Монстром буду я

Размер шрифта: - +

Глава 17. Не смей.

Жил себе Артал Устрашающий, знатный главнокомандующий, горя не знал, но как-то раз угораздило его повстречать нечто невообразимое и совсем невыносимое. Много трудностей было у Устрашающего на его нелегком жизненном пути, но как оказалось женитьба с этим не сравнится.

Ну, или от чего он такую моську недовольную состроил? Вот точно думает, за что ему такое «счастье» в виде меня привалило. Бедный мужик, бедный, мне почти жаль его. Почти, очень почти… да, короче, совсем не жаль! От чего мне его жалеть? Я здесь жертва, а подглядывание за ним, мешает сосредоточиться на дальнейшем плане действий. И что этот серенький «муж» собрался со мной делать? Пытать? Чтобы за планы поплатилась, что ли?

Что-то мне реально поплохело, а вдруг и правда, будет пытать? Он же явно не в себе. Какой бред несёт, какая ещё женитьба? Муж… Ха! С Ху Ря ли?! А мне нравится, как звучит эта их национальность, как отборное ругательство.

- Женщина, - услышала голос полный злобы и чуть не вздрогнула, выдавая себя, - вставай.

Ага, сейчас! Тебе надо, ты и неси, а я тут полежу на травке спокойно. Как же хорошо было в лагере работать, а дома с сестрами вообще рай земной, по сравнению с тем, что сейчас. Что со мной теперь будет? Убивать не хочет, или правда с чего-то не может, и мне себя убить тоже не дает. С каких пор мужчины так сильно испортились, ну вообще ничего для женщины сделать не могут: ни убить, ни спокойно умереть. Разве я о много прошу?

Ох, судьба моя, судьба… Как бы дотянутся до меча, куда там он его отбросил? А серьга эта острая где? Может ею, как пырну, раз так двести, истечет кровью и сделает меня вдовой? Вдовой вообще жить приятно, хочешь замуж и выходи, хочешь не выходи, можно пойти учиться, или дом купить на деньги покойного мужа и жить самостоятельно. Можно сказать, вдовство – самый приятный для меня вид замужества, жаль муж осчастливить меня так не желает.

Вздохнул, распрямился, смотря на меня с высоты своего огромного роста, как на букашку. Какое-то не хорошее у меня предчувствие.

- Вставай, - повторил с более холодной интонацией, что усугубило моё нехорошее предчувствие.

По ходу это было последнее предупреждение, поскольку монстр замахнулся мечом и почти отрезал мне голову. Почти, потому что как только он занес меч, я струсила и резко села. Перед глазами даже мушки появились, совсем хреново мне.

- Надо же, встала, - язвительно прокомментировал главнокомандующий монстров моё восстание в вертикальное положение.

Не сомневаюсь, что принц с одной знаменитой пошлой сказочки о спящей красавице тоже так отреагировал, когда его постельное развлечение после нескольких лет вдруг проснулось, а у нее уже трое детей и большой опыт в половых игрищах. Знал бы отец, какие сказочки рассказывает молодёжь нашей деревни на еженедельных катехизисах, запретил бы их давно.

- Мужчина, вы мне мешаете, отойдите, - махнула на него рукой, словно графиня на чернь.

- Мешаю? – спросил с натянутой улыбкой, а потом как вскрикнул. – ВСТАЛА!

На ноги поднялась с такой скоростью, что предыдущие мушки перед глазами показались просто пылинками. Спина моя бедная, и бочок тоже. Такое впечатление, что меня побили, словно отбивную. Как есть то хочется…

Ах, ты же серый пи… петрушка! Чтобы у тебя патлы все вылезли! Бедную меня женушку не только убить пытается, да и не кормит ещё совсем.

- Ну и что теперь? – поворачиваюсь, делая вид, что сама на ноги решила подняться.

Да и не шатает меня совсем, это я просто от излишней энергии не могу спокойно стоять. То же устрашающий монстр, не боюсь тебя совсем! Во, видел, как смело шатает меня из стороны в сторону? Где там мой меч? Дайте мне его сюда, и я ему как вломлю, за честь девичью, за мои фирменные котлеты, которые эта падла даже попробовать не захотела!

Монстр монстров склонил голову слегка на бок, словно прицениваясь, какую часть моего тела отрезать первой и слегка потушил мой пыл. Стоит и смотрит, тварь несусветная. Патлы на ветру развиваются, а за спиной наступает тьма. Ну, просто ужас во плоти, властитель ночи, или как сказал бы мой папа – безбожная тварь.

- Пойду–ка я, а вы здесь травку пожуйте, или чем вы там питаетесь? – пробормотала неразборчиво и рискнула повернуться спиной к этому монстру, чтобы сбежать.

Сделала только один шаг, лишь один шаг, как почувствовала боль ещё и в плече. Нежным и терпеливым мужем этого гада серого называть не стоит. Клешня в металле так надавила на плечо, что не осталось ничего другого, как послушно развернуться и даже сделать несколько шагов навстречу, что в моем состоянии чуть не стало фатальной ошибкой. Моя щека даже почти коснулась острых чешуек на его броне, только в последний момент этот гад решил ещё и встряхнуть меня, как следует.

Ноги не держат меня, только его рука, крепко сжимающая плечо, заставляет по-прежнему стоять.

- Монстр, - прошипела, словно змея, кривясь от боли.

Глазищи свои вытаращил и смотрит, вот точно издевается.

- Воровка, - зашипел он в ответ, хмуря брови.

- Я не воровка! – кричу и, даже неожиданно для себя, даю ему ладонью по лицу.

Нет, неужели в стрессовой ситуации меня хватило только на женскую пощечину? Да он даже не скривится от нее, додумалась, называется! Ну, да, обидно! Отец жестоко порол в детстве, когда воровала у соседей персики для сестер. Мы тогда почти не ели и спали на улице, отец пил не просыхая. Самые тяжёлые месяцы моей жизни сразу после смерти мамы и рождения младшей сестры, до того, как отец понял, что мы катимся на самое дно.

Чувствуя неприятные эмоции, и мысленно пребывая в довольно хреновых воспоминаниях, я вдруг почувствовала и увидела что-то странное. В то самое мгновение, когда ладонь коснулась прохладной серой кожи, увидела и почувствовала то, что не должна была чувствовать и тем более видеть.



Мария Власова

Отредактировано: 25.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться