Монстром буду я

Размер шрифта: - +

Глава 18. Кровь и боль.

«Не прикасайся ко мне!» - бубню себе под нос, имитируя его выражение лица и интонацию. Больно мне надо его трогать, сама же не хочу! Как противно и стыдно, что такую каку не то что трогала, а и целовала. Узнает кто об этом, конец всей жизни! Так мало что жизни конец, так ещё и репутации, да всему вообще. Эти его поцелуи – просто мурашки по коже, может он меня, чем заразил? Кто их тварей знает? Может они заразны, и от той дурацкой выходки у меня и начались странные видения. Да и он сам странный, то хотелочка работает, то убить готов, то жена, а то вообще «не прикасайся». Наши мужики куда попроще, тараканов голове поменьше уж точно.

Но главное: что теперь со мной будет? Про жену он явно соврал, только не пойму зачем? Чего он добивается? Может у него какой-то хитрый план? Думает, что так я ему все расскажу? Так знаю я немного… ну ладно и правда, много, но рассказывать ничего не собираюсь. На мужчин я не падка, да и его мужиком, после всего что видела, знаю и придумала считать тяжело. Скорее уж он для меня подобие жабы, которую мы в детстве на спор целовали, веря в древнюю легенду о заколдованном принце. Да, я свою серую жабу поцеловала, но она вместо принца в мужа превратилась, у которого повадки по-прежнему жабьи. Жизненно, ничего не скажешь: хотела принца, а получила… вот это.
Оборачиваюсь назад, чтобы увидеть его уродливый шлем и наглые красные глазенки. Чтобы тебе конъюнктивитом всю жизнь страдать, и от поноса кайф получать, злыдень проклятый! Как-то не вовремя я его проклинать решила, как раз ручей переходим, вот я и навернулась на скользком камне. Ручей обдал с ног до головы холодной водой, а один из камней сделал фингал под глазом – так неудачно упала. Да что за день то такой неудачный? Точнее уже ночь, но мне все равно обидно. И как по тёмному лесу передвигаться без факела или лампы? Только страшные глазенки светят в спину, так бы повыбивала их, вместе с настоящими глазами.

- Поднимайся, - все командует этот монстр, чем только бесит меня.

Подняться то поднимаюсь, прикрывая ушибленный глаз рукой, и недовольно поджимаю губы, когда он проходит мимо, обдав холодной водой ещё раз.

- Да чтобы вся твоя жизнь была для тебя наказанием, монстр проклятущий! – шепчу, смотря ему в спину, а затем машу ногой, чтобы обдать его водой, так же как он это сделал. Правда, у меня получилось намочить только саму себя.

Чёрт, как же обидно! Умирать не хочет, убивать тоже, да и прикасаться, видите ли, тоже! Нет, мне, конечно, все равно, но то, как он об этом говорит – бесить нереально. Считает, что какой-то там главнокомандующий выше самой кухарки, не ровня, видите ли, я ему! Это кто ещё кому ровня!

Черная устрашающая броня почти растворяется во тьме, так далеко он ушел. Это мой шанс, смогу сбежать! На моем лице появляется улыбка, тихонько разворачиваюсь и, сделав шаг, останавливаюсь, точнее меня останавливают.

- Убить не могу, но палец отрезать – могу. Живо пошла вперед и так чтобы я тебя видел! – говорит это чучело, даже не повернувшись.
 

Нагибаюсь к ручью, достаю оттуда булыжник размером с мою руку и бросаю в этого гада. Мои глаза даже не успевают заметить, так быстро он поворачивается и разрубает булыжник своим мечом. Две половинки падают в траву, мы оба смотрим на них, а после встречаемся взглядом.

- Ой, - выдыхаю, а затем невинно улыбаюсь.

Кажется, моя улыбка не произвела фурор на серую жабу, поскольку он медленно и угрожающе пошел на меня, вальяжно таща по земле за собой свой клинок. Спина, бок, рука – извиняйте, но жизнь явно важнее плохого самочувствия.

Перед глазами мелькают деревья, которые огибаю, на полной скорости, стараясь не замечать, как колит в боку и болит в груди. Главное убежать, а все остальное не важно.
Ну, за что мне все это? Что я такого сделала? Чёртов Ферер и Кромовской, чтобы вы всю жизнь только опарышами питались!

Воздуха критически не хватает, понимаю, что больше не смогу бежать, слишком плохо, потому решаю спрятаться за толстым дубом, в кустах. Ныряю туда и сразу же закрываю себе рот рукой, потому что дышу слишком громко. В ушах слышно только биение моего сердца, я загнанный монстром зверь – его добыча. На спине выступает пот, и я нервно оглядываюсь, рискуя привлечь внимание лишним шумом. Сползаю ниже по стволу дерева, так, чтобы за листвой нельзя было меня увидеть.

Как я во все это ввязалась? Сердце надрывно бьётся в груди, получив отсрочку, желание жить только усилилось. Не хочу умирать, ни за что! Вот только, что я могу сделать против этой серой лягушки? Явно ничего, особенно без меча. Удивительно, как его вообще смогли ранить? И почему у меня не получилось сделать это, так же как и у той серой бабы? Ответ прост, у нее был кинжал, а у меня серьга, вот почему и не получилось. Даже обидно немного, что первый мужчина, назвавший меня женой, вот это нечто серое, явно смахивающее не только на монстра, но и на кобеля отъявленного. Ну, как иначе он мог попасться во второй раз на ту же уловку? Совсем что ли тупой? Ладно, ладно, за то я осталась жива! Пока…

Паранойя подсказывает – он рядом, сердце надрывается в груди от испуга. Сколько нужно времени человеку его роста, чтобы такой вальяжной походкой догнать меня? Что-то мне кажется намного меньше, чем мне хочется. Ладно бы если он что-то кричал, или зловеще смеялся, как и полагается ночному кошмару, так молча идет, красными щелями светит – уверенна. Что-то мне жутко, даже когда отец в детстве страшилки рассказывал, не было так страшно, тогда я хотя бы была не одна, не то, что теперь. Несправедливо все это, ой, как несправедливо, сюда бы Ферера, вот я бы посмотрела, как он, вопя словно барышня, пытается от монстра убежать. Генерал, герой, и тот бы от этого монстра монстров убежал, сверкая пятками – ни капли не сомневаюсь. Из мыслей меня выбил  поток воздуха. Почувствовала его раньше, чем смогла понять, что это было. Воздух ударил над головой и частично в ухо, дезориентировав меня. Только реакция или страх заставил резко броситься вперед из кустов и бежать, куда глаза глядят. За воздухом послышался жуткий треск, а затем по спине и голове ударила ветка, прибив к земле. Но даже после этого, несмотря на боль, поползла, выбираясь из-под ветки, которая на самом деле оказалась деревом. Он срубил дерево, под которым я пряталась, одним ударом, чуть не убив меня два раза, при ударе, и когда дерево начало падать.



Мария Власова

Отредактировано: 25.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться