Монстры плачут не только во снах

Font size: - +

История 12. Не то место

Внезапное решение покинуть храм и уйти подальше от Рокушина похоже на бегство, но скорее от самого себя, чем от него. Ведь все его издевательства вполне оправданы, он не раз открывал мне глаза на правду. Я слаб и никому не нужен. Именно поэтому остался один. У меня даже ничего нет. Поэтому цепляюсь за единственное воспоминание.

Я чувствую себя спокойно, когда бреду в неизвестность, противясь метели, утопая по колено в сугробах, натягивая капюшон на лицо и тяжело дыша от усталости. Мне кажется, что если продолжу идти по бесконечно белой и холодной пустоте, однажды приду туда, где мне будут рады, где мне найдётся место, где кто-то встретит меня.

Такое наивное желание... почти такое же как у неё...

Те слова, прорезавшиеся из памяти, дали понять, чего мне на самом деле хотелось.

Но так страшно просто принять... Быть рядом с кем-то... принятым и понятым... Для монстра звучит невозможным, но таким желанным.

Тяжело выдохнув и наконец остановившись, сумев разглядеть в белой пелене едва заметные очертания чего-то высокого, чувствую что-то странное. Понимать чувства я не научился, но чувство кажется приятным. А может, виноваты мысли. Точно, кажется, словно это место может наконец оказаться тем самым, где меня примут, где кто-то назовёт моё имя, предложит остаться или просто протянет руку без страха или отвращения в глазах.

Но в то же время в груди так больно... ведь место с равной долей вероятности может оказаться таким же, как и все остальные: непонятным, враждебным, одиноким. Я снова затеряюсь в нём...

Встряхнув волосами, покрывшимися инеем, шагаю ближе к городу. Ноги проваливаются в хрустящий снег, промораживающий до костей, но внутри привычно тихо, не считая покалывающего беспокойства. Жаль, спокойствие исчезнет в скором времени.

Он белый... или не совсем?

Странно смотреть на город снаружи, а не изнутри. Раньше я частенько пялился на громадную чёрную стену, что никто не мог преодолеть, и потому вынужденно гнил внутри неё. Даже страшно пересекать ворота.

Вдруг они захлопнутся за спиной и более никогда не откроются?

Нет, эти стены не выглядят давящими на сознание. Они настолько белые, покрытые льдом и инеем, словно взаправду построены из белого камня. Накрытый метелью город выглядит тихим и заброшенным, ведь не горят в полумраке огни, не видно бродящих по стене живых существ. Так кажется, пока я не оказываюсь у едва приоткрытых ворот, тянущихся вверх и в стороны довольно далеко. Вблизи видно, что они покрыты снегом и льдом, может, даже примёрзли к земле.

Какое странное чувство...

Протиснувшись в щель и оказавшись посреди белой улицы, краем глаза замечаю тень у одного из домов. Высокие и такие же белые, они тянутся далеко вперёд, соревнуясь высотой и разнообразием строения.

Никого...

Не считая одинокой тени, выделяющейся посреди сверкающего под ногами снега, дорог и белых домов с провалами окон и дверей. В нерешительности замерев, я постукиваю сапогами по замёрзшему камню, стряхивая налипший на обувь и подол плаща снег. Тень тоже не спешит покидать своё место меж двух домов. Но когда поднимаю взгляд, уже не вижу её. На мгновенье приходит мысль, что ею мог быть монстр, следящий за добычей. Вот только передо мною совершенно другой город, другой мир, в котором монстров нет.

Кроме меня и... ещё двоих. А может, Рокушин и здесь солгал. Вэрика и Дэан могут быть не единственными.

Оглядевшись напоследок, повинуясь непонятному чувству, смешанному с едва различимым сожалением, я отправляюсь бродить по незнакомым тихим улицам. Ветер вперемешку со снегом воет где-то над головой, не проникая в город. Основные дороги расчищены и, если углубиться, видны белые фонари по краям улиц. Может, поскольку сейчас ночь, никого не видно на улице. Из-за мороза запахи тоже исчезают со временем, а медленно падающие снежинки заглушают звуки. Только поскрипывание собственных шагов и ветер вдалеке разгоняют тишину.

Не такого я ожидал...

Завидев мелькнувшую неподалёку тень и вздрогнув, я замираю. Сердце бьётся быстрее и громче, и вместо холодного из приоткрытых губ выдыхается тёплый пар. Из-за проснувшегося инстинкта тело согревается в мгновение. Я едва не срываюсь с места, преследуя тонкий человеческий запах. Вместо этого остаюсь неподвижен, пока мороз не вытесняет запах мяса.

Тяжело сопротивляться...

Устало улыбнувшись, я направляюсь по широкой дороге в то место, где не видно высоких каменных крыш. Наверное, где-то там должен находиться храм, о котором рассказал кареглазый Призрак. Что-то похожее на тот храм, который занимает Рокушин, только более величественный. По крайней мере, я ожидаю чего-то такого. По словам того же Призрака, у носителя четвёртой короны, помимо основного храма, стоит ещё три, считая занятый Рокушином. Меньше только у Гордыни и Зависти, и то храмы последних были уничтожены.

И зачем только иду туда...

— Всё потому, что они назвали меня белым грехом, — выдыхаю я.

Разве я не обычный монстр?.. Хм?

Подняв голову, лишь сейчас замечаю падающих к моим ногам светлячков. Вернее, всего лишь снежинки, подсвечиваемые белыми фонарями. Как только они достигают дороги, свет прекращает подать на них, и они уже не светятся. А ведь так красиво.



Акира Зарксис

Edited: 14.01.2019

Add to Library


Complain