Монстры плачут не только во снах

Размер шрифта: - +

История 15.2

— Что ты задумала на самом деле?!

В отсутствие Юкуро ничто не мешает мне схватить Тень за ворот чёрного плаща. Ткань не скрывает белую кожу, полностью прячет лишь левую руку и верхнюю половину лица. Когда Тень усмехается, я замечаю весьма немаленькие клыки.

— Ты...

— ...не полукровка, в отличии от тебя.

Отшатнувшись, я невольно касаюсь шеи. После того, что сделал со мной Рокушин, мне приходится периодически пить созданную магами кровь. Хайзарии же необходима свежая и тёплая для поддержания жизни. Не так уж и удивительно, что в храм она возвращалась облитая кровью. Медленно подняв руку и согнув в локте, Хайзария с шелестом вынимает кривое лезвие из ножен за спиной.

— Если так интересно, я покажу тебе разницу между нами.

Всего мгновение, за которое успеваю лишь моргнуть, и Хайзарии передо мной не оказывается. От вскрика за спиной внутри всё холодеет. Выхватив серпы и обернувшись, не позволяя девушке и дальше высасывать жизнь из Саны, а бросаю серп. Хайзария ловко отскакивает, а застигнутая врасплох жертва оседает на колени, держась за шею. Алая кровь быстро пропитывает белые перчатки и ворот плаща.

— Проклятье!

Потянув цепь на себя, больше не позволяю себе отвлекаться. Беловолосая медленно слизывает кровь с губ и проводит мечом по воздуху. Лезвие покрывается чёрным полупрозрачным пламенем и оставляет за собой такой же след, с которого медленно осыпаются песчинки.

— Мне и минуты не нужно, чтобы прикончить вас, а дальше Гордыня разрежет вашего Сишина на кровавые кусочки. Конечно же, ей станет легче, если ваша связь с ним прервётся.

— Так ты задумала это с самого начала?!

Засмеявшись, она нападает. Движения существа резки и смазаны, словно нападает самая настоящая тень, только после касания её меча от меня останется лишь прах. Я не решаюсь парировать удар, без сомнения чудовищно сильный, да ещё и способный обратить моё оружие в пустоту. Вместо этого, отпрыгнув, напитываю лезвие холодом, что должен защитить от силы другого греха. Меч оставляет новую полосу в воздухе.

Если случайно задену её...

Уклоняясь от взмахов мечом, незаметно бросаю серп. Вонзившись в твёрдую серую землю, он покрывает её льдом. Натянув цепь и рванув за спину девушки, пробую атаковать её одновременно со спины и делая подсечку, однако Тень подпрыгивает и, кувыркнувшись, оказывается в метре от меня.

— И это вся твоя сила, Призрак?

 

Вытянув руку, Хайзария просовывает её в один из чёрных разрезов в пространстве и с другой стороны она не выходит. Напряжённо следя за её действиями, я совершаю не меньшую ошибку, чем в первый раз. Сана вновь вскрикивает, но обернувшись, вижу, что она вовремя отскакивает от провала с высунутой рукой.

— Если мне станет скучно, — медленно растягивает слова Тень, — я перестану давать вам шанс на победу. Впрочем, игра и так не затянется надолго. Только удостоверюсь, что Сишин больше не помешает Учителю.

Вынув руку, Хайзария нападает, нанося удар с разворота. Неосторожно уклонившись, задеваю чёрную полосу плечом. Боль дрожью пробегает по коже и одежда немного расползается. Краем глаза уловив стремительно приближающуюся Тень, промораживаю землю и уклоняюсь в сторону, за своей спиной открывая провал. Вопреки ожиданиям, Хайзария прыгает в щель и появляется из другой, замахиваясь мечом. Лезвия скрещиваются и сопротивление стихий отбрасывает нас в стороны.

Я ожидал, что пустота разъест оружие... ну и так неплохо.

Сжав по серпу в руке и натянув цепь, обхватывая лезвие меча и отклоняя его от себя, пробую нанести удар коленом, но Тень выпускает меч из рук и скрывается в полосе провала. Они разрезают пространство вокруг достаточно часто, поэтому я с опаской оглядываюсь на каждый из них. Заодно мельком проверяю состояние Саны. Ничего страшного, не считая укуса.

— Я сам справлюсь, не вмешивайся, хорошо?

— Шико...

Хайзария не нападает со спины, а появляется сбоку. Отразив удар и извернувшись, я едва не проваливаюсь в щель. Чуть проехавшись, отклоняюсь в сторону и лезвие проходит над плечом.

— И почему Учитель терпит рядом с собой такого слабого союзника?

Тень вообще не напрягается, махая огромным мечом, едва не в половину шире меча самой Гордыни. Я же, просто уклоняясь, чувствую тяжесть и дрожь.

— Сила последователя не зависит от силы греха, — голос Хайзарии теряет эмоции и становится более неприятным. — Все грехи, в общем-то, одинаковы, потому и не в силе навредить друг другу. Их создали люди, люди же ими и одержимы, сражаются тоже люди и умирают только люди. Грехи всего лишь направляют последователей, чтобы не повторить прошлую ошибку, Никто, кроме Учителя, не понимает... грехи самая настоящая слабость и лишь сильный душой способен сделать их силой. Однако Лень самый бесполезный и бессмысленный грех. Он жалок. Не способный понять, чего хочет, не желающий стараться, чтобы чего-то достичь, не заботящийся об окружающих, он отвратителен. А Призраки... кто они такие? Всего лишь остатки душ, что не поглотить, не использовать, не увидеть, не потрогать. Бессмысленные создания, что никому не нужны.

Лезвие задевает волосы и перебрасывает пожирающие чёрные песчинки на одежду, но лишь благодаря им я замечаю блеск за спиной Хайзарии. Парировав следующий удар, едва выдерживая давящую силу, резко отклоняю серп в сторону и разминаюсь с девушкой. Ледяная стрела вонзается в её плечо со спины. Сана выстрелила, совладав со слабостью. Однако Тень словно ничего не чувствует. Пустота пожирает стрелу и чёрная кровь стекает по бледной руке. Хайзария взмахивает мечом.

— Точно. У меня же для тебя подарок, маленький Призрак.

Повернувшись, Тень бросает на лёд старую подвеску с засохшими каплями крови.

 

 



Акира Зарксис

Отредактировано: 28.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться