Морриган. Отраженье кривых зеркал

Font size: - +

Глава двадцать восьмая

Дерек Ассон оказался не главой, как вначале предположила Морриган, а сыном Дома Ассон, высоким и крупным молодым мужчиной. Темно-русые волосы обрамляли скуластое лицо, голубые глаза смотрели устало. Причина визита Морриган и Дэмьена немало его удивила.

– Вы же знаете, я не могу говорить об этом.

Морриган закатила глаза.

– О да, она маска. Но кто узнает, что вы говорите о ней, если в этой комнате находимся только мы трое? А нам, раз уж мы первыми заговорили об Эмме Фитцджеральд, не резон об этом распространяться.

Дерек тяжело вздохнул. Но сдался, только когда в руки ему попала хрустящая купюра. Видимо, дела у Дома Ассон обстояли совсем худо.

– Ладно, но имен я не буду называть. Ну да, она украла у меня родовой кулон. Сначала выспрашивала, просто любопытствовала, как мне показалось – про магию кулона, про бабку мою, сновидицу.

– А потом вы обнаружили пропажу…

– Да, недели четыре спустя. Может, больше.

– И что потом? – осведомилась Морриган.

– А вы какому поводу интересуетесь? – наконец додумался спросить Дерек.

Не растерявшись, она спокойно ответила:

– Я расследую дело об убийстве королевской семьи. – К этому моменту вряд ли в Пропасти нашелся хотя бы один человек, до которого не дошли будоражащие слухи. – Есть основание полагать, что убийца охотится за главами Домов и опасность подстерегает любого из них, в том числе и вашего отца.

– Так вы из серой стражи? – подозрительно спросил Ассон.

Морриган едва удержалась от того, чтобы не фыркнуть. Вот осел – ну какая из нее серая стража? До того, как выбраться из дома на поиски Ассона, она предусмотрительно сменила костюм Охотницы – вряд ли это ремесло пользовалось в Пропасти уважением, и облачилась в наряд в местном стиле: абсолютно непрактичное в бою, но роскошное платье с коротким передом и длинным подолом, а также черные кожаные перчатки и ботфорты чуть выше колена. Или Ассон видел серую стражу в подобном облачении?

– Я провожу независимое расследование. Так вы поможете мне или нет?

– Я не видел вас в Пропасти прежде.

Морриган мысленно чертыхнулась. Как все это не вовремя!

– Я поручаюсь за нее, – твердо сказал берсерк. – Дэмьен Чейз. Если вам когда-нибудь потребуется моя помощь…

Глаза Дерека изумленно расширились – а значит, имя татуированного отступника было ему хорошо знакомо – как и его род деятельности. Посчитав улаженными все недоразумения, Морриган продолжила:

– И как же вы смогли доказать, что Эмма – воровка? Проникли в ее комнату в Тольдебраль?

– Да ну что вы. Если бы я это сделал, то уже с вами бы не разговаривал.

Морриган хмыкнула. А не такой уж он и осел.

– Ситуация вообще забавная. Не успел я обнаружить пропажу и поднять дома переполох, как объявился неизвестный осведомитель. В письме он рассказал, что видел, как Эмма похищала у меня кулон. Рассказал, что сегодня ее можно будет найти в одиночестве в Граунд-парке, где она обычно проводит вечера. И кулон будет у нее с собой.

Дэмьен изумленно уставился на Ассона.

– Серьезно? То есть в письме фактически был подробный план задержания Эммы Фитцджеральд?

– Ну да. – Дерек пожал плечами. – Я, не будь дураком, взял боевых магов и пошел туда. Они отговаривали меня, говорили, что это ловушка. Но я сказал – мы только посмотрим на нее. Если будет одна – значит, это кто-то из другого Дома захотел устранить конкурентку. Здесь же это обычное дело – все шпионят друг за другом, а потом друг на друга доносят.

– А зачем устранять Эмму, если она – всего лишь младшая дочь нынешней королевы? Если бы тайный осведомитель даже смог свергнуть с трона Агнес, то престол заняла бы ее старшая дочь, Линн.

– Ну не знаю, – раздраженно отозвался Ассон. – Может, он хотел устранять их одну за другой? Кто-то же убил в итоге Линн и Агнес. И чуть не убил Оливию.

Морриган покачала головой. Нет, все-таки он осел: если бы некто хотел устранить разом всех четырех конкуренток в борьбе за престол, то просто убил бы, затянув их души в зеркала. Или… может, он знал, что Эмма сможет этим чарам сопротивляться? Или был в сговоре с ней и потому не убил, а лишь отправил отбывать наказание? Но почему тогда не придумать какой-то иной выход – ведь сейчас, будучи маской, Эмма не может претендовать на трон?

Ничего не складывалась. Версия за версией разваливались как карточный домик.

Больше из Дерека ничего путного вытянуть не удалось. Но рассказ о том, как он задержал Эмму, а в кармане у нее был тот самый украденный родовой кулон, был сам по себе невероятен.

– Какая топорная работа. – Морриган покачала головой. Они с Дэмьеном направлялись обратно в особняк О`Флаэрти. – Это же явный подлог. Я только одного понять не могу: подставил ли кто-то Эмму или же она организовала подставу самой себе, так или иначе зная, что на их семью будет совершено нападение? Варианта только два. Потому что в подобные совпадения я не верю. Как и в настолько глупое поведение взрослой девушки и, по совместительству, дочери королевы города. Я больше склоняюсь к версии, что сама Эмма подстроила и кражу, и свою поимку. Сам посуди – когда-то ее же мать по собственной воле подстроила свою смерть и надела маску, чтобы обрести своеобразную невидимость и неприкосновенность. Ничего не напоминает?

– Ты каждый раз исходишь из того, что Эмма была со своей семьей в ссоре, – заметил Дэмьен. – Но что, если это не так?

Остаток пути они провели в молчании. Морриган в очередной раз подумала, что она ни на шаг не продвинулась в поиски убийцы из зеркал. Столько жертв… столько душ, обреченных на вечное пленение в тисках зеркал. И все ради чего? Ради убийства королевской семьи и получения титула правителя? Тогда почему зеркальник не появился сразу, как только это сотворил – если законы Пропасти позволяли убийце короля занять его трон?



Кармаль Герцен

Edited: 01.02.2018

Add to Library


Complain