Море в твоих ладонях

Размер шрифта: - +

15 глава

— Привет, красивая.

Улыбка Ульяны оплыла окончательно. Лишь кивнув сухо, отвернулась, стала к Фёдору спиной и продолжила демонстративно расставлять мыло на полках. Вот сейчас ему надоест просто пялиться на неё, а если не станет обращать на него внимания, так и вовсе уберётся восвояси.

Таков был план. Пусть глупый, детский немного — сделать вид, что опасности не существует, закрыть голову руками, спрятать её под крыло — и тогда ничего страшного не случится.

— Нехорошо игнорировать покупателей, — раздалось совсем близко, и Ульяна резко обернулась.

Фёдор стоял по ту сторону прилавка. Их разделяло несколько десятков сантиметров, и тяжёлый аромат мужского парфюма облаком вокруг, и облако это в любую секунду угрожало превратиться в грозовую тучу.

Энергетика Фёдора давила на Ульяну. И он, вроде бы, ничего особенного не делал, но его намёки, недвусмысленные взгляды — липкие, ощупывающие, раздевающие — говорили громче слов. Практически кричали об опасности, и зажигались в сознании сигнальными огнями.

Ульяна боялась — впервые боялась какого-то конкретного человека, а не грозу или полевых мышек.

— Вы что-то приобрести хотели? — спросила, наступив на горло эмоциям. Старалась говорить ровно, бесстрастно и даже нашла в себе силы посмотреть в невозможно синие глаза, пронизанные льдом.

И вдруг подумала, что у Артёма они намного теплее. Несмотря на его закрытость и немногословность, теплее.

Мысли об Артёме придали сил. Будто бы теперь Ульяна уже не была одна — глупость, понимала это, но так спокойнее. Словно за спиной выросла скала, о которую разобьётся чужая похоть.

— Приобрести? — заломил бровь, и усмешка тронула уголки губ. — Можно было бы, да. Только цену назови.

Его улыбка стала шире, кожа на лбу разгладилась, а взгляд стал чище. Он так просто намекал — почти в открытую говорил, чего именно хочет от Ульяны, — что у той всякий раз комок к горлу подступал. Отвращение.

— Я же знаю, что ты впроголодь живёшь, Уля. Ну? Сколько ты тут зарабатываешь? Три копейки. А я умею быть щедрым.

По коже прошёлся озноб, и Ульяна непроизвольно вздрогнула. Словно Фёдор положил ей за шиворот липкого лизуна. А мужчина будто бы и не понимал, какое влияние оказывают его слова на Улю. Или именно этого и добивался?

— Уходите! — старалась не кричать, чтобы не совался не дай провидение голос. Свою слабость ему показывать не хотела. — Ничтожество.

Выдохнула оскорбление, а Фёдор смотрел на неё удивлённо и… с восхищением. Ульяне показалось, что своим сопротивлением она лишь сильнее разжигала этого мужчину, распаляла его охотничий инстинкт, превращая себя в его глазах в неприступную, но ещё более желанную добычу.

Но не могла не сопротивляться, потому что ничего общего с Фёдором иметь не хотела. С её стороны внутри ничего не трепетало при взгляде на красивое лицо и синие глаза. Ничего, кроме презрения и отвращения.

И никакие деньги, в которых она действительно очень порой нуждалась, не могли заставить представить себя рядом с этим мужчиной… и не просто рядом, а в весьма недвусмысленной ситуации. Нет, только через её труп.

— Ну? Что ты побледнела так? — "хлопотал” Фёдор, сильнее наваливаясь на прилавок широкой грудью. Ещё чуть-чуть и он коснётся Ульяны, опутает ледяными щупальцами. — Хочешь, квартиру тебе куплю? Машину? Ингредиентов на сто лет вперёд для твоего мыла несчастного. Шубу? Что ты хочешь?

С каждым словом между ними сокращалось расстояние, а голос Фёдора становился ниже. В нём появились интимные нотки, а в глазах разгорался хищный огонёк. И Ульяна поняла, что если ничего не сделать, никак не перевернуть эту ситуацию, случится что-то совсем нехорошее.

Можно было воспользоваться шокером, лежащим в нише под прилавком. Жаль, не бита, и не ружьё, но кое-что. Только разве такого, как Фёдор, остановит электрический разряд? Его нужно либо сразу и наповал, либо действовать иными методами.

Стараясь не дёргаться, чтобы не спугнуть раньше времени, рукой нащупала тревожную кнопку. Обычно, вневедомственная охрана приезжала уже через минуту-другую — отделение находилось совсем близко к магазину. Потому позволила себе облегчённый выдох.

Фёдор как-то быстро обошёл стойку и загородил своим крупным телом проход. И вроде бы не делал ничего противозаконного, но с каждой секундой кольцо сжималось вокруг Ульяны, лишая остатков кислорода.

Где же охрана? Ульяна раз за разом повторяла про себя вопрос, а Фёдор всё говорил и говорил о деньгах. Будто бы не было ничего в этом мире, кроме них.

— А жена ваша? Не стыдно?

Фёдор замер на мгновение, а после засмеялся. Так искренне и весело, даже голову запрокинул.

— Разве это имеет значение? — спросил, когда приступ веселья прошёл. В глазах мелькнула сталь и холод. — Есть ты и я. Уля, ты же взрослая девушка, должна понимать, как действуешь на мужчин. С ума сводишь невинностью своей, недоступностью.

Ещё один шаг, кольцо уже, плотнее.

Невыносимо.

— Не смейте подходить! — Ульяна выставила впереди себя руки, очерчивая личное пространство, а Фёдор будто бы только этого и ждал: ухватил за тонкие кисти, прижал к себе. Не страшился, что кто-то может войти в любой момент — просто потерял контроль над собой.

Рядом с Ульяной он сам себя не узнавал.

— Не трогай меня, урод, — брыкалась Уля, выплёвывая слова вперемешку со злостью. — Похотливое животное!

— Ну что ты, что ты? Прекрати, — почти ласково шептал, сходя с ума от одной только возможности обладать девчонкой. Такой гордой и строптивой. — Тебе же понравится, обещаю. Просто скажи “да”.

— Да чтоб ты сдох!



Лина Манило

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться