Монстр из-под кровати

Размер шрифта: - +

Глава 11

Как и предсказывали в справочной, по понедельникам мало кто отправлялся в Варракш и кроме нас в дилижансе ехал лишь один пожилой мужчина. Он был хмур и неразговорчив, представившись в самом начале господином Карсом, а затем потеряв к нам всяческий интерес. Поначалу ехал просто молча, изредка выглядывая в окно, а затем и вовсе устроился поудобнее и задремал. Судя по одежде и не особо впечатляющим манерам, он был лавочником средней руки или чьим-то помощником, а судя по приглушённым, но затейливым руладам, действительно спал, а не притворялся.

Мы же об этом даже не думали. Варт, хоть и пытался поначалу ворчать и противиться моим попыткам накормить погорельца, но стоило только развернуть кулёк с ароматными пирожками, почти сразу сдался и взял сразу три: два себе, а один выхрю. При этом мелкий нечистик умял свою долю с такой скоростью, азартом и аппетитом, что второй пирожок, уже с малиновым вареньем, я дала ему сама, не выдержав жалобного взгляда и печальных вздохов. Хоть и знала, что всё это хитрые уловки выхря (их братия могла за один присест умять весь дневной запас еды, а в случае нужны и неделю поголодать), но просто не смогла остаться безучастной.

А Тигран тем временем вёл допрос.

Причём делал это так умело и ловко, что даже я сначала не поняла, что это именно допрос. Сначала супруг просто знакомился. Как написали бы в каком-нибудь детективном романе: втирался в доверие. С едва уловимым, не обижающим участием уточнял подробности жуткого происшествия, с искренним интересом выслушивал куцые подробности, задавал уточняющие вопросы и вскоре Варт рассказывал уже сам, то и дело переключаясь на сами товары, утраченные безвозвратно, и жизнь в Райтуше.

По его словам выходило, что неладное начало происходить уже месяцев восемь назад, ещё по осени. То покупатели подозрительные зайдут, покрутятся, оценят ассортимент и уйдут, ничего не купив, то поутру на дверях надписи скабрезные появятся магическими красками, что не сотрёшь, а затем и вовсе угрозы поступать начали в виде подкинутых отрубленных куриных голов, подозрительных пучков трав и записок с туманными заявлениями о том, что нелюдям в городе не место.

- И что худо – власти никак не реагировали, - кривился Варт, морщась и вздыхая. – Заявления принимали, а толку… Ни следов, говорят, ни прямой угрозы. Вот коли, грят, чо реальное будет, там и займёмся. Ну случилося им реальное. И чо?

Мы все сидели на одной лавке: гном посередине, я справа, а Тигран слева, чтобы нам обоим было удобно слушать пострадавшего, так что Варт периодически крутил головой, поглядывая то на меня, то на супруга. Выхрь же, в самом начале уяснив, что провизия в моём ведении, давно и надёжно перебрался на правое плечо гнома, чтобы периодически выныривать из сытой дрёмы с проверкой: а не достаю ли я ещё что-нибудь вкусненького.

Пока не доставала, мысленно прикидывая, что перекус будет уместно устроить часа через два, на ближайшей остановке для смены лошадей, а ещё через три и в Варракш прибудем, где поужинаем уже в таверне. А пока шиш тебе, проглот, а не пирожок! Терпи!

- Батя-то поумнее оказался, - всё печалился Варт. – Как стало ясно, чо властям до нас дела нет, а чуйка не умолкает, так собрал семью и в горы подался, как и остальные деды. Мы тута ужо лет десять как, у многих семьи, дети – никому рисковать не хотелось. Один я только незнамо на шо надеялся…

И снова вздохнул. Да так неудачно, да ещё дилижанс на кочке подпрыгнул, что выхрь с испуганным писком свалился с его плеча прямо мне на колени. Нервно огляделся, неуверенно потоптался… и свернулся клубочком, спрятав носик под хвостом.

- Доброту чует, - с умилением отметил Варт, глядя то на меня, то на всего выхря. – А ты мне ишо в лавке приглянулась, как само золотце в мою лачугу заглянуло. Ты уж не обижай мальца, нам обоим ночью досталось. Их братию хоть и принято гонять, да считать за пакостников, но они ж как дети малые: кого с детства чему научить, то и вырастет. А этот кроха ко мне ещё зимой попал. Тощай, облезлый, дней десяти всего от роду – в чём только душонка держалась. Сам не знаю, отчего в тот же день не прибил… - Гном беззлобно хмыкнул в бороду. – Но нет: выходил и выкормил. На руках носил, в кровать брал. Семьёй-то не обзавёлси, а тепла и гному порой охота. Да и мальцу много ль надо? Тепло, еда да ласка изредка. Привязались мы, в общем, друг к другу. По весне хоть и гулеванить начал, хитрюга, но раз в сутки усё равно домой наведывалси. Проверял, значца, дом, в поряде ли усё. Ну и седни сплю, да так крепко, шо проснулси ток от укуса зверского, - гном потёр ногу, в которую, видимо, и пришёлся укус. – И глядь – дымищи, шо стен не видать! Ещё чуток – и угорел бы вусмерть. У меня ж комнаты за лавкой, я в них съехал, когда семья дом продала. Ну и вот. – Гном развёл руками, жестом договаривая всё, что не мог выразить словами. И с нежностью закончил: - Спаситель мой. Ни в жись в обиду не дам!

Я так прониклась рассказом, что взглянула на дремлющего выхря совсем иными глазами и даже осторожно погладила его по спинке. А ведь будь на его месте кто другой, даже из людей, спасался бы сам, наплевав на остальных.

- А имя у него есть?

- У выхря-то? – озадачился Варт и смущённо потеребил бороду. – От дурень я! Не поверишь, ни разу не задумывалси. Выхрь, да выхрь. Малым звал, да проглотом изредка. А шо? Думаешь, надо?

- Ну, это уже вам решать, - проговорила я осторожно, заметив с каким искренним интересом то на меня, то на гнома начал глазеть всего секунду назад спавший нечистик, явно уловивший суть разговора. – Ваш малыш и спаситель.



Елена Кароль

Отредактировано: 20.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться