщина где-то совсем близко.

То, что жило внутри моёго тела, среагировало молниеносно: в мгновение ока я перестала чувствовать пол под собой. Очередная игра в марионетку. Через два удара сердца я поняла, что смотрю на зал и людей в нём сверху вниз, а ноги твердо стоят на каменной балюстраде.

Я видела, как множество людей покидает зал через открывающиеся в стенах двери. Несколько групп дерущихся разбросало по разным концам зала. Их оставалось немного. И еще трое человек ждали меня под балконом. Девушка с медными волосами под каре, кажется, была лидером. Облаченная в слишком облегающий темно-бордовый мундир, белые рейтузы и ботфорты чёрного цвета, она глядела на меня вызывающе. Конечно, это не трудно, когда у тебя за плечами два бугая, на лицах которых отпечаток интеллекта придется искать с лупой.

Она высоко вытянула руку с кастетом, при этом неприятно ухмыляясь. Вокруг пальцев девушки из воздуха соткался круг огня. Потом пальцы сложились в кулак и ударили в центр магической ауры. Думать было некогда, и я элементарно сиганула с балкона. И тогда позади меня разразилось пламя.

Падая, я успела задаться вопросом «сколько костей сломаю при приземлении?», как вдруг меня точно что-то подхватило, пронесло по воздуху и поставило на землю. Теперь членовредительница и её церберы были у меня за спиной.

Кудрявого парня нигде не было видно. Надеюсь, он пришел в себя и благополучно добрался до следующего этапа.

Резко развернулась — к таким людям ни в коем случае нельзя поворачиваться спиной.

— Что-то не припомню, чтобы нам разрешали поджаривать противника…

Девушка оскалилась.

— Сучка… — прошипела она.

— Очень приятно, а меня Кристиной зовут, — автоматически выдала я первое, что пришло в голову.

Медноволосая махнула рукой, и амбалы одновременно рванули ко мне. Я тоже сорвалась с места, подныривая под занесенный кулак одного из них. Второй амбал тем временем прицеливался. Увернувшись от следующего удара, я ушла за спину противнику. И тут — о, чудо! — его выключило заклинанием напарника. Геймер бы сказал, что у меня хорошо прокачена удача. Или назвал меня "читером".

Вдруг острая боль под ребрами едва не заставила меня закричать. Поспешила я с утверждением про удачу… Саи выскользнули из пальцев на пол. В лицо с садистским любопытством заглядывала моя противница. Сзади подскочил последний член её команды и его руки, как стальные обручи, стиснули меня. Довольная девушка отводила руку для удара, который в лучшем случае разобьет мне нос. Сейчас я в деталях могла рассмотреть её красивый кастет с узорной гравировкой.

«Господи, что будет, если я начну регенерировать у всех на глазах?»

Что-то возникло совсем рядом. Рука с золотистыми кольцами появившаяся, будто из ниоткуда, перехватила рыжую за запястье.

— Шерил, что ты вытворяешь? — грубоватый, рокочущий женский голос требовал немедленного объяснения.

— Ты лучше меня знаешь, что про нее говорят! Говорят, она… — защищалась Шерил, стараясь вырвать руку.

— Про тебя тоже много чего говорят… — Перебила её женщина.

Девушка отступила в сторону с обиженным видом.

— Эй, ты! — я посмотрела на говорившую, так как, похоже, она обращалась ко мне. Передо мной стояла высокая, крепко сложенная женщина с бронзовой кожей. Волосы коротко острижены и топорщатся ежиком. Она была одета в такую же форму, что и сучка с каре, но в отличие от той, на её плечах были запомнившиеся мне эполеты.

В ответ я прокашлялась.

— Какого дьявола ты избегала боя? — янтарно-карие глаза пытались заглянуть мне прямо в душу. — Спасибо, конечно, за помощь Малькольму, но, по-моёму, ты проявила трусость.

Я не выдержала и хрипло засмеялась. Ребра перестали болеть почти сразу после удара, но никому не нужно об этом знать.

— Что такого смешного я сказала? — великолепный командный голос. Откуда она такая?

— Потому что весь этот, так называемый, бой — одна большая бессмыслица!

Шерил метала взглядом молнии, а женщина с эполетами переменилась в лице.

— Почему я должна драться с кем-то, если моей госпоже ничего не угрожает? Никто не покушался на её жизнь, и она не отдавала приказа на бойню! — мой голос отвердел от испытанной боли.

Темнокожая женщина отступила. Сомнения отразились на её лице. В зале находилось ещё человек шесть. Они тоже замерли в нерешительности. Среди них был и парень с метательными ножами.

— Наконец-то, — тяжело вздохнул старик Вэй сверху, — хоть одна догадалась, в чём дело!

Все задрали голову, чтобы посмотреть на балкон.

— Что-о-о? — протянула рыжая Шерил.

— То, Мисс Файербридж, что задание не всегда состоит только в том, чтобы слепо исполнять приказы, — назидательно произнес маг, а затем повернулся к Барбаре. — В любом случае, леди Бересфорд, кажется, у нас появилась десятка фаворитов.

— Как скажите, господин Вэй, — в задумчивости сдвинув брови на переносице, кивнула она. Я была уверена, что все происходящее её, скорее, расстраивает.

— Мисс Йорк, вы в состоянии продолжать? — теперь старик Вэй говорил со мной.

— Да, — будем надеяться, что я смогу их убедить. И без того все прошло не гладко. Итоги совсем не хотелось анализировать и, тем более, вспоминать весь этот кошмар.

— Отлично… Мистер Гиббс, отпустите мисс Йорк, — приказал старый маг. — И приведете вашего товарища в чувство для следующего этапа.

Тиски, сдавливающие туловище, разжались. Я немного покачнулась, но устояла. Сразу после этого в разных концах зала одновременно открылись двери ко второму этапу. Дверей было десять, а человек в комнате — одиннадцать. Такая «арифметика» настораживала, но поскольку сверху (в прямом смысле слова) не последовало никаких указаний, я, подобрав саи, увязалась за другими участниками.

— Я, очевидно, как-то некорректно выразился, — остановил меня голос господина Вэя, — Мисс Йорк остается здесь…

Сердце совершило крутой вираж в грудной клетке. Так и знала. Я не справилась, была схвачена, проиграла… Пальцы до боли сжали рукояти саев. Мои случайные знакомые расходились в стороны; каждый шел к выбранной двери. А я тупо стояла, отвернувшись от комиссии, и переводила взгляд с одной закрывающейся двери на другую. От мыслей о том, что меня ждет, пробирал страх.

— Мисс Йорк, — я дернулась, — подойдите ближе, пожалуйста.

Просьбу я исполнила практически бессознательно. В голове стоял туман.

— У меня к вам очень много вопросов…

«Ну, так задавайте их и гоните скорее взашей!» — хотелось закричать в ответ, но зачем падать в глазах людей ещё ниже? Если, конечно, осталось куда падать.

— Очень вы странный субъект, мисс Йорк, — продолжал господин Вэй. — Вы отличились крайне нестабильным и нестандартным поведением, почти полностью отказались от применения магии и защищались только при непосредственной угрозе. Вышеперечисленное можно было бы списать на вашу слабость как мага, если бы не одно «но»… Остановить голыми руками, точнее одной рукой, чужое боевое заклятье, пусть и простое, но чрезвычайно сильное. И, более того, подчинить его себе и им же контратаковать… Я думал, что лично знаком со всеми, кто на это способен, в том числе и единственным человеком, овладевшим таким могуществом в возрасте до двадцати пяти лет — мисс Айрис Бах, — он бросил подозрительный взгляд, но уже не на меня. — Как много вы скрыли от нас, мистер Ван Райан… — старик раздосадовано покачал головой. — Выставить на Испытание человека, чья магическая сила настолько превышает уровень обычных претендентов — неслыханно!

— Прошу меня простить, — почтительно произнес Ван Райан и поклонился так низко, как я ещё никогда не видела, чтобы он кланялся.

— И вы же ей приказали по возможности не применять магию?

— Да, так оно и есть…

На самом деле все мои действия, от первого до последнего, были полнейшим экспромтом, только восприняли их по-другому, а шеф, словно так и было задумано, подтвердил предположение экзаменующего мага.

— В других обстоятельствах я вычеркнул бы имя вашей кандидатки без раздумий, однако она оказалась единственной, кто хоть частично догадался о замысле первой части испытания.

Переминаясь с ноги на ногу, я стояла и нервничала похуже, чем на любом из своих прослушиваний. Одна в центре огромного зала, наедине с «жюри». И, боюсь, это было заметно.

— Видите ли, у леди Бересфорд есть совершенно определенное мнение относительно тех качеств, которыми должен обладать её новый Защитник, — пустился в объяснения господин Вэй, видя мое состояние. — Прежде всего, это преданность, умение смотреть на ситуацию под разными углами и стремление избегать конфликтов. Мисс Йорк, из пятидесяти двух человек только вы продемонстрировали все эти качества в заданной мной ситуации, — старик впервые улыбнулся. — Поздравляю, на первом этапе вы побеждаете с большим отрывом.
Беда лишь в том, что и первое, и второе и третье я продемонстрировала по чистой случайности. И вдобавок потому, что я с похмелья, у меня болела голова, а моим самым заветным желанием было послать все к чёртовой бабушке.

— Маленький вопросик, мисс Йорк…

— Да-да, конечно.

— Ваше оружие – чем обусловлен такой выбор?

— Моя наставница, прежняя, была наполовину китаянкой. Она привила мне любовь именно к саям, — вроде бы я не залезла в дебри и не стала нести всякую чушь про «Инь» и «Янь», чтобы в итоге не получилась хрень. — Ну, я пойду тогда?

— В этом нет необходимости. Вторая часть Испытания для Вас пройдет прямо здесь.

Стиснув зубы, я заставила себя улыбнуться.

— Докажите нам, что вы способны побеждать. Для этого вам нужно будет сразиться со своим наставником, — старый маг в очередной раз посмотрел на шефа Бюро. — Насколько я знаю, сейчас им являетесь вы, мистер Ван Райан?

 —  Все верно, - ответил тот, чуть опустив голову.

— Я всегда считал, что после нынешней главы АНБ, вы больше не брали учеников… А теперь вдруг выясняется, что ученица у вас была, да ещё и не уступающая в силе предыдущей…

— Да, именно так, — согласился Ван Райан и повернул разговор в другое русло. — Что ж, продолжим?

— Пожалуй, — господин Вэй задумчиво провел ладонью по своей бороде.

Наблюдая за разговором, я вспомнила про убранные во внутренний карман пиджака солнцезащитные очки. Они наверняка разбились во время схватки. Саи пришлось отправить в импровизированную «кобуру». Подцепив пальцами, я выудила из кармана аккуратно отколотую по перемычке на носу половинку очков. В кармане грустно похрустывала остальная часть. У меня вырвался прерывистый вздох, похожий на вздох разочарования.

— Кристина, — окликнул меня Ван Райан.

Я подняла глаза, по-прежнему зажимая большим и указательным пальцем дужку некогда любимых очков. Полукровка подошел к краю балкона и облокотился на перила. Один уголок его губ чуть приподнялся.

— Никакого оружия, схватка врукопашную. Вы готовы?

Все ждали дальнейшего развития событий, затаив дыхание. Внимание было сконцентрировано только на нас двоих. Я отошла к ближайшей колонне, убрала целую часть очков к нецелой, сняла кобуру, опустила её на пол перед собой, а потом накрыла сверху пиджаком.

— Готова…

Драйден перегнулся через перила и заговорщически произнес:

— Зато я — нет…



Rin Serizawa

Отредактировано: 31.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться