Море в твоих ладонях

Размер шрифта: - +

25 глава

— Ты? — разочарованно выдохнула рванувшая к входной двери Наталья, когда вместо Фёдора её открыл Артём. — Ты пришёл тут свои порядки устанавливать?

— С чего бы это?

— Ну так… хозяин же.

— Не мели чушь, — передёрнул Артём плечами, словно за шиворот гадюку бросили. — Мне это наследство до лампочки.

Скинул в дверях ботинки, сбросил пальто, но с места не сдвинулся. Душа тянула его сюда, а вот ноги не несли. Особенно, когда бывшая жена смотрит с такой злостью.

— Ну так откажись! Сам говоришь, что тебе не нужно наследство. Так откажись!

Во Вселенной Натальи была лишь одна звезда — светило, вокруг которого крутилось всё. Фёдор. Лишь ему должно было доставаться всё самое лучшее. Одержимость? Любовь? Преданность? Или тяжёлая болезнь, лекарства от которой Наталья искать не хотела?

— Как у тебя всё просто, — хмыкнул Артём и всё-таки прошёл дальше порога.

— Это у тебя всё просто! — кричала в спину, совершенно не понимая, какие глупости говорила. — Вернулся, будто так и нужно. Ладно, с дед Сашей попрощаться. Ну, попрощался, так и уезжай. Зачем остался? К чему весь этот цирк с завещанием? Чтобы нам всем больнее сделать? Унизить?

— Много чести, — бросил через плечо Артём.

— Ну, а как это ещё назвать? Месть? Просто жалкая мелочная месть? Честно, от тебя такого совсем не ожидала.

И тон такой… обвинительный. И это рассмешило Артёма. Честно, с Натальей даже разговаривать не хотелось. И точно не потому, что предала его когда-то — с этим Артём научился жить, примирился, в конце концов. А потому, что городила несусветные глупости.

Но поговорить всё-таки пришлось.

— Где Фёдор? Мне нужно с ним кое о чём пообщаться.

Наталья полыхнула внутренним пламенем, как разгневанный дракон, но сдержалась. Всё-таки Артём не был ей чужим, и хоть дико злилась, что-то внутри удерживало её от ненависти к нему.

— Я сама не знаю, — выдавила из себя, и Артёму почудились в её голосе слёзы. — Он… ходит где-то.

Артём обернулся, вгляделся пристально в её уставшее лицо. Заметил, как похудела она, осунулась, а под невероятно красивыми глазами сквозь бледную кожу проступили тени. Даже белоснежные волосы утратили свой серебристый блеск.

Почему-то в памяти всплыла умирающая бешеная собака. Однажды ему пришлось пристрелить бедное животное, погибающее в пустыне. И почему-то именно это убийство сильнее всего другого запало в душу.

Точно так же выглядела сейчас Наталья — побитая псина без надежды во взгляде. Раненая.

— Наташ, скажи… оно того стоило? Всё то, что ты сделала… всё это принесло тебе счастье?

Для Артёма ответ был написан на осунувшемся лице, проступал в потухшем взгляде, но слова были совершенно иными:

— Да, Тёма, стоило. Я люблю его и всегда любила. Прости, пожалуйста, я сделала тебе больно, предала, но не могла иначе. Прости.

— Мы тогда так и не поговорили, да? — усмехнулся Артём и, плюхнувшись на диван, похлопал по обивке рядом с собой. — Присядь, Наташа.

Она послушалась. От Артёма веяло надёжностью — так всегда было. Это не опасность, исходящая от Фёдора, не дух авантюризма. Стабильность, тепло и внутренний свет — вот то, что делало Артёма особенным.

Жаль, что так и не смогла его полюбить. Зато предать получилось легко.

— Как бы было проще, если бы я изначально влюбилась в тебя. — Наталья подогнула под себя ноги, свернулась практически калачиком, но смотрела не на Артёма, а куда-то в глубину своей души. — Мы бы жили с тобой, любили друг друга, верили. Я бы не ревновала, потому что ты не способен на измены. Ты же чудесный, но…

— Но Фёдор лучше?

— Нет, он просто другой. И я люблю его.

Артём молчал. Сидел, закрыв глаза, и столько мыслей в голове было самых разных. С Натальей их связывало так много. Когда-то казалось, что даже любовь, и дети… но всё превратилось в мираж, пыль.

И то, что видел сейчас перед собой — будто бы впервые увидел с момента приезда — ему совсем не нравилось. Слишком болезненно выглядела бывшая жена, слишком потерянной казалась. Одержимой.

— Это уже неважно, — бросил, а Наталья кивнула.

— Неважно, — эхом.

Дом погрузился в тишину, и Артём почти заснул, но вдруг телефон завибрировал в кармане.

Кто это? Зачем звонит?

Артём достал мобильный и тупо таращился на экран. Лесник? Что ему-то от него нужно?

— Устинов? Приезжай, дело есть.

И тон такой… нетерпеливый.

— Что случилось?

— Ты с той лавочницей на ярмарке с неделю назад был?

— Ну?

— Баранки гну. Приезжай, это важно.



Лина Манило

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться