Море Облаков

Размер шрифта: - +

Часть 1 Глава 3

Всю ночь гремела гроза, и моя штора вспыхивала зеленым светом, мне было страшно и хорошо под одеялом. Я все время ждал, когда окно откроется и захлопает, а штору поднимет ветром – я был полностью готов к этому. Пронзительный крик, который при случае поставит на уши весь дом, находился тоже при мне. Но ничего не случилось, и я незаметно уснул.

 

Утром я проснулся поздно и с трудом, дождя не было, но небо хмурилось и бродило, как самодельное вино в бутылях у нас в гараже. «Интересно, Петр Данилыч ходил на турник?» – это было первое, что я подумал, когда подошел к окну и смотрел, как ветер мотает в разные стороны молодой клен за Мишкиным домом. Перед домом стояла вспотевшая от духоты машина.

 

Дом загадочных соседей напомнил мне о сейфе и коде. Протерев глаза, не завтракая и не одеваясь, я сел за стол, нашел чистый листок среди рисунков кораблей и одноногих пиратов и принялся за дело. Сперва я выписал их обычный распорядок дня, он выглядел примерно вот так:

 

8:00 – Завтрак и исчезновение

 

13:00 – Появление и обед

 

15:00 – Речка

 

19:00 – ужин и исчезновение

 

23:00 – появление и сон

 

И вправду, несколько загадочные люди, подумал я, взглянув на листок. По крайней мере, можно точно сказать, что они спят, едят и умеют плавать. А что же с кодом, хм? Для начала отбросим нули, их тут слишком много. Итого у нас остается девять цифр – все равно много. Может быть сложить двузначные или перемножить? Лучше перемножить. 83596. Хороший код, мне нравится. На этом я остановился, если не подойдет, подумаю еще… если не подойдет.

 

– Лёвка, выходи, – услышал я голос моих друзей за окном, открыл окно и выглянул.

 

– Сейчас, поем и выйду, – сказал я, натягивая шорты.

 

Найдя майку, я продел одну руку в рукав, захватил пальцами каждой ноги по носку и, безуспешно пытаясь попасть головой в горло майки, зашлепал на кухню. Там, все еще в поисках заветного выхода, я распорядился относительно завтрака и наконец выбрался на поверхность – одинокая кошка, сидя на табурете в пустой кухне, смотрела на меня большими, удивленными глазами. Услышав про завтрак и увидев знакомое лицо, она спрыгнула на пол и, одобрительно урча, стала пытаться свалить меня. Получив за упорство рыбу, она отстала, а я, запрудив молоком мюсли с кусочками фруктов, убрал их куда-нибудь с глаз долой, чтобы ускорить реакцию пропитывания. Под присмотром они пропитываются гораздо хуже.  Глядя, как увлеченно кошка поедает рыбку, я натянул носки и подумал, что уже давно неплохо бы подстричь ногти на ногах. Подумал и, надев носки, забыл об этом. Голова моя пребывала в смутном и неопределенном состоянии, и, чтобы освежить мысли, я сходил в туалет, по утрам это как-то всегда освежает мысли.

 

Вымыв руки и заодно умывшись – обычно я по утрам не умываюсь – я очистил банан, и, жуя его, стал смотреть, как умывается кошка – вальяжно и томно, словно позируя для картины «Умывающаяся кошка» или «Кошка после обеда». Покончив с бананом и мюсли, я провел рукой по животу под майкой и понял, что хочу еще бутерброд, но времени не было, и я выбежал из дома.

 

Петр Данилыч и Иван Макарыч ждали меня на улице и о чем-то разговаривали. Над головой хоть и было по-прежнему пасмурно, но заметно посветлело. Жуя яблоко и имея еще два про запас в карманах, я подошел к ним и предложил каждому по яблоку. Неожиданно для меня, они согласились – старшие обычно отказываются от гостинцев, которые им предлагают маленькие: «Но мы же друзья», – подумалось мне.

 

– По-моему, скоро снова начнет лить, – сказал Петр Данилыч, глядя на небо, и откусил яблоко.

 

– Ожидать от такого светлого неба дождя было бы безнравственно, – сказал Иван Макарыч и откусил свое.

 

– В искусстве ожидания, как и в любом искусстве, нет места нравственности, – улыбнулся Петр Данилыч.

 

– Да, – сладко вздохнул Иван Макарыч. – Хорошая книжка.

 

– Какая книжка? – спросил я.

 

– «Портрет Дориана Грея», – сказал Петр Данилыч и обвел нас глазами. – Ну что, в город?

 

– Конечно. Номер четыре? – сказал я. – Девушка?

 

– Да… – Петр Данилыч зарделся.

 

– А на турнике как?

 

– Пока также, – с достоинством произнес Петр Данилыч, и зарумянился еще сильнее, только как будто уже с другим оттенком.

 

Из своего дома вышел с иголочки одетый Мишка, помахал нам и сел в машину. Безуспешно попробовав завести ее несколько раз, он с незадачливым видом посмотрел на нас через стекло и попробовал еще раз подольше – снова не вышло. Улыбаясь, даже чуть не смеясь, он вышел из машины и открыл капот, мы подошли к нему.

 

– Строптивая попалась? – спросил Иван Макарыч.

 

– Да, похоже с характером, – сказал Мишка.

 

– Я в них не понимаю, это вот Петр Данилыч может быть сейчас подскажет что-нибудь.

 

Петр Данилыч меж тем уже сидел за рулем и пробовал завести сам, у него тоже не вышло, и он присоединился к нам троим, взиравшим на серые от грязи и масла шланги, механизмы и провода. Осмотрев все, он сходил за инструментом в гараж и через полчаса или чуть больше проблемный узел был найден и извлечен на свет – им оказался бесформенный кусок грязи. Петр Данилыч с детской непосредственностью уверял, что в нем-то все и дело, и никто из нас не решился с ним спорить, глядя на его быстрые и отточенные движения ножом. Как скульптор, отсекая все лишнее, Петр Данилыч придал куску грязи форму кубика, гордо нарек его «реле» и еще сказал, что в городе жалкую копию его шедевра можно купить в любом уважающем себя магазине, то есть только в одном месте у одного его старого знакомого.



Павел Сомов

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: