Монстры плачут не только во снах

Размер шрифта: - +

История 14.5

 

 

 

***

С трудом раскрыв глаза, не сразу понимаю кто я и где нахожусь. Лень, тревожно мечущийся внутри и прислушивающийся к творящемуся в мире хаосу, раскрывает мне часть своих воспоминаний. Таких давних и смутных, что почти не разобрать. С прищуром вглядываясь в падающий сквозь щели свет, незаметно закрываю глаз и смотрю на всё сквозь пламя.

Город полон слоняющихся по улицам существ. Я чувствую их полупрозрачным пламенем, тусклым, тёплым, ярким, таким разным.

Это и есть... души?..

Поднявшись и тяжело выдохнув, чувствую внутри болезненную резь, словно в лёгких застряло лезвие. Я сглатываю и подкрадываюсь к закрытым ставням, отворяю их и захожусь в кашле. Голова кружится от столь заманчивого аромата мяса. Вся улица пропитана им, даже мороз и снег нисколечко его не перебивают. Вцепившись в волосы, я зажмуриваюсь и перестаю быть частью мира, которым наслаждаются все вокруг.

Снова... кого-то убить... Так бессмысленно... раз за разом... только ради собственного удовольствия... Не хочу! Я так надеялся, что больше никогда не почувствую голода, ведь монстр во мне сказал, что оставит меня!

— Юкуро?

Вздрогнув и обернувшись, растерянно встречаюсь взглядом с Шико. У него спокойные карие глаза. Вспомнив о своих последователях, оглядываю скромно обставленную комнату. Кровать, стол, два стула, всё пустое.

— Сана скоро вернётся. Как ты?

В голове что-то пульсирует, грудь режет, а живот ноет. Вот только ничего говорить не хочется. Облокотившись о подоконник, я провожаю взглядом прохожих, невольно задерживаясь на открытых порозовевших участках кожи.

— Всё понятно. Собираешься на охоту?..

— Охоту?

Слово неприятно режет слух, напоминая город, полный монстров и людей. В нём охота подразумевалась не только поеданием людей, но и нашим убийством, а то и грызнёй между монстрами.

— Н-нет... Рокушин обещал решить эту проблему, но...

— Тц, — за спиной слышатся шаги. — Ты всё ещё ему веришь?

— Он единственный, кто может исполнить моё желание.

— А? Ты вроде хотел с кем-то встретиться?

С тем, кто дал мне имя...

Прерывисто вдохнув, я захлопываю ставни и оседаю на колени. Боль разливается внутри и терзает, режет, пульсирует, ноет, сдавливает.

— Не хочешь рассказать, как так вышло, а, Юкуро?

Раскрыв глаз, болезненно щурюсь.

Так больно... и тяжело дышать... ничего не изменилось.

— Почему ты терпишь? Для демонов в порядке вещей поглощать души после истощения.

— Я... н-не демон, — сглотнув слюну, мотаю головой. — Мне не нужны души...

— Ну-у, я бы не был так уверен, — судя по звуку, Призрак садится на кровать, после чего задумчиво говорит: — Знаешь, мне тоже не давало покоя твоё поведение. И однажды я спросил у Рокушина, почему ты такой... Он, поначалу, сам не мог ответить, однако, поразмышляв, всё-таки выявил причину. Правда, пока он не знает, как твой дефект устранить...

Я кое-как поворачиваюсь, заинтересованно слушая.

— Правда в том, что тебя не интересует людская плоть. Или, сказать точнее, такова причина, почему ты нападаешь на людей. Тебе лишь кажется, что организм требует мяса, потому что, поедая людей, ты утоляешь голод. Чувствуя человека, ты разрываешь его плоть в поисках пиши. Ты просто не знаешь, нет, ты наверняка задавался вопросом, какой орган нужно съесть, чтобы утолить голод? Или вроде того. Ты просто не понимаешь, что именно в человеке вызывает у тебя голод. Поэтому разрываешь его плоть и поглощаешь всё, пока не насыщаешься...

Я не контролирую себя во время охоты...

— Из-за неправильной охоты пища тебе нужна чаще, чем обычно. Соответственно, ты чувствуешь себя слабым и ничего не можешь. Пища, что нужна тебе на самом деле —души. И только у людей они полны желаний, поэтому на них ты и охотишься. Как съесть душу человека? Инстинкт зверя не в силе это определить, поэтому поедает плоть, в которой хранится часть души. Этими крохами, остающимися на плоти, ты и поддерживаешь существование. Вот почему твоё пламя кровавое и плотное. Было. Пламя демонов состоит из поглощённых частиц душ, твоё же из частиц, застрявших в плоти.

— Но... что такое эта душа? Я понял, что увидеть её нельзя. Тогда... как мне охотиться правильно?..

— Действительно — хороший вопрос. Изначально, нет, с рождения у демона есть невидимое пламя, приспособленное поглощать души. Пока демон растёт, питаясь, оно постепенно приобретает форму. Что же делать с твоим пламенем, уже привыкшим впитывать частицы с тела, а не души, Рокушин не имеет ни малейшего понятия... Он пытался давать души таким, как ты, но безрезультатно.

Мм-м...

Прислонившись спиной к холодной стене, отделяющей меня от полной прохожих улицы, я сглатываю и жмурюсь, пытаясь понять сказанное. Получается, я самый что ни на есть демон.

Тогда... почему мы считали себя монстрами? Почему Рокушин не рассказывал нам правду, не учил, а просто... наблюдал... изучал... использовал? Почему другие демоны ничего о нас не знают? Да и глаза у нас у всех красные, как у Рокушина. Знает ли правду о нас Дэан? Он ведь тоже нас изучал...

— Что теперь будешь делать?

Не в силе ответить, мотаю головой. Размышлять сейчас бессмысленно. Голод и память о сочном свежем мясе затмевают мысли. Какова на вкус душа совсем не представляется.

— Я думаю... есть кое-что, способное помочь, — неуверенно начинает парень, постукиваю по чему-то. — Ты можешь спросить грех, как он поглощает души?

Приоткрыв глаз, но увидев лишь расплывчатые пятна, запрокидываю голову.

Может, он прав? Снег, снег, снег...

Представив заснеженный край и никого не увидев, я мысленно обращаюсь к греху и терпеливо жду ответа. В ворохе медленно падающих снежинок невольно расслабляется тело и притупляется голод. Когда скрипит дверь и в комнату входит девушка, моё уединение прерывается. Лень так и не отвечает.



Акира Зарксис

Отредактировано: 28.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться