Мороженое для Ярика

Размер шрифта: - +

Мороженое для Ярика

Владислав не спал. Стрелки часов давно перевалили за два часа ночи, но сон не приходил. Как он ни пытался уснуть - считал до бесконечности, пытался полностью отключиться от внешнего мира и расслабиться - не помогало. Никак не мог избавиться от мыслей, что в последнее время все чаще посещали его именно перед сном. Причем мысли какие-то странные, которые поначалу он даже понять не мог. В этих мыслях он видел одного и того же мальчика. Только мальчик этот был то в прошлом, то в будущем. И эта разница во времени - прошлое и будущее - никак не давала картинке сложиться во что-то цельное, понятное. А, может, это не мысли были, а такие навязчивые сны? Просто он сам уже мог запутаться - где сон, а где состояние перед сном, когда человек пытается заснуть и уже почти засыпает, но все еще не спит. Он еще не спит, но первые волны сна уже завладели мозгом и показывают ему эти картинки, которые он принимает за мысли не спящего человека. Черт его знает!

Однако мальчишка появлялся с завидным постоянством, и Владислав вскоре привык к нему. А через какое-то время он уже настолько привык, что, уложив спать своих четверых детей и закончив дела по дому, ложился с предвкушением очередной встречи с ним, с тем загадочным мальчишкой из снов. Он даже стал заранее готовить вопросы для Ярослава, ведь он приходил не просто так. Ярослав - так назвался ему однажды этот малыш, когда в одну из первых встреч предстал перед ним в образе шестилетнего дошколенка. Впрочем, поговорить удавалось не всегда. Были дни, или, если точнее говорить - ночи, когда Ярослав не произносил ни слова, а просто показывал ему что-то. Как какое-то кино. Но в этом "кино" всегда присутствовал Ярослав, а сам Владислав как бы незримо сопровождал его всюду, словно стоял или шел в паре шагов от мальчика. И было это в разных местах, разных городах и странах. Беседы были реже, чем "кино", но всё же были. И вот именно для таких случаев Владислав заготавливал свои вопросы. Но иногда получалось так, что надобность в ответах на эти вопросы отпадала сама собой, так как в показанных "кино" сами собой находились ответы на заготовленные заранее вопросы.

Со временем Владислав понял, что мальчишка хочет ему что-то рассказать и показать, донести до него какую-то информацию, но почему-то не может сказать об этом прямо. Или не желает сказать прямо и словно бы проверяет, сможет ли он сам понять то, что ему подсказывает мальчик из снов. Проверяет - стоит ли ему доверять полностью, и того ли человека выбрал для общения? Тогда Владислав, еще не понимая конечной цели, стал записывать полученную информацию из этих снов и пытаться обобщить ее, свести в единое целое. Вскоре информации набралось довольно прилично, но целая картинка никак не складывалась. Как в незаконченных картинках - пазлах А Ярослав словно издевался - то появлялся каждую ночь, то не появлялся целыми неделями или месяцами.

Владислав взглянул еще раз на часы - уже три часа ночи. Встал, тихонько, чтобы не разбудить спящих, вышел из квартиры, закурил. Пока курил, вспомнил, что завтра ему вести младшего сына на музыку, а для этого с утра надо поставить в известность начальника, что уйдет с работы чуть раньше. Не забыть бы. Затушив окурок, вернулся в дом. Ну, может теперь-то сон, наконец, придет...

***

 

- Привет! - мальчишка слегка улыбнулся.

- Привет. Давно не приходил, я начал скучать.

- Разве у отца четверых детей есть время скучать? - мальчишка снова растянул губы в улыбке, а в глазах промелькнул озорной огонек.

- Не нахальничай, это совсем другое. Дети всё там, в реальном мире, а ты... ты в моих снах.

Постепенно кроме фигуры мальчишки стала проявляться обстановка вокруг него. Владислав разглядел сначала что-то вроде парка, и пока неясные очертания какого то строения не очень далеко за спиной мальчика. Впрочем, скорее уже подростка лет четырнадцати, чем мальчика.

- Ты, в самом деле, думаешь, что все это тебе только снится?

- Не сомневаюсь даже. Сон и есть сон. Ведь мы встречаемся только здесь. Да еще за короткое время ты успел повзрослеть лет на восемь с момента нашей первой встречи, а там, в реальном мире, прошло от силы год.

- Надеюсь, ты не хотел бы, чтобы я рос тут наравне с твоими детьми, то есть день в день? Тогда мы не смогли бы...

- Что не смогли бы?

- Тогда я не смог бы тебе показать еще многое из того, что ты уже знаешь. Но я могу в следующий раз прийти младше, если ты хочешь, только...

Ярослав замолчал и почему-то немного смутился. Он огляделся вокруг и чисто мальчишечьим жестом почесал затылок, словно раздумывая о чем-то.

- Договаривай уж до конца, в чем там проблема?

- Понимаешь, я могу прийти в любом возрасте, но показать тебе могу только то, что сам видел в том же возрасте. Когда мне было шесть лет, я не мог видеть то, что видел в десять или двенадцать. Я же тогда этого еще не видел, а, значит, и тебе не смогу показать.

- То есть, ты говоришь, что можешь произвольно менять свой внешний вид, когда захочешь?

- Ну... да. А ты разве не можешь?

- Я - нет.

Ярослав удивленно посмотрел на него. Кроме удивления во взгляде явно читалось недоверие последним словам. Владиславу почему-то стало неловко.

- Ты извини, но я, в самом деле, не могу так, как ты сказал...

- Все могут. Ты просто не пробовал. Это не трудно, смотри.

Фигурка мальчика подернулась рябью, стала расплываться, таять. Немножко уменьшилась ростом и снова стала наливаться четкостью и красками. Через несколько секунд вместо подростка в джинсах и голубой рубашке появился мальчишка лет десяти в шортах, белой футболке и белых гольфах на ногах обутых в летние сандалии. Причем на левой ноге гольф сполз до самого низа. Из кармана шорт торчала деревянная рогатка. Перед Владиславом предстал этакий интеллигентно-хулиганистый пацаненок. Он улыбнулся, показывая щербинку на верхнем зубе, и тихонько рассмеялся.



Виктор Богданов

Отредактировано: 14.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться