Море в твоих ладонях

Размер шрифта: - +

11 глава

Артёму показалось, что его кто-то взял за шкирку и снова окунул в события пятилетней давности. Ткнул сапогом чуть ниже лопаток и, придерживая затылок, топил и топил в воспоминаниях.

Точно так же когда-то он застал Федю с Наташей — его Наташей, матерью его детей — голыми, потными, с лихорадочно горящими глазами. В тот момент показалось, что земля поменялась с небом местами, а морские воды утягивают на самое дно. Стало больно, кислород кто-то в один момент выкачал из его лёгких, заменив ядовитыми серными парами.

Тогда не последовало классического: “Это не то, что ты думаешь!”. Нет. Просто оказалось: всё, что Артём любил, всё, во что верил — фикция и туман. Туман, который рассеялся пять лет назад, а на месте привычной жизни — пепел и обугленные головешки. И пустота.

И оказалось вдруг, что и жены у него никогда не было, да и дети… дети тоже оказались не его.

И это уничтожило Артёма, заставило бежать из города детства без оглядки. Всё бросить и уехать, всех бросить и всех забыть, иначе сел бы в тюрьму за двойное убийство — слишком невыносимой и болезненной оказалась правда.

Но странное дело, сейчас увиденное уже не задевало. Совершенно не трогало, не отдавалось в груди отзвуками боли. Пустота. И Артём радовался ей, как счастлив бывает ребёнок от найденных под ёлкой подарков.

— Артём? — выдохнула Наташа и замерла, глядя на бывшего мужа огромными прозрачными глазами.

Будто бы призрака увидела, внезапно обретшего плоть. А Фёдор вытянулся в полный рост и пил виски. Широкая грудь, покрытая светлыми короткими волосками и капельками пота, вздымалась и опадала. И кадык прыгал в такт большим глоткам.

Фёдор явно тянул время, нервничал, и на лбу вздулись вены, и кровь в них пульсировала, шумела в ушах.

— Двери всё-таки надо запирать, когда трахаться решаете. Мало ли, всякое бывает, — усмехнулся Артём и снова подбросил на руке связку ключей.

— Что ты тут делаешь? — разозлился Фёдор, но Артём не обратил на его выпад никакого внимания. Словно не существовало в этой комнате ни предателя-брата, ни бывшей жены.

Лишь осматривал кабинет, в котором когда-то так любил прятаться под столом. А дед, работая, старательно делал вид, что никакой хихикающий мальчик не сидит у его ног, изо всех сил закрывая рот ладошкой.

Дед… от воспоминаний о нём сердце заныло. Он любил его, и каждый месяц все эти годы исправно переводил деньги старику на карту. Сначала, когда лишь пытался встать на ноги, совсем немного — сущую ерунду. А потом больше. Жаль, никакое золото мира не способно продлить линию жизни на испещрённой глубокими бороздами морщин старческой ладони.

Иногда они виделись. Это оставалось тайной для всех, но не видеться не могли. Дед, до последнего ещё крепкий мужчина, приезжал в большой город вдали от моря, чтобы просто поговорить с любимым внуком. Чужого предательства не касались, общались о всякой ерунде: о минувшем искристом детстве, погоде, природе и политической обстановке в стране. И о войне, которая стала частью жизни Артёма.

Многомесячные контракты в далёкие пустыни, свистящие над головой пули, окопы и рвущие тела и души на части мины — вот то, чем однажды занял пустые дни Артём. И ни разу об этом не пожалел.

— Надевайте трусы, я вас жду в гостиной, — бросил, окидывая взглядом голых и растерянных родственников. Брезгливая улыбка тронула губы, и Артём даже не думал скрывать её. — Впрочем, как хотите, мне плевать.

Он вошёл в этот дом не как вор или преступник. Не беглый каторжник или жертва, нет. Несмотря на дикое отвращение и нежелание оставаться в этих стенах ещё хоть на чуть-чуть, находиться здесь имел точно такое же право, как и любой другой.

И этим он собирался воспользоваться.

Когда в рукаве притаилась парочка козырей, грех ими не воспользоваться. Даже если от этой игры тошнит невыносимо, и горькая слюна ядом скапливается на корне языка.



Лина Манило

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться