Море Облаков

Размер шрифта: - +

Часть 1 Глава 7

Следующее утро было посвящено поискам, сравнительным осмотрам, размышлениям и потираниям затекшей шеи – мы выбирали дерево, которому предстояло стать живым фундаментом для нашего дома. Выбор во дворе Петра Данилыча был не велик: четыре немолодые яблони и две груши: одна в летах и высоченная как телемачта, другая молоденькая и маленькая, ее дочь. Поначалу наши взгляды были устремлены на массивную грушу, но крепость и силу у нее выказывал только центральный ствол, щуплые ответвления от него явно не подходили для нашей строительной затеи. Оставались четыре аккуратные близняшки-яблони: две преснушки со сладкими полосатыми плодами и две – белый налив.

 

Мы сидели на заднем крыльце дома, указывали друг другу на преимущества и закорючки той или иной яблони в плане размещения на ней жилища и ловили ртом струйку воды с вишневым вареньем, лившуюся из короткой трубочки древнего сломанного сифона, время от времени подкачивая в него воздух резиновой грушей от допотопного тонометра – гордое изобретение Ивана Макарыча. Две из четырех яблонь стояли рядом недалеко от дома по разные стороны от бетонной дорожки, образуя над ней лиственную арку, две другие – подальше, в глубине двора, разделенные большой мамой-грушей. Петр Данилыч крякнул, устраиваясь поудобнее, и, облокотясь на стену дома, сказал:

 

– А что если нам сделать дом не на одном дереве, а сразу на двух, вот на этих, – он указал на ближайшие к нам две яблони. – Одно-то оно и одного меня не выдержит, если я на него залезу, а нам надо целый дом с человеком… а может и с тремя.

 

– Разумная идея, – сказал Иван Макарыч. – Только, боюсь, нас троих в доме и два дерева могут не выдержать.

 

– Что правда, то правда – Лев Палыч за зиму вон как вымахал, – Петр Данилыч улыбнулся мне.

 

– А как доски к дереву крепить? – спросил я.

 

– Вот это я еще не знаю, – сказал Петр Данилыч, и несколько минут мы молчали, в раздумье глядя на легкое волнение деревьев под ветреным солнцем.

 

– А можно дом сваями подпереть для верности, – сказал Иван Макарыч. – Там же нигде не написано, что надо без свай обязательно, – Петр Данилыч улыбнулся последним словам.

 

– Хорошая идея, – в оценивающей медлительности сказал он. – Надо еще придумать, как дом на дереве будет у нас сообщаться с большим домом? Как-то он должен сообщаться – это вот там написано, – Петр Данилыч посмотрел на Ивана Макарыча.

 

– Подвесной веревочный мост, я знаю, как сделать, я читал, – сказал я в оживлении и восторге, в своем воображении уже рисуя это сказочное сооружение.

 

– Сейчас ручку и листок принесу, чертеж сделаем, – Петр Данилыч поднялся на ноги и растворился в доме.

 

Минуты через две он появился с двумя белыми листочками, шелестящими трепетным шепотком, и невероятно большой клоунской ручкой – мой подарок – другой он не нашел.

 

Если постараться описать объективно и с максимальной точностью то, что через полчаса отобразили синие чернила на отсвечивающем солнцем втором листе (первый подвергся творческим пыткам и был скомкан), то это будет выглядеть примерно так: избушка на ножках без колен меж двух угловатых кактусов. Но мы трое видели на этом листе совсем другую картину. Две наливающиеся жизнью яблони, ровный дощатый пол, подвешенный на толстых канатных веревках, как жесткий гамак, и подпертый двумя врытыми в землю сваями, выросшие вокруг ровного основания стены под крышей с небольшим скатом. Все это выкрашено в ласковый зеленый цвет, прикрыто послушными ветками яблони, и от второго этажа большого дома к этому маленькому дому ведет подвесной мостик, которые в эпических фильмах обычно размещаются над бесконечными, темными безднами.

 

Несколько забегая вперед, скажу, что если  вы хотите в совершенстве овладеть такими понятиями, как: «вверх ногами», «криво», «наоборот», «не туда» и им подобными, на которых, собственно говоря, и базируется вся строительная наука, то поверьте мне, быстрейший путь к этому лежит через строительство дома на дереве.

 

Для начала мы сделали замеры, отмечая их результаты на нашем чертеже. Между яблонями было четыре метра. Мы решили оставить по полметра с каждой стороны, рассудив, что три метра длины и два метра ширины для нашего дома вполне достаточно, только ближние к яблоням стены придется наверху свести чуть ближе друг к другу, чем на полу, – в виде трапеции, потому что расходящиеся в разные стороны от яблони ветви мешают сделать прямые стены. А делать пол меньше трех метров нам, приверженцам простых и круглых чисел, совершенно не с руки.

 

Семь раз отмерив, мы рассудили, что пора бы уже и отрезать, и поехали на лесопилку за досками. Там же нам их и отшлифовали два молодых и накаченных парня, словно сошедшие с рекламного плаката бритвенного станка, один из них был с синеватой дугой под глазом. Доски мы попросили отшлифовать только с одной стороны, а с другой так и оставить немного шершавыми и неровными после распила. Для фактуры, как сказал Петр Данилыч. Кроме этого в городе мы заказали для крыши зеленый профлист (восемь квадратных метров – на припуск и скат), купили килограмма два разнокалиберных гвоздей и сто метров прочной веревки.



Павел Сомов

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: