Монстром буду я

Размер шрифта: - +

Глава 8. Баба или мужик?

Это что было? Звук был громкий, как будто где-то за стенкой шкаф упал. Ноги у меня онемели от сидения на толчке, так что к двери я двигалась долго, попутно отмечая, что там явно что-то происходит. Бум, бах, кряк! Как будто драка в нашем сельском клубе, вот только музыки и криков нехватает.

Остановилась возле двери и тихонько ее приоткрыла, смотря только в щель.

Мое дыхание сбилось, по спине прошли мурашки – я такого в жизни не видела. То, что они не люди, я поняла сразу. Какой человек может так быстро двигаться, что длинные волосы кажутся шлейфом? Они летают, как какие-то плащи, при каждой попытке одного из оппонентов нанести удар. Их пятеро, четыре против одного – не честно. Правда, похоже, этот пятый совсем не разделял мою точку зрения. Он сражался один, легко орудуя своим огромным мечом с такой скоростью, что казался одной сплошной черной дымкой.  Остальные по сравнению с ним двигались как мухи, он то и дело отталкивал их от себя, как будто играя, словно убивать их сразу слишком скучно для него. Четверо других одеты в темно-коричные одежды с масками на голове. В пылу драки они что-то шипели друг другу, пытаясь нападать организовано.

  Похоже, через какое-то время черному вихрю надоела эта драка, так что он одним ударом отсек одному из нападающих голову, второму руку и третьего ранил в плечо. Из трупа без головы хлынула кровища, заляпав потолок и стены. Тот, которому отрубили руку, попытался бежать, чем еще больше забрызгал все окружающее пространство кровью. Ой, не завидую я тому, кто будет убирать эту кровищу. Присмотрелась, а рука то серенькая, как и башка, валяющаяся в крови. Мне даже дурно не стало от вида такого количества кровищи. Все дело в том, что я как повар и деревенская девочка не брезгливая. Отец мой жрец, а им скотину и животных убивать только на алтаре можно. Так что вся грязная работа всегда была на мне. С ножом я управляюсь хорошо, скотину освежевать могу любую, как-то раз даже волка зарезала, когда тот на меня в лесу напал. Но что мои кулинарные заслуги по сравнению с настоящим мастером меча? Бесполезны. 

Черный вихрь крутанулся, увернувшись теперь уже от двух противников. Тот, которому руку отрезали, нашел радикальный выход, судя по звуку разбившегося стекла – окно. Взмах мечом и раненного противника тоже лишают головы, еще больше усложняя кровью уборку. Весомая голова в какой-то тряпке катится по полу и останавливается почти у самой двери в ванную. Что я там говорила о брезгливости? Беру свои слова обратно, ибо от вида торчащей кости на месте позвоночника  живот свело посильнее, чем от той травки фиолетовой.

Так, дышим, дышим… Просто дышим! Сейчас он с последним разберётся, прислугу убирать позовет, я под шумок в толпе бабушек затеряюсь и свалю. Вот только чего он тянет? Последний остался, и они стоят друг напротив друга и шипят – разговаривают.

Стоят, шипят и шипят, шипят и шипят… Желание кашлянуть и закончить этот их непонятный разговор все больше и больше одолевает меня. Сколько можно, из отрубленной головы уже кровушка натекла под самую дверь. Я уже и скрываться устала и, дабы занять себя хоть чем-то, решила присмотреться к оставшемуся болванчику и тому самому чёрному вихрю.

Какой мужик огромный, высокий, вот только лицо все в шрамах и серое как пепел в камине. Волосы черные, длинные. Это из-за этого, его монстром обозвали? Или потому что мудак и дерется страшно? Странно, что второй по сравнению с ним какой-то мелкий и щуплый. Да и голос у него на женский похож.

Здешний главнокомандующий вдруг сделал шаг к щуплому и сорвал с его головы странную маску. Длинные медные волосы распластались по плечам щуплого, и отчего-то мне показалось, что это женщина. Одета она была в брюки и какую-то странную рубаху коричневого цвета. У нас женщины не носят штанов, только в армии разрешают иногда, или тем же магам. Не дело это, женщине в мужской одежде ходить. Скользнула взглядом по фигуре незнакомки. Да где там грудь, даже бедра не наблюдаются – фигура как у мальчика подростка. Тем не менее, этот монстр монстров смотрит своими глазищами страшными на нее, не отрываясь, словно собака на кость. Как будто это не она тут с дружками своими пришла его зарубить.

Мне снова стало скучно, так что, совсем обнаглев, чуть больше приоткрыла дверь и решила развеселить себя, придумывая, о чем они там вообще шипят друг на друга.

 Вот этот монстр монстров опирается на свой огромный меч и шипит:

- Ты баба или мужик, я не понял?

В ответ она возмущается, поднимает свое оружие и шипит:

- Ты что не видишь?! Смотри, какой у меня голос писклявый? Кем еще я могу быть?

- Может ты подросток? Ты посмотри у тебя же все плоско, как доска! Никакого рельефа!

После этой фразы, ну или не совсем этой, монстр монстров получил совсем не по-бабски кулаком в челюсть. И монстр хорош, даже не увернулся, как будто не ожидал или просто разрешил этому «нечто» бить себя. Он что-то зашипел, так что я предложила свою версию:

- И сиськи у тебя как два прыща.

После этой фразы сказанной с каменным лицом это «нечто» попыталось снова ударить нашего монстра, вот только в этот раз он красиво отбросил её в стенку за своей спиной. Теперь я могла рассмотреть ее лицо, и, правда, не такое красивое как  у Маратика. Не знаю я красивее ли ее, но когда она так злобно шипит, показывая белые зубы, кажется очень страшненькой. Глаза не такие как у монстра, узкие, как у коренного народа Ледвиги. Нос узкий и длинный, губы неестественно полные, скулы низкие, лицо овальное. По нашим меркам на лицо она все еще ничего, но вот этот серый цвет кожи цж больно страшный. Может и правда мужик, подросток какой?

Представление продолжалось, монстр повернулся ко мне спиной, слегка загораживая обзор. Что встал? Добей его уже, спать давно пора! Торчу тут в туалете как дура, от скуки бред под их шипение подставляю.



Мария Власова

Отредактировано: 25.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться