Монстры плачут не только во снах

Font size: - +

История 14. Первый шаг

Посреди объяснений Юкуро закашливается кровью. И чувствуя, что теряет сознание, протягивает мне руку.

— Меч... — хрипло выдыхает он.

Напуганные Призраки подхватывают Сишина, а Гнев внутри меня подбирается, тоже чувствуя неладное.

— Юкуро! Юкуро!

Призраки безуспешно зовут юношу, лишь затем обращают взгляд на меня. Я молча поднимаю выпавшую из рук полукровки карту.

— Похоже, он израсходовал запас душ, — тихо проговариваю. — А может, так повлияла на него реликвия Гордыни. Думаю, скоро придёт в себя. Лень весьма беззаботен.

Хайзария и другая Тень оказываются рядом, стоит поднять голову.

— Учитель...

Положив руку на голову девушки, я провожу ей по чёрной ткани капюшона. Она никогда не снимает его и не показывает своё лицо посторонним. И она не видит Итишина, лишь чувствует меня внутри него.

— Сможешь усмирить Гордыню?

— Да, учитель...

— Похоже, остальные зашевелились, почувствовав спад силы Чревоугодия и появление Лени. Не сомневаюсь, что кто-нибудь явится проверить седьмую корону, — я поворачиваюсь ко второй Тени. — Продолжайте исполнять предыдущие приказы. И займитесь Листьями.

Тени исчезают. Чувствую, Гордыня устроила что-то в населённом месте. Её сила резко возрастает. Даже с реликвией её подавить будет непросто. Она почти разрушила свою оболочку и корону.

Реликвия...

Искоса взглянув на бессознательного Сишина, я вспоминаю его давние слова о глупой мечте. Он и сам, смеясь, не раз говорил о её недостижимости. Нынешняя моя оболочка весьма податливая, совершенно не сопротивляется, поэтому мысли ничем не затруднены. Похоже, что на этот раз повезло и Лени, раз уж он почти нашёл ответ. А может, она даже помогает ему.

Наши носители связаны почти так же, как мы...

— Вам стоит отправиться в Белый город, — неохотно поворачиваюсь к двум беспомощным последователем Лени. — Помогите ему собрать душ. И пусть сделает что-нибудь со своей реликвией.

— Они нужны для освобождения короны?

Осознав, что с Сишином ничего страшного не происходит, Призраки смотрят на меня с ожиданием и любопытством.

— Не могу дать определённого ответа. Я отправлю вас...

— Нет, постой! — девушка пытается осадить друга, но тот бесстрашно вскакивает и прожигает меня недоверчивым взглядом. — Юкуро... всё ещё является собой?

Устало прикрыв глаза, качаю головой.

— Лень не подчиняет своего носителя. Это он и в то же время нет. Со мной иначе, мой сосуд покорно спит сейчас и, думаю, проспит какое-то время. Теперь всё? Я не могу долго ждать.

Не дожидаясь ответа я отправляю Призраков и Сишина в Белый город. Взгляд притягивают чёрные вены под белой кожей.

— Ты правда найдёшь ответ?..

Гнев и грусть отзываются внутри, когда думаю о Лени. Те же чувства испытывает мой носитель, думая о носителе Лени. Какое совпадение. Опустив руку своей хрупкой оболочки, я направляю взгляд к месту, где запечатана корона. Сила греха внутри неё почти неощутима. Слишком долго пробыл в заточении. Освобождённый, он устроит тот же хаос, что и Гордыня. Равновесие мира, которое мы так хотели сохранить, рухнет, а мы снова сцепимся друг с другом. И встретим ещё один конец. Зажмурившись и сжав руки, едва сдерживаю рвущийся наружу гнев. Я мог бы уничтожить или запечатать всех, кроме Лени. Однако люди со временем вновь найдут причину для их пробуждения. Мы вечны, пока существуют люди. И мы не в силе сосуществовать.

Разве есть... здесь какое-то решение?

Вэрика заинтересовывается моими размышлениями. Её воспоминания, наблюдения за «монстрами», одной из которых она сама себя считает, напрягают меня. Они странные, я их не понимаю, только чувствую что-то неладное. Ей тоже кажется, что Юкуро мог бы найти решение, чтобы люди и монстры сосуществовали.

Почему я не вижу этого решения?

— Пустота... она всегда окружает меня. Она окружает других и всё становится ею, всё исчезает и обращается в прах, и лишь пустота вечно следует за мной. Однажды и я стану пустотой... Прежде, чем это случится, я заставлю весь мир стать пустотой. Лишь после я согласен исчезнуть. В той пустоте, что сам создам...

Разве думая так, я не поступаю, как Чревоугодие? Неужели тоже... забыл свою причину? Своего первого...

Вспомнив о ключе, что Лень так и не вернул, я разглядываю старый поцарапанный посох из дерева. Если бы в нём не была заключена часть сущности Чревоугодия, посох давно бы превратился в труху, как и тот, кто его вырезал, кто создал Чревоугодие. Уже почти его не помню. Кажется, им был какой-то правитель.

— Алчность или Зависть? Эти двое вечно приносят проблемы. Даже спустя столько столетий... реликвия Зависти так и не была раскрыта. Что же до Алчности, он самый настоящий демон. Ему война всегда казалась потехой. Если бы не глупые идеалы, он был бы сильнее всех нас...



Акира Зарксис

Edited: 14.01.2019

Add to Library


Complain