Монстрология

Font size: - +

Глава 15

Тьма сгущалась над головой. И тихо шуршали от осеннего ветра листья на деревьях. Громкий шаг сменился тихим шорохом попадающей под подошву траву и чавканьем грязи.

Я не помнила того момента, когда зашла в лес. Так как не смотрела по сторонам. Лишь думала о мэтре и о ссоре, что произошла между нами. И теперь, когда я каким-то немыслимым образом забрела в чащу леса, то не могла найти дороги назад.

С собой абсолютно ничего не было. Даже самого скромного магического фонаря. Легкая куртка, которая сейчас больше подходит для прогулок днем, дала о себе знать, и тело содрогалось от холода.

Изо рта вырывался пар, а судорожное дыхание почти не грело онемевшие пальцы. Удивительно, но страха не было. Словно бы все вокруг происходило не на самом деле. Но мне было не страшно, хотя я и понимала, что заблудилась в лесу, где водятся монстры.

Вскоре чавканье под ногами прекратилось, а лес стал чуть реже. Но вместо долгожданных фонарей города, я увидела только странные статуи. Я пригляделась и перешагнула через разваленную каменную стену. Статуи стали чуть четче и я осознала, что пришла на какой-то могильник.

И даже вид ночного заброшенного кладбища не принес в мое сердце страх.

Я пошла по давно заросшей тропинке среди крестов и могил. Некоторые из них были разрыты и как будто разграблены. На одной из полусгнивших лавочек, кажется, лежала чья-то кисть.

Здесь почему-то было заметно теплее. Даже не знаю почему, но мне не хотелось уходить. Тепло щекоткой разбежалось по телу. И я села на надгробную плиту, которая источала приятное и странное тепло.

Неожиданно из-за туч выплыла луна. Она имела странный желтый цвет, но меня это почему-то не волновало. Я села взяла в руку прядь волос и принялась заплетать косу.

Щеки чуть стягивало от высохших слез. Сердце ровно билось в груди.

Среди деревьев неожиданно что-то мелькнуло. Существа, похожие на тени, скользили среди крестов и могил. Приближались или снова отдалялись. Они проявляли любопытство к странной гостье, но не решались подходить ближе.

Я вдруг вспомнила мелодию, которую мне пела в детстве мама. Тогда, когда еще любила. Тогда, когда я еще была нужна.

- Тихой ночью холодной весной, - пропела я. – Останется лучик в постели с тобой.

Тени всколыхнулись. Они поддались вперед. Но их внимание меня ничуть не напугало. Казалось, что даже если они меня убьют, то я не испугаюсь.

- И даже в самый холодный и страшный зной. Он всегда останется рядом с тобой.

Сзади послышалось шуршание листьев и, кажется, треск веток. Но я не обращала внимания на гостя и лишь сидела на плите и пела. Казалось это место специально для меня. Очень странное ощущение, словно попала себе домой. Уютно и тепло.

Я хмыкнула.

И слушатели есть.

- Прижми его к сердцу и глазки закрой. Ведь лучик разгонит страхи и зной.

Тени снова колыхнулись и поддались вперед. Они подходили все ближе и ближе. Желтая луна скудно освещала кладбище, но тени почему-то были хорошо видны. Я заметила, что многие из них были рванными, а лиц не было. Но каждое их движение было пропитано детским любопытством.

- Тихой ночью, - заново запела я. – Холодной весной.

Снова шорох за спиной. И, кажется, я услышала рычание. На глаза навернулись слезы. Страха все еще не было, осталась только боль.

 Никто не любит…

Треск веток всего в паре десятков шагов от места, где я сидела.

 Больше никто не ждет…

- Останется лучик в постели с тобой.

Тени взбудоражено отпрянули и спрятались за гробовыми плитами.

Шиала и Наоми были единственными подругами, которым я доверилась. Но они отказались от меня. Мэтр был единственным за всю мою жизнь человеком, с которым я сблизилась, открыла душу. А он воткнул нож мне в спину.

В носу защипало.

Может, это к лучшему?

В очередной раз мне показали, что я никому не нужна и, может, не стоит лелеять надежды, что все будет по-другому. Жить будет гораздо проще, если у меня не будет друзей, не будет тех, кого любишь. Не будет тех, кто причиняет боль. Отныне.

Послышался звук когтей, царапающих камень.

 Они близко…

Снова рычание, но к нему присоединилось новое. Кажется, среди кустов я вижу чьи-то голодные желтые глаза.

- И даже в самый холодный и страшный зной. Он всегда останется рядом с тобой.

Я доплела косу и положила ладони на колени. Внутри все было мертвенно спокойно. Даже приближающиеся монстры не вызывали в моей душе страх.

Может, это сон? Ведь мне так часто снятся кошмары.

Может, и разговор с монстрологом был лишь сном? И утром я проснусь в его объятиях и выясниться, что все рассказанное им неправда.

Но холодный ветер лизнул кожу, и тело покрылось мурашками.



Татьяна Ярош

Edited: 14.01.2018

Add to Library


Complain