Моран дивий. Реноста

Размер шрифта: - +

53

*   *  *

 

Я выскользнула за тын в густо-синие скорые сумерки. Оглянулась воровато - не просекла ли мора мой побег – и пошагала, загребая плетёными снегоступами, к чернеющим вдалеке курганам.

К чему себя обманывать? Знала ведь, что сделаю это. Знала сразу, как только услышала о гибели дружины сулемской. Хотя мнились мне раздумья сумятные, мнилось, что пути не вижу пред собою. Вроде и с Михрютой спорила, доказывала невозможность отмщения, мучилась сомнениями, боялась шагнуть за ворота встреч пробудившейся Нави - а на деле… Сродни тому походнику оказалась, убеждавшему и самого себя, и домочадцев, что в путь пускаться нет никакой возможности, и сушившему тем временем сухари. Вот и я, сама того не сознавая, готовилась свершить то, что долг крови от меня требовал изначально. И осознала сие, только когда Михрюта, завершая защитные обряды, не замкнул Варунов круг пред воротами. Зыркнул на меня хмуро – заметила ли? Заметила, сулем… Я и чрез замок ушла бы, не пожалела остающихся.

Ведала ль о том мора? Понимала ли? Если так, то почему не удержала? Почему скрылась в избе, нас не дожидаючись? Может, сама в растерянности, не знает верного пути? Оттого закрыла глаза, заткнула уши да отдалась судьбе…

Весь нынешний краткий день – от поздней зари до скоропостижных сумерек – была она угрюма и мрачна. Совершала положенное радение без души и смысла – будто мысли её были далече и от приготовленной во дворе обрядовой крады, и от приносимых Маконе треб. Хотя, среди нас троих, вряд ли кто ныне полно отдавался Корочуновым обрядам – всех нас неволили мрачные, беспокойные думы, всех нас терзал выбор. Невозможный выбор. Меж долгом и правдой. Меж бедой и безнадёгой. Меж смертью и… смертью. «Ассортимент», как сказала бы Вежица языком мира охотников, велик.

Смерть мы пока можем выбрать себе по вкусу – себе и тому, кто рядом. Михрюта ждал моего решения: готовить ли ему шею под петлю или грудь под стрелу? А я ждала решения моры: отдамся ли я нынешней ночью в стылые руки навий али погибну, охотясь на Зборучского князя? Вежица ждала моего выбора – решусь ли я уничтожить Моран, питающий её жизненные силы? И наверняка не раз вопрошала себя - достаточно ли её привязанности к несчастной рыжей девке, дабы помочь в том? Или хотя бы не мешать…

Вот о чём думала я, обходя дом трижды посолонь с раскалённым на огне крады колуном. Вот что шептала про себя вместо заговоров и причетов, проливая на жервенник мёд и просыпая зерно.

Вот что терзало мору, когда она, чествуя чёрного Истолу, рубила головы нашим курям, сцеживая в плошку дымящуюся на морозе кровь, развешивая их горячие потроха на обрядовой ели, бросая пёстрые тушки в трескучий огонь.

Вот какие мысли заставили Михрюту, обходящего тын с головнёй, потушенной в жертвенной крови, не замкнуть защитный круг…

Ну и пусть его. Всё едино выстроенная нами защита от тёмных сил грядущей ночи более чем слаба – не чредимо творена!..

 

Синь быстро счернела в непроглядный мрак – ни луны, ни звёзд на низком небе. Только снег светится саванным покровом, ликом утопленника сквозь тёмные воды…

Звуки вязли, глохли в этом непроглядном небытии – я даже себя не слышала – ни дыхания, ни скрипа снега под ногами. Совершенная пустота подвесила меня, крохотную мошку, посреди безбрежности Нави, дохнула мне в душу, окутала  седой изморозью. Я замерла, не чувствуя, не ощущая, не страдая, не желая, не борясь – пустота… пустота… И ледяная тишь смертного покоя.

- Сунежа, - выдох лёгкий, как снежинка.

- Сунежа, - разлепились одеревеневшие губы.

- Сунежа, - хриплый шопот разорвал морок.

… Я стояла у курганов. Издалека, набирая силу, близился мерный свист ветра. Снег у ног взметнулся позёмкой, крутнулся лихо – рассыпался мукой и помчался, подхваченный грянувшей бурей, в небо.

Метель ударила внезапно, яростно – в лицо и спину сразу, заставила задохнуться её неистовым буйством. Припав к земле, накрыв голову руками, сжавшись внутри и снаружи, подумала, что назад я уж вряд ли вернусь. И оттого стало вдруг легко и покойно.



Анна Осьмак

Отредактировано: 27.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться