Море Облаков

Размер шрифта: - +

Часть 2 Глава 4

 

 

            Я спустился первым. На правом плече рюкзак с самым необходимым, в левой руке мамина сумка с ненужностями. Икер дал мне ключи, и я, открыв горячий на солнце багажник, сложил в него вещи. Петр Данилыч был так воодушевлен безоблачной иберийской ночью, что на обратном пути в отель решительно предложил разбить на том холме лагерь: жить в палатке, готовить на костре, пить из родника, ходить в лес. Было что-то завораживающе романтическое во всех этих словах, произнесенных тихой и звездной ночью – почти ею самой, и мы, как натуры тонкие, не могли не проникнуться.

 

            Я вернулся в вестибюль и стал ждать, когда спустятся остальные. Большое помещение было разделено массивными коричневыми столбами на две части: по левую сторону диваны и кресла для ожидающих, по правую – парадная дверь, коридор, из-за столбов ассоциация с галереей, в конце коридора два лифта, у стены стойка портье и охраны, на стене современная живопись – рыба из разноцветных лоскутов и черно-белый город с красными огнями светофоров.

 

Войдя, я повернул налево под коричневый свод, обошел оранжевый диван с одиноким читающим мужчиной, молодым и красивым, водившим карими глазами и итальянским носом от верха до низа планшета, прошел дальше мимо черного и пустого дивана к аквариуму с белыми рыбами. На лицах рыб были видны все крошечные и не крошечные вены, они парили в воде неподвижно, без какой-либо мысли в глазах и как будто рассматривали меня не меньше, чем я их, но совершенно без интереса. Услышав скользящие шаги по мраморному полу, я обернулся – и превратился в одну из этих бездумных, застывших рыб. К стойке портье легкой и уверенной походкой шел загадочный сосед. Я повернулся назад к рыбам и настроил уши в сторону стойки. Все наши должны были спуститься через минуту, нельзя было допустить их встречи.

 

            Сосед что-то говорил, у него тихий голос и даже в рыбьей тишине вестибюля расслышать хорошо было сложно, но если он говорит, значит повернут к стойке, к нашей милой испанской девушке с пушком над верхней губой и забавно волосатыми, красивыми руками. Я снова развернулся, оглядел еще раз со спины соседа, облокотившегося одним локтем на стойку, неизменного итальянца с планшетом, пригнулся и спрятался за черный диван. Сделав из ладони пистолет – озарение, я высунулся из-за угла, показал сидящему человеку, скосившему на меня один черный глаз, что все под контролем, он едва улыбнулся и едва кивнул, а я продолжал слежку. Что же делать? Нужно как-то спрятать соседа, отвлечь его, заманить. Какой приманкой? Может быть – львом?

 

            От черного дивана на корточках я переполз к оранжевому, от него за одну из колонн-столбов и встал, прислонившись к ней. Сосед стоял по другую сторону и теперь я отчетливо слышал его молчание и молчание девушки. Сердце колотилось, но я был спокоен, оттого, наверное, что план уже складывался в моей голове. Вдруг они снова заговорили – самое время! Быстрой поступью пантеры, разумеется, розовой, я перешел за соседнюю колонну в сторону лифтов, потом еще за одну и наконец за последнюю. Глубоко вздохнул – стряхнул с себя нервную скованность, напряжение, вышел в коридор и спокойным, плавным, по-утреннему беззаботным шагом направился по коридору к лифтам, идти было пять шагов.

 

            – Лев! – услышал я позади себя оклик на втором сделанном шаге, обернулся, естественно не узнал незнакомца и пошел дальше.

 

            – Лев, подожди, ты что, не узнал? – его спокойный, смеющийся и приближающийся голос. У лифта, на углу, где коридор раздваивался на лево и на право, я снова обернулся, он бежал за мной, переходя с бега на шаг и с шага на бег, секунду я промедлил и побежал от него направо, в сторону ресторана и кухни.

 

            Воздух стал осязаем, упругий коридор вытянулся: мы стремились, мчались, летели, как лев и антилопа, и львом был совсем не я. В школе я бегаю на четверку, но сосед оказался тоже не бегун, быстро оглядываясь, я чувствовал, что ситуация в моих руках и даже чуть сбавил, когда добежал до кухни. Утром я видел, как на служебном лифте поднимают завтрак в номера, а рядом с лифтом всегда есть лестница, была она и здесь. Обвивая лифт траекторией, я пробежал четыре коротких пролета, проверил внизу соседа – бежит, и стал подниматься дальше. К пятому, последнему, этажу сосед выдохся окончательно, я смотрел на него с пятого, он только-только добрался до четвертого крича мне что-то и задыхаясь.

 

Быстрым спринтом преодолев коридор обратно, в направлении к центру отеля, к главным красивым лифтам, я остановился и нажал на кнопку, это был момент истины: успеет ли сосед настигнуть меня до того, как приедет лифт? Я стоял и ждал, глядя в даль коридора, всё во мне было напряжено до предела. Но киношного, захватывающего дух сценария не получилось, лифт, наудачу пустой, приехал еще до того, как сосед показался в конце коридора. Несколько секунд я не отпускал лифт и ждал, сосед, маленькая фигурка соседа, вышла и заполнила собой даль коридора, я медленно вошел в кабину, повернулся на каблуках, плавным и точным движением нажал кнопку и, глядя на холодный металл дверей, поехал вниз. Дышал я глубоко и спокойно, как и должно профессионалу.

 

            Когда двери лифта открылись и я вышел, вестибюль был пуст, не было даже итальянца, только девушка сидела за стойкой, поглаживая большим пальцем телефон, она подняла голову, следом – черную бровь, но меня это не смутило, совершенно законным детским бегом, даже чуть вприпрыжку, я миновал коридор под взглядом ее темных глаз и в дверях столкнулся с Петром Данилычем, который возвращался в поисках меня.



Павел Сомов

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: