Море, солнце и чужой брат

Размер шрифта: - +

Глава 13 "Дом"

Добро пожаловать в Слано — я выхватила знак на скорости и уже через секунду не могла сказать, на каком языке прочитала надпись. Кузьма озадачил меня новым условием к старой задачке — как в новом месте найти новый дом, которому хорватское государство еще не присвоило имя и не отвело на карте законное место.

— Поворот в центр города, вот он. Скоро будет развилке справа, — говорил Кузьма, напряженно сжимая руль и поглядывая в зеркало заднего вида на хвост из машин. — Потом крутой поворот и широкая обочина справа, куда нам надо съехать, а напротив должен быть рекламный щит…

Я почти перестала дышать и глотала ругательства, которым Кузьма успел меня научить. Поскорей бы доехать, поскорей бы… Он точно сумасшедший. Точно!

Мы ехали не меньше шестидесяти, раздражая других участников движения включённым правым поворотником. И вдруг Кузьма вдарил по тормозам и крутанул руль вправо.

— Просил же следить за дорогой! — тут же заорал он на меня.

— Прости, — прошептала я под скрежет гравия под колесами Мерседеса.

Кузьма смотрел не на меня, а на экран с картинкой с задней камеры. За нами мелькали машины одна за другой, и Кузьма ждал, когда поток наконец иссякнет и можно будет сдать назад, чтобы встать мордой в сторону дома, черепичная крыша которого виднелась над кустарниками. Перед нами лежала узенькая дорожка из крупного серого гравия.

— Твою ж мать… — протянул Кузьма, и я кивнула в знак согласия.

Камни скрипели под колесами, которые вертелись еле-еле. Машина двигалась не быстрее пяти километров в час, и все равно камни стучали по днищу. Огромный по моим скромным понятиям двухэтажный дом одиноко белел на фоне гор. Море осталось у нас за спиной, и в его наличие верилось теперь как-то уж с очень большим трудом.

Кузьма затормозил перед белой калиткой и щелкнул кнопкой на конце рычага — раз, и машина смолкла, перед этим недовольно фыркнув. Или это фыркнул уже сам Кузьма…

— Спасибо, — выдохнула я.

— За что?

Кузьма уже отстегнулся и потому повернулся ко мне всем корпусом. В машине с выключенным кондиционером вдруг, так быстро, сделалось нечем дышать. Блииин…

— Ну… — меня совершенно не устраивал скрип, звучащий в голосе, но я ничего не могла с ним поделать. — Спасибо, что довез…

— За это скажешь спасибо, когда вернёмся в Питер.

— А сейчас за что тогда его надо говорить?

Но Кузьма ничего не ответил и открыл дверь, бросив короткое «пошли».

Я с трудом разогнула ноги. Колени дрожали, видимо, от пережитого на горном серпантине страха. Под тяжёлой поступью Кузьмы камни скрипели еще громче, чем под колесами машины. Я, впрочем, тоже не порхала, как бабочка. Мы обогнули заборчик и вошли во двор со стороны лестницы, спускавшейся вниз, наверное, к гаражу. Над головой с деревянной решётки свешивался виноград, мелкий, и скорее всего пока зелёный не только по цвету. Двор уходил вниз, и у каменной стены были сложены из камня скамьи, на которых лежали подушки. Кузьма приподнял третью по счету и взял связку ключей. Во как просто у них все в Хорватии!

Перебрав все ключи, Кузьма нашел подходящий и предложил мне войти в дом первой. Светлый пол, белые стены и двери, белые шкафчики на кухне, и мы совершенно не белые, хоть и без загара.

— Забыл телефон в машине. Я сейчас…

Он ушел, а я сразу разулась и аккуратно поставила кроссовки за дверь к пылесосу. Затем огляделась: в углу под телевизором стояла разобранная гладильная доска. А на деревянном столе на чеканном подносе высились бокалы с рюмками, охранявшими два закупоренных фанфурика — если мыслить логически, наверное, с домашней выпивкой.

Кузьма вернулся и прямо в кроссовках уселся за стол, чтобы поменять в телефоне сим-карты. Я не стала его отвлекать. Просто подсела к краю стола и уставилась в закрытое серыми плотными шторами окно. Осматривать самостоятельно чужой дом показалось мне наглостью. Хотя самую маленькую комнату посетить очень хотелось. Однако Кузьма набрал какой-то номер и приготовился говорить.

— Дуня, здравствуйте. Это Кузьма, — заговорил он по-русски. — Легко нашли, не переживайте. Все хорошо. Конечно, позвоню, если что. Да разберусь, без вопросов. А как часто поливать? Да еще, мама передала вам подарок. Я понял, что должен отдать его кому-то в Дубровнике. Нет, я еще не знаю, когда мы туда поедем. Нет, конечно, буду знать заранее. Дня за два вам обязательно сообщу. Спасибо еще раз. Да? Поищу, конечно. Пришлите мне в Вацап пароль, так быстрее будет. Спасибо, Дуня, вам огромное, что приютили. Ну да… У нас с сестрой все отлично. От нее привет. Нет, вышла осмотреться…

Опаньки… Вот она, ложь в чьё-то спасение. Видимо, не в мое…

— Чего смотришь?

Кажется, это он смотрел на меня. Зло.

— Ничего, — и я снова уставилась в портьеру.

— А что ты хочешь? Мы изначально не говорили про тебя хозяйке. А сейчас я тем более не хочу лишних разговоров про нас с тобой. Уже наслушался от своих. Сыт по горло. Мне в итоге пообещали не портить тренировки и не говорить Дуне, что я притащил к ней в дом бабу.

Я выпрямилась. Вернее, проглотила кислый ком, превратившийся в палку.

— А ты, значит, притащил бабу, да?

Он резко отодвинул стул и вскочил, выругавшись.

— Ты же знаешь, что нет! Но я не считаю нужным доказывать что-то людям, которые изначально мне не верят. Да и не плевать ли тебе, что думают мои родственнички?

Интересно, на что я должна была наплевать? На мнение его мамы и сестры или на то, что Кузьма все же ждет от меня платы за отпуск?

Он резко задвинул стул и остался со спинкой в руках, а сиденье упало на пол. От неожиданности я тоже подскочила со стула.



Ольга Горышина

Отредактировано: 22.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться